ОБСУДИМ 

ТРИ ПИСЬМА НА ОДНУ ТЕМУ 

В «Тюменскую правду» пришли письма на одну тему – о братьях наших меньших. Они такие разные! Гуманизм каждый из нас расценивает по-своему. Одни ставят это качество жизни на первое место, другие обращают внимание прежде всего на безопасность этой самой жизни. Причем иной раз ситуации возникают весьма странные: почему-то под одну гребенку радетели порядка стригут всех животных, в том числе ни в чем не повинных. Но давайте не будем делать выводы, пока не прочитаем эти письма. А прочитав, обсудим. 

ЖИЗНЬ СОБАЧЬЯ 

В мае прошлого года я пошла в школу № 94 за внучкой. Подойдя, с ужасом увидела, что на крыльце лежат четыре взрослые собаки. Сразу вспомнила детей-инвалидов, без руки, без ноги, пострадавших от собак. Вспомнила приятельницу, которую встретили бродячие собаки в садовом обществе «Суходолье» и сильно искусали, садоводов из с/о «Геофизик», также пострадавших от бродячих псов. 

Через сорок минут заканчивается первая смена. Детей будет много, наступят на хвост, на лапу, чем дело кончится, неизвестно, подумала я. Побежала к директору школы А.А. Вальтер. Директор сказала, что собаки ей надоели, что их кастрируют и опять зачем-то выгоняют на улицу. Дала телефон предприятия по отлову собак. Позвонила. Мне ответили: платите за каждую собаку 2000 рублей. У меня таких денег не было, ведь я пенсионерка. Позвонила в полицию, там ответили, что они этим не занимаются. Позвонила в ООО «Комфортный Дом», ведь это их территория, но со мной даже не стали разговаривать. Я обратилась к охраннику школы, чтобы он помог выгнать собак, но он отказался, мотивируя тем, что это не входит в его обязанности. Пришлось набраться храбрости и самой растолкать собак. Они нехотя мне подчинились и ушли с территории школы. 

Я заинтересовалась жизнью бездомных животных. Проходя по своим делам, наблюдала за ними и считала их. Проезжая по улицам Республики, Газовиков, Щербакова, Челюскинцев, Мельникайте, Ватутина, Воровского, 50 лет Октября, насчитала 101 собаку. Бродячие псы бегают по помойкам, хватают за авоськи горожан, ведут себя агрессивно. Я везде звонила, писала в газеты, но все без толку. Существуют правила выгула собак. Нельзя выгуливать на территории детских учреждений, без намордников. Для кого пишутся эти правила? 

Зоозащитники ратуют за права собак, а я ратую за здоровье и права детей. Везде создаются питомники. Я очень сочувствую тем, кто вынужден жить рядом с ними. В других странах существует правило: если собаку в течение шести месяцев не берут в семью, ее усыпляют. Человечество со спокойной душой уничтожает животных, птичек и съедает их в виде котлет, грудок, ножек и пр. И не мучается угрызениями совести. Собака, значит, «священное животное», она в силу своего злобного нрава, острых зубов может нападать на людей. В памяти у меня осталась красивая девочка, которая на дискотеке танцевала на одной ножке, а рядом стояли костыли. История такова, что она в пятилетнем возрасте бежала к песочнице, а бродячая собака откусила ей ножку. Каково этой девочке жить? 

У нас город становится туристическим. Была свидетелем того, как во время экскурсии на Исторической площади со стороны ул. Ленина выбежали две бродячие собаки и с лаем бросились в сторону туристов. Складывается мнение, что Тюмень – провинция, как Африка. Недавно была в Новосибирске и не видела ни одной бродячей собаки. 

1 сентября повела я внучку в школу. Было много детей на Дне знаний и бродячих собак тоже. Ничего не меняется. Ждем, когда случится очередная беда? Мне бы очень хотелось, чтобы проблема бродячих собак стала проблемой властей, а не пенсионерок. 

Детозащитница, человекозащитница 

Тамара МОТОРИНА 

* * *

КТО-ТО ПОМОЖЕТ, А КТО-ТО СОСТРИЖЁТ ДЕНЬГИ 

Даже в эпизоде, мимо которого другой бы прошел спокойно, великий поэт Сергей Есенин видит драму сердца: «Покатились глаза собачьи золотыми звездами в снег» (хозяин утопил щенков). 

Мы сейчас очень много говорим о гуманизме по отношению к братьям нашим меньшим. Лично меня до глубины души потряс видеосюжет, собравший миллионы лайков, когда мужчины ради забавы переехали на большегрузе медведя. А вот совершенно иной эпизод из жизни. По трассе стремительно мчатся машины. Водители не обращают никакого внимания на котенка, прижавшегося к дороге. Вдруг одна из иномарок останавливается, оттуда вылетает молодой человек, хватает в охапку этого котенка и скрывается в кабине. Естественно, прогнозы могли быть разными, вплоть до ДТП со смертельным исходом, но победила человечность. Почему парень бросился спасать беззащитное животное? Наверное, потому что иначе не мог поступить. 

Но всегда ли мы так поступаем, всегда ли стремимся помочь нашим братьям меньшим? Да нет, не всегда. Случилось так, что заболел мой любимый белоснежный кот Тима. Трижды обращалась за помощью – на улице Гастелло в ветклинике мне так и не помогли, хотя денег на диагностику и лечение ушло достаточно. Заплатила несколько тысяч, а для меня, пенсионерки, это очень накладно. «Забирайте кота, лечите дома», – таков был окончательный ответ. Не проявили никакого сочувствия. Тогда бросилась в другую ветклинику – «Собачье сердце». Там было всё с точностью до наоборот! Анна Павловна Перова, несмотря на то, что на дворе ночь, начала нам помогать – сделала котику УЗИ, правильно поставила диагноз. С благодарностью взяла я кота, понимая, что теперь-то он точно будет спасен. Это и есть высокая квалификация, это и есть гуманизм! Здесь не чувствуется погони за деньгами. 

Большое спасибо сотрудникам ветлечебницы «Собачье сердце» за их добросовестный труд, за неподдельную любовь к животным. 

Нина БЛАГИНИНА 

* * *

В ОТВЕТЕ ЗА ТЕХ, КОГО ПРИРУЧИЛИ 

Не понимаю тех людей, которые берут животное домой, а потом по каким-то причинам, может быть, и важным, выбрасывают на улицу. Как можно живое существо взять вот так и выкинуть? Это же не вещь! Мы в ответе даже за тех, кого пригрели на час. 

В эту зиму холода нам не особо досаждали. В Тюмени разве что на Николу да на Рождество стояли морозы. Ну, еще дня два на Крещение. В один из таких вечеров (под минус сорок) мы никак не могли уснуть – под окнами дико орал кот. «Он, наверное, там уже умирает», – не выдержал сын и в двенадцатом часу ночи пошел спасать несчастного хвостатого. Прихватил с собой лакомство – на всякий случай. Пришел только через полчаса. «Что так долго?» – забеспокоилась я. «Кое-как его поймал. Котенок не реагировал даже на мясо, – сказал сын, – я занес его в подъезд погреться, но по ходу бесполезно: он уже не орет – хрипит, видимо, все себе отморозил, до утра не доживет». 

Однако спустя час отогревшийся комок ожил, снова начал орать и никак не хотел успокоиться. «Разбудит весь подъезд, выбросят ведь обратно, давай занесем домой», – заворчала я. Принесли мы его в ванную комнату, дали покушать, закрыли, думали, если к утру потеплеет – выпустим. Не тут-то было! Рука не поднялась ни у меня, ни у сына «вернуть на родину» бродячего котика. Хоть он у нас все загадил и изодрал от страха. 

Через день незваный гость освоился, еще через несколько понесли его в ветеринарную клинику – лечить от множества «уличных» болячек. Так с тех пор и живет. Пока без имени – мечтали куда-нибудь пристроить, потому что у нас уже есть кот. Кстати, тоже из бывших бесхозных. Причем с отвратительным характером и травмированный – в свое время безжалостные хозяева выкинули его на улицу, и он попал под машину. Об этом нам сообщили в пункте отлова, где нам его предложили в качестве «довеска» к еще одному «беспризорнику», похожему на нашего пропавшего кота. Правда, «двойник» спустя месяц-два умер, по словам ветеринаров, от подцепленных то ли в приюте, то ли от такой же бесхозной мамы-кошки инфекций. Истратили мы тогда на него уйму денег – до десяти тысяч, но, увы, ничего не помогло. Тратили, даже зная, что он умирает. Удивительно, за все время своей болезни котенок-подросток ни разу не мявкнул! Родившись где-то на дачных помойках, был благодарен буквально за все. Таким же благодарным стал и шотландский кот-инвалид, правда, спустя почти год. Много попортил крови своими дурными привычками и свинским поведением. Но сейчас все обиды на прежних хозяев и обстоятельства у кота позади. 

Брали мы как-то в морозы и собаку, только, отогревшись и отъевшись, через неделю пес ушел: в отличие от нас, подопечные, как правило, не предают своих хозяев, а ищут их до последнего. Странно, но, проходя мимо таких вот бедолаг, всегда смотрю им в глаза. И там, за болью, за озлобленностью на весь мир, всегда вижу бездонный океан нерастраченной нежности. И невольно возникает вопрос: почему люди обрекают на страдания невинные бессловесные создания? Почему не пытаются представить себя на их месте? Почему напрочь забывают закон милосердия и любви? Как вообще можно жить с чистой совестью после того, как прогонишь, изобьешь или убьешь животное? Ведь не случайно мы называем их «братьями нашими меньшими»! А себя – людьми. 

Татьяна НАЗИМОВА