РАЗМЫШЛЕНИЯ ПО ПОВОДУ 

Мне в память врезались слова богослова Клайва Льюиса: «Бог обращается к человеку шепотом Любви, а если он не услышан, то голосом Совести. Если человек не слышит голоса Совести, то Бог обращается через рупор страданий». Они особенные, потому что применимы буквально к каждому мгновению нашей жизни, от рождения до смерти.

Несколько месяцев назад, когда, как снег на голову, на Землю обрушилась пандемия, люди, можно сказать, выпали из реальности. Повсюду начали применяться ограничительные меры. Мир замер в самоизоляционном коконе. В общий круговорот была вовлечена и Россия, которая до последнего не хотела закрывать границы с другими странами. Но ковид добрался до нас. Роспотребнадзор включил сирену. И пошло-поехало. 

Создавалось ощущение, что для чего-то нам это нужно. Как здесь не вспомнить об универсальном коде: Бог, не будучи услышан, вынужден был обратиться к человечеству через рупор страданий. Вероятно, чтобы вразумить нас. Невозможно не признать очевидного, потому что COVID-19 вторгся даже в устойчивую и размеренную религиозную жизнь. Храмы закрылись почти повсеместно. И если в марте мы за это на чем свет ругали европейцев, то в апреле сами вынуждены были довольствоваться домашней молитвой и трансляцией богослужений. Ничего не поделаешь – карантин. И вот тут мнения разделились. Одни послушно засели в свои норки, другие стали лихорадочно искать церкви, где все-таки проводились службы. 

Батюшки, рисковавшие своим саном, находились. Огонь брали на себя, ибо полагали, паства духовно чахнет без своих пастырей. В одном из таких сельских приходов нашли временное пристанище и мы, несколько непослушных тюменских православных чад. Ездили туда по выходным, несмотря на недовольство окружающих. «Да как вы смеете!»; «Вы нас заразите!»; «Думаете, мы не хотим ходить в храм? Но сидим на месте!»; «Больше не хотим с вами разговаривать!»; «Еретики!»… Эти и другие раскаленные от гнева сообщения в соцсетях летели в наш адрес, аки жалящие стрелы. Но мы стояли на своем. И даже в Пасху, когда Тюменская область зорко следила за тем, чтобы кто-то не нарушил режим, побывали на Великом празднике, правда, уже в другом храме, городском, где народ в масках и перчатках ночью пел «Христос воскресе из мертвых смертию смерть поправ…», а потом причащался. 

Правда, есть и более радикальные примеры геройства. Так, в СМИ разве что ленивый не нашел на днях информацию о разразившемся скандале в Екатеринбургской епархии, где схимонах Сергий «держит оборону» с казаками в Среднеуральском женском монастыре. Священник не верит в существование коронозаразы. И, как пишет Газета. ru, «в завершение проклял всех, кто хочет закрыть храмы из-за пандемии». 

Сейчас я понимаю, что это радикальный шаг, как, впрочем, и то, что такие, как мы, своей позицией явно «перегнули палку»: ослушались предписаний Патриарха. Ключевое слово тут – ослушались. Однако есть и другая крайность. До сих пор в глубокой изоляции продолжают отсиживаться христиане, напуганные коронавирусом. С удивлением узнала, что кое-кто из моих добрых знакомых даже не выходит третий месяц за молоком и хлебом, не вызывает скорую, когда зашкаливает давление или болит сердце, сидят только на сухарях да воде. «Какая служба?! – отмахиваются они. – Еще нет официального заявления РПЦ». 

На баррикадах особенно четко прослеживается противостояние сторон. Но, позвольте, кто с кем решил воевать? Свои со своими? И в чем? В степени приобщения к святости? Когда полем битвы становится наше сердце, нравственность обесценивается, расшатываются устои веры, видимо, должно разгуляться этакому злодею-вирусу. А ведь в Евангелие сказано: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим. Сия есть первая и наибольшая заповедь. Вторая же подобная ей: Возлюби ближнего твоего, как самого себя. На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф. 22:37- 40). Так давайте же будем стремиться именно к этому, чтобы удержаться на причале Всеобъемлющей Божественной Любви. 

Наталья ГЕРАСИМОВА