КОЧКА ЗРЕНИЯ 

В штате «Тюменской правды» автор не задействован. Хотя некогда тут пребывал – и корреспондентом, и экономическим обозревателем. У читателя память превосходная. Правда, существует тенденция, дескать, счастлив тот, у кого хорошее здоровье и плохая память. Но меня как-то по старым следам находит народ несчастливый. 

Звонок на домашний телефон: абонент долго рассказывал о том, как его изводят, нервируют бестолковые разговоры в маршрутках. «Только что прибыл из Киева, – говорит, – там такого безобразия нет». Похоже, пенсионер хлопочет, делать им нечего. Нет, думаю, зачем нам распространять опыт бывшей братской столицы Украины. Так бы и остался звоночек в категории твердых бытовых отходах памяти. Если бы не письмо. Предлагаю фрагмент из него: 

«Что за люди пошли: разговариваю в автобусе по телефону, а мне какие-то мужики в престарелом возрасте делают замечания, мол, музыку нельзя включать в автобусе. И беседы по телефону тоже… Что за маразм? Почему я должна слушать, как бабки всякие обсуждают молодежь и так далее… Или, может, я что-то пропустила о новых правилах пользования общественным транспортом?». 

Лично меня, автора, ор по мобильному не смущает и не раздражает. Я даже порой обогащаю свой словарный запас молодежным сленгом. Правда, не все понимаю. Еду в привычном микроавтобусе № 5, совершенно случайно, на автомате, ловлю такой, например, монолог красивой – не то слово, шикарной, блондиночки: 

– Да… Да… А вот вчера папсик пришел ко мне и говорит: "Лисочка, я скучаю". А потом звонит Дусик и начинает рассказывать, как он соскучился. Я поехала и немножко побыла у него… Да… Ну, все, чмоки-чмоки! 

Помешали эти откровения широким кругам общественности? Мне лично нет. В форумах нашел слова поддержки: 

«А в каком тысячелетии по нормам этикета запретили по мобильнику в маршрутках разговаривать? Чем мой разговор нарушает права и свободу окружающих? Облить пивом – это причинение вреда. Распитие спиртных напитков в общественном месте даже законодательно запрещено, но я не понимаю, почему светская беседа вполголоса в автобусном салоне приравнивается к пьянке на улице?» 

А вот другой «форумный» комментарий: «Мне без разницы, о чем шуршит народ по мобиле. Я, зайдя в автобус, тут же надеваю наушники и включаю музыку». «Это ты зря, – читаю ответ, – в Германии за наушники штрафуют, как и за треп по сотовому». 

И еще выписка: «Что вы все взъелись на пассажиров? Гляньте на водителей маршруток: вон высунулся из кабины – левой рукой по мобильнику общается, правой – руль крутит. Да, запрещено по статье 12.36.1 КоАП. Штраф полагается. Замечу, что на практике многих водителей этот штраф не останавливает, и они продолжают разговаривать по телефону, держа его рукой. В данном случае шоферы не только отвлекаются на разговор, но и не могут вовремя среагировать на изменение дорожной ситуации». 

После этих слов решил еще раз прокатиться в 5-й маршрутке: в компании с другими пассажирами езжу часто, а вот вместе с командором – ни разу. В микроавтобусе «Форд» кабина водителя отделена от салона стеклянной перегородкой, но есть одно пассажирское место. В нем и располагаюсь. По ПДД – ст. 5.2. – отвлекать водителя разговорами запрещено. Поэтому общаемся в момент остановки. Остановочных комплексов на пути следования 28, время на кругооборот 76 минут. Транспортное средство принадлежит ООО «Автолинии». 

Поездка мне понравилась чрезвычайно. Узнал, что в Тюмени «прописаны» улицы не только Киевская и Одесская, но и Пражская. И вообще, за остановочным комплексом «Верхнетуринская» образовался город в городе – целая Европа! Красиво и чисто! Дороги прекрасные – на всем маршруте ни единой ямки! 

– Как и везде, – перехватил водитель мои мысли. – К услугам граждан автобусы малой, средней и большой вместимости. В России всё замечательно. 

С данным утверждением я не согласен категорически. Моя дочь на ПМЖ в Екатеринбурге: постоянно рассказывает о хилых городских дорогах, соответствующих транспортных средствах. Водитель «пятерки» – гастарбайтер, прибыл из Киргизии – город Джалал-Абад. «Там у вас в городе случались межнациональные конфликты между киргизами и узбеками, – говорю. – Похоже, всё устаканилось?» – «Я сам узбек, зовут Алишер». 

Обратил внимание на чистую русскую речь попутчика, почти без акцента. 

– Мне 45 лет, – поясняет командор пробега, – родился и вырос в СССР. Тогда было стыдно не знать русского. Поколение, появившееся после развала Союза, Пушкина в подлиннике не читает. Однако наверстываем упущенное: все четверо моих детей ходят в русскую школу Джалал-Абада. 

Слушая Алишера, одновременно заглядываю за стеклянную перегородку: пацаны в наушниках в наличии имеются, равно как и мобильники под усами земляков. Сам Алишер тоже общается с коллегами по линии и диспетчерской службой. На кронштейне присобачено техническое устройство – гаджет, гарнитура, или как там его, короче, называется «Hande frei». В переводе с немецкого – «свободные руки». Наверное, в гаджете просматривается и фейс собеседника. Так что шарить по карманам в поисках «мобилы», отвлекаться от управления подвижной единицей не надо. Наверное, таким манером оборудованы все машины ООО «Автолинии». Резко отрицательные отзывы о фирме зафиксированы три года назад. Может, исправились за это время, может, и вовсе происки конкурентов. Коих достаточно: сегодня к перевозке пассажиров на конкурсной основе в столице области допущены 10 предприятий: два муниципальных, восемь частных, коммерческих. 

Информирую «командора» о прогнозе погоды на завтра: синоптики вещают о предстоящих крепких морозах. 

– Да, – соглашается Алишер, – машины наши ночуют под открытым небом. Но у нас есть специальные люди, прогревальщики моторов. Так что завтра, как всегда, выеду на линию в 6.05, а последняя ходка в 21.25. 

Горбатиться, так сказать, на линии более 15 часов – труд адский. И это за какие-то 35 тысяч рублей: столько примерно выходит за вычетом арендной платы «тачки», а еще арендатор заправляется горючкой за свой счет, да и запчасти… Ну, для Киргизии 35000 – зарплата довольно весомая. В Джалал-Абаде Алишер получал бы максимум 12 тысяч сомов – это около десяти тысяч рублей. Из стран, входящих в ЕАЭС, в Кыргызстане самая маленькая зарплата. 

Пока «отливал» сию корреспонденцию, товарищи не раз предупреждали, дабы не прокололся с этими самыми восточными людьми, мол, в Тюмени запретили допускать до баранки гастарбайтеров – табу даже для граждан из союзной Беларуси. На сей счет обратился к директору «Тюменьгортранса» А. Саннику. Он пояснил: 

– Не так давно в Российской Федерации был принят закон о запрете работы в России по иностранным водительским удостоверениям. Легальная работа с иностранными правами в России в 2019 году может осуществляться только в том случае, если их обладатели обменяют национальные права на российские. 

Ну, у моего нового друга Алишера права уже не первый год российские. Алишер, как человек восточный, гостеприимен и дружелюбен. В отличие от земляка, с которым хотел совершить обратный пробег, – тот оказался злым и раздраженным. Объяснил: «Не хочу общаться. Чего говорить, если зарплаты не хватает на заправку соляркой». Как бы расстройство не передалось пассажирам… Снова пересел к Алишеру. У меня к Алексею Олеговичу другие вопросы по повестке дня. 

– Знакомый транспортник побывал в Польше. Поведал, что водители варшавских автобусов высаживают пассажиров, которые разговаривают по мобильным телефонам. Таким образом хотят научить горожан хорошим манерам. На кабине водителя можно увидеть предупреждающий знак – наклейку, на ней изображен перечеркнутый мобильный телефон. В управлении городского транспорта подтвердили, что запрет действительно предусмотрен правилами перевозок. 

– Нет, наши, тюменские, правила менять не станем. А по нашим правилам претензии к пассажирам, ни на миг не расстающимся с сотовой трубкой, лишь в случае употребления земляками нецензурных выражений. 

– Махнули рукой и на пассажиров в наушниках? 

– На них тоже. Вообще-то существует понятие «музыкальная фармакология». Но ведь в моде у молодежи тяжелый рок, хеви- метал, хаус, хип-хоп, рэп. 

Было недавно в Тюмени ЧП: одурманенная мелодиями девушка в наушниках сошла на остановке – и оказалась под колесами. Что поделаешь, менталитет у нас такой. А культура еще не на должной высоте. 

Знатоки утверждают, дескать, высокая культура у транспортников и пассажиров в Германии. Евгений Кран, художник, чей рисунок иллюстрирует эту публикацию, убежден: успехов на его исторической родине достигли исключительно путем штрафных санкций: «Вы же, Юрий Иванович, помните рассказ Михаила Зощенко «Западня»? Как не помнить. Значит, наш поэт посетил ихний туалет, а выйти не может. Кричит: 

– Де тюр, сволочи, откройте! Компренешен. Де тюр. Отпустите на волю. Два часа сижу. 

Нашелся в образовавшейся толпе русский и сказал: 

– У них, у сволочей, эта дверь механическая. Вы, говорит, наверное, позабыли машинку дернуть. Спустите воду. И тогда дверь сама откроется. 

Дернул – и дверь, ясен пень, распахнулась. И поэт мыслит: «Стало быть, хваленая немецкая чистота не идет сама по себе. Стало быть, немцы тоже силой ее насаждают и придумывают разные хитрости, чтобы поддержать культуру. Хоть бы у нас тоже чего- нибудь подобное сочинили». 

Перечитал эти строки, и мне взгрустнулось: глядишь, и в Тюмени чего-нибудь придумают в плане культуры на 5-й и прочих маршрутках. Имею в виду сотовые трубы, капюшоны на головах, наушники с хип-хопом. 

Юрий МАШИНОВ 

Евгений КРАН /рис./