В рамках госбюджетного гранта Тюменский нефтегазовый университет организовал курсы повышения квалификации по защите интеллектуальной собственности.

Курсы проводила команда опытных специалистов в этой области: профессиональный патентовед, изобретатель СССР, кандидат технических наук, доцент И. А. Ефимович, доктор технических наук, профессор С.В. Скифский. Оба – авторы книги «Интеллектуальная собственность – результат технического творчества», а также патентный поверенный Российской Федерации Л.С. Иванова.

Обучение в три потока прошли около восьмидесяти человек профессорско-преподавательского состава и аспирантов. Учитывая, что в университете только штатных преподавателей порядка четырех тысяч, становится ясным – охвачена лишь мизерная их часть.

О важности таких курсов говорит следующий факт. Как-то в разговоре с одним из руководителей научного департамента вуза о необходимости патентования новых разработок, из уст последнего прозвучала такая установка: «Вы сначала внедрите свое изобретение, а потом мы посмотрим, насколько оно эффективно, и решим, стоит ли его патентовать». Вот так... Этот чиновник совершенно не осознает важности вопроса. Ведь если объект патентования будет заранее внедрен в производство, о нем будет знать неограниченное количество людей, и тогда потеряется новизна – главный критерий любого технического решения, и не о каком получении патента уже не может быть речи. С другой стороны, если автор сам внедрит свое техническое решение и при этом с получением экономического эффекта, то зачем ему работодатель? Он найдет несколько тысяч рублей на уплату пошлин для оформления исключительного права и получит патент на свое имя.

Факт проведения КПК говорит об их важности и необходимости – не зря же государство выделяет на это немалые средства. В то же время странными на этом фоне выглядят действия чиновников. Конкурс на программу повышения квалификации был объявлен еще в ноябре 2010 года. А итоги подвели в последние дни весны 2011 года. Сами же курсы организованы с долгими проволочками только глубокой осенью, словно по принуждению. Да и из объявленных государственных финансовых средств (1 млн рублей), выделенных на данную программу повышения квалификации, победившей в конкурсе команде выплачено вознаграждение сорок тысяч – на всех.

Есть и другая непонятность. Государством выделяются немалые средства для ликвидации безграмотности в области защиты интеллектуальной собственности, и в то же время Президент РФ Дмитрий Анатольевич Медведев 7 сентября 2010 года подписывает Указ №1099 «О мерах по совершенствованию государственной наградной системы Российской Федерации», которым упраздняет звания «Заслуженный изобретатель РФ» и «Заслуженный рационализатор РФ». Довольно странно это выглядит на фоне громогласных заявлений о необходимости движения по пути инноваций и модернизации производства. Получается, инновации остро нужны, а инноваторы совсем даже и нет. Или речь идет о каких-то других инновациях? А как же разговоры о Сколково, о нанотехнологиях и, надо полагать, оборудовании, на котором эти технологии должны осуществляться? Значит, логически мы все же приходим к необходимости инноваций в технической сфере, то есть к созданию изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, рационализаторских предложений. Так почему изобретатели и рационализаторы вдруг оказываются не в почете, как бы работниками второго сорта, которые не могут быть заслуженными? Может, данное решение продавлено чиновничьими лобби?

Всем известно, что изобретатели, а особенно рационализаторы, в подавляющем числе своем – простые инженеры и рабочие. И также всем известно, что звания заслуженных работников по отраслям получают, в подавляющем большинстве, руководители. До рядового работника это звание дойдет, в лучшем случае, тогда, когда все руководство (имеющее требуемый для награждения стаж работы в данной отрасли, обычно это двадцать лет) себя ими наградит. Да и чиновнику опять же заслуженные изобретатели и рационализаторы не нужны: ведь на эти звания ему претендовать проблематично, значит, по его соображению, их надо «упорядочить» как лишние. Только что от этого выиграет государство? Ничего. А новаторы, практически не имеющие материальных вознаграждений, потеряли еще и моральный стимул – звание, которое могли получить в обход чиновников и вне их конкуренции.

Вот тут возникает еще и воспитательный аспект. Если изобретатели и рационализаторы не в почете, если вознаграждения им платить не хотят, если патентование новых объектов интеллектуальной собственности руководство предприятий часто считает обузой, то у молодежи нет интереса заниматься в этой сфере деятельности, О каком тогда изменении положения в нашей промышленности в лучшую сторону может идти речь?

Все это происходит на фоне вступления России в ВТО. Если на практике техническое творчество у нас остается в загоне и не поощряется, то зачем тогда туда вступили? Ради престижа? Или ради дальнейшего разорения неконкурентоспособного производства?

Вопросов много. Не пора ли чиновникам повернуться лицом к творческим людям и начать вводить реальные стимулы для развития нашей науки и промышленности?