КОЧКА ЗРЕНИЯ 

Пенсионная реформа ровно дышать народу не даёт. Протесты кругом. Сбор подписей – аж за три миллиона набрали. А толку? За сохранение СССР, помнится, высказалось большинство. И чо? Собака лает – караван идёт, как говорят на Востоке. 

У приятеля кот есть. Здоровенный такой, пушистый. Супруга его использует как тёплый воротник на шее. Помогает от остеохондроза. Впечатляет сама процедура. Она животину за лапы передние бесцеремонно берёт и набрасывает на шею, как шарф. Кот – ноль эмоций. Чучело – чучелом. 

– Правильную политику ведёт, – отмечает муж дамы. – Попытался бы царапаться, так реальным воротником стал бы. Лучше служить тушкой, чем шкуркой. 

– Это ты о чём? – спрашиваю. – О грядущей пенсии, что ли? 

– Правильно понимаешь, – кивает он. – Сам подумай. Своего власти всё равно добьются. Системная необходимость такая. Систему не сменить. Так зачем рыпаться? К чему лишние телодвижения? 

– А я и спорить не буду, – говорю приятелю. – Тем более я и реформой всё это не считаю. Сравнительно честный способ отъёма денег у населения. По методу Остапа Бендера. Мне 63. Я без всякой реформы работаю и пенсию получаю. Есть смысл работать, поскольку к моей журналистской зарплате в 15 тысяч карбованцев прибавляется ежемесячно еще почти столько же от Пенсионного фонда России, дай ему бог здоровья. На тридцатник-то вполне можно жить. А мой дружок в пятьдесят пять остался без работы и уже несколько лет состоит на учёте в центре занятости с пособием в 6 тысяч рублей. 

Что изменится после реформы? Для меня – ничего. Работаю, пока есть работа. 

А для моего дружка? Многое изменится. Вместо 15-тысячной пенсии он еще долго будет получать свое 6-тысячное пособие по безработице. Выходит, его ограбили. 

– А может, размер пособия безработным повысят до размера пенсии, – высказывает предположение хозяин лечебного кота. 

– А зачем тогда реформа? – отвечаю. – Нет, брат! Не для того всё затеяли, чтобы остаться при своих. Старичьё и без всяких повышений пенсионного возраста «пашет». У кого возможность есть. И здоровье позволяет. А у кого нет ни здоровья, ни возможности, те будут на пособии вместо пенсии перебиваться. Одна надежда – на детей. Авось поддержат престарелых родителей. 

– Держи карман! – смеётся приятель. – У деток ипотека на всю оставшуюся жизнь… 

– Тогда недопенсионерам одна дорога – на дачу, кур выращивать. 

– И то дело, – одобряет приятель. – Правда, дачная реформа не за горами… 

Леонид ТКАЧУК