РАЗМЫШЛЕНИЯ ПО ПОВОДУ

«Меня спрашивают: какой я? Я – русский человек». Георгий Свиридов. 

Мой внук Тимоша начал читать книжки с пяти лет. Очень полюбил русские и зарубежные сказки с яркими картинками. Читая, всегда представлял себя одним из героев книг, мысленно отождествлял его с собой и тем самым приобретал жизненный опыт (пока книжный). По мере взросления (сейчас Тимоше девять) его книжки увеличивались в объеме, исчезали картинки, а тексты наполнялись новым смыслом. В результате действительность стала подменяться тощей абстракцией, а идеи и события становились все более понимаемы. 

Общаясь с внуком, я видел, что постоянное чтение книг и погружение в интернет делает подростка фанатиком и одновременно фантастом, не способным сфокусироваться на чем-то одном, приводит к ощущению, что он вышел из себя самого и наблюдает за собой со стороны, допуская такие удивительные извороты мысли, которые могут вредить адекватному отражению реальности. В связи с этим не могу не привести известное изречение Канта о практическом разуме: «Два предмета наполняют душу все более новым и возрастающим удивлением и благоговением, чем чаще и дольше размышление занимается ими, – это звездное небо надо мною и нравственный закон во мне». Сомневаюсь, что эти два предмета могут возникнуть у мальчика, большую часть свободного времени посвящающего интернету, а не чтению хороших книг. 

Поведение в этом возрасте эмоционально, оно начинается с импульса, порождающего чувства, мысль, а следом – и соответствующее действие. Ребенок выполняет домашние задания скорее по необходимости, его тянет к интернету и в меньшей степени – к непрочитанным или недочитанным книгам. Поэтому нужна воля. Последняя функционирует как биологический механизм. Благодаря воле можно достичь цели, прежде казавшейся невозможной. Родители и наставники должны учитывать этот фактор, чтобы справиться с желаниями подростка и с повседневной рутиной. 

Сегодня, когда наблюдаешь, как наши отроки упиваются интернетом и в иные моменты выглядят словно автоматы, беспокоишься за их здоровье. 

Уткнувшиеся в планшеты, не способные почерпнуть знания, они воспринимают увиденное, будто в калейдоскопе, не удерживают в памяти. Так происходит девальвация мышления. 

Сейчас, как никогда, назрел вопрос: какие свойства нашего интеллекта имеют преимущественно физиологическую или генетическую основу, а какие нужно увязывать с культурой или образованием? Ущерб от компьютеризации и воздействия «паутины» на интеллект человека еще предстоит осмыслить будущим поколениям. А стоящая в наше время задача – выяснить вклад интернета, генетического наследства (природы, природных способностей) и окружения (воспитания, окультуривания) в интеллектуальное поведение человека. И она обещает быть очень сложной. Подростки не способны осмыслить вред Сети. В отличие от них, взрослые, люди просвещенные, философствующие (не все, конечно), не верят всякой мысли, приходящей в голову, а предварительно ее исследуют. Именно стремление к ясности должно наводить тех, кто связан со сферой образования, на мысль о сложности и многообразии мира. Очень легко усмотреть субъективность взрослых – они подводят свои идеи под известные формы мышления не по свойству самих идей, а потому, что отдают этим формам предпочтение перед другими. Еще блаженный Августин писал: «Род человеческий почитает очень важным знание вещей земных и небесных; но гораздо более имеет цену знание нас самих; гораздо более достоин похвалы человек, которому известна его собственная немощь, чем тот, кто испытывает и познает пути звезд, а не ведает пути к спасению». В наше время это изречение не утратило актуальности. 

В истории каждого поколения бывают такие периоды, когда люди не могут уяснить значение тех или иных реформ в области образования и воспитания подрастающего поколения. Интеллектуальное новаторство связано с практикой, терпимостью, скромностью наставников, решивших сказать новое слово. Но есть базовые ценности, в равной мере важные в любые времена. 

Самая величайшая из наук – наука воспитания достойных представителей рода человеческого – не может иметь надлежащей правильности и разумности, если в ее основу не положено знание свойств душевной жизни человека. В советские годы по Центральному телевидению показывали выступления выдающихся ученых, писателей, артистов, они отвечали на вопросы зрителей, и их ответы могли слышать миллионы телезрителей. Особенно запомнилось выступление С. В. Образцова, народного артиста СССР, руководителя главного кукольного театра, писателя, режиссера, живописца. На вопрос из зала о том, как его воспитывали родители, он ответил: «Никак. Когда мы с братом начинали во время игр шуметь, мать говорила: «Вы мешаете отцу работать (отец был известным ученым, академиком)». Просыпаясь ночью, я видел из двери кабинета отца полоску света, она меня воспитывала. Отец работал днем и ночью. Эта его работоспособность передалась нам с братом». 

Великие педагоги и психологи в своих исследованиях писали: ни одно впечатление, полученное в самом раннем возрасте, даже в первые три месяца младенчества, не пропадает бесследно. Для этого я, собственно, и пишу эти заметки. Чтобы с точки зрения «опережающего отражения» выстроить вектор поведения родителей. Кстати, родители моего внука Тимоши все делают правильно – ему запрещают интернет, а не книги. Он еще не дорос до понимания проблем, лежащих в образовательной системе. Да ему сейчас это и не надо. Тимоша просто читает все подряд, что попадет на глаза, наслаждается содержанием книг, не замечая пока наметившиеся основные линии в своем духовном мире. 

С. ЛОМАКИН