НАБОЛЕЛО

Правый берег Иртыша населен довольно густо. Поселки, деревни и села встречаются на крутых лесистых холмах могучей сибирской реки очень часто, чего не скажешь о левобережье. И этому есть причины. Одна из них – отсутствие паромных переправ.

Только в Увате она существует, а это более сотни километров, когда едешь по федеральной трассе в сторону Севера. Как будто людей на левом берегу нет, и не хотят они общаться с родственниками на правобережье!

А ведь несколько десятков лет назад, во времена, называемые застоем, паромы эти курсировали. Они перевозили и технику, и людей. Левый берег был более населен, чем сейчас.

Луга левобережья славились своими травами и озерами. Там было развито сельское хозяйство – сеяли рожь, пшеницу, силосные культуры, разводили скот, занимались овощеводством.

Все исчезло в считанные годы! И люди, оставшиеся жить в своих домах, не покинувшие в поисках лучшей доли родовые земли, стали как будто и не нужны никому.

Но есть деревеньки, которые изо всех сил стараются жить. Именно жить, а не выживать. Например, Луговослинкино. Раньше Луговую окружало множество малых поселений, таких, как Малсак или Новое село, в котором была даже больница с небольшим акушерским отделением. Ходил паром, сновал катер. Всё исчезло...

Но не сдается деревня! Борется! Люди пенсионного возраста стали возвращаться домой. Стараются они не отрываться от Большой земли. На своих шлюпках переплывают Иртыш и в дни разлива, и тогда, когда река втягивает свои воды в основное русло.

Нынче жара стоит неслыханная. Река мелеет на глазах. И маленькие мосточки, служащие причалами, приходится по два раза на дню «утягивать» дальше в реку. Мокрый песок и галька, наносная трава, ил, бревна и всякий мусор очень осложняют луговчанам путь к реке и далее. Ни в Уватском районе, ни сельсоветах Красного Яра или Горнослинкино не интересуются, как же люди переправляются.

Один небольшой катер решил бы проблему с переправой и, возможно, дал бы толчок к настоящему возрождению деревни.

Елена СЛИНКИНА /фото автора/