КОЧКА ЗРЕНИЯ

Со времени создания бессмертной рязановской «Иронии судьбы» в нашем самосознании ровным счётом ничего не изменилось. По-прежнему наспех и неудачно присваиваем мы названия улицам, площадям, учреждениям. 

«Третья улица строителей» предполагает существование еще как минимум двух улиц Строителей. Наверняка стандартные названия и стандартная архитектура взаимосвязаны и подвержены взаимовлиянию. Поистине окружающая среда формирует и воспитывает человека. 

Недаром Достоевский поселил Раскольникова в тесную каморку, похожую на… шкаф. Поживёшь в этаком коммунальном гробу – поневоле за топор ухватишься. Какая всё-таки тоска: обитать в многократно тиражированной, безликой местности. Тоска и скучища! 

Иду по Стартовой улице нового микрорайона. Поблизости ни ипподрома, ни автодрома не наблюдается. Никакой привязки к местности. Ну да ладно! Хоть какая-то заявка на оригинальность имеется. 

В Тюмени несколько Степных улиц. Как будто в городе перевелись достойные люди, сотворившие для сограждан немало славных дел. Конечно, страна наша имеет непредсказуемое прошлое. А вчерашние враги то и дело превращаются в национальных героев. И, наоборот, вчерашние кумиры как по мановению волшебной палочки переквалифицируются в злодеев. И рушатся памятники, а на их месте возникают новые. Даже страны рискуют попасть в разряд запретных. Того и гляди Одесская и Киевская улицы попадут под горячую руку. А там и Кишинёвская. И Котовский со Щорсом. И прочие советские партийные и революционные деятели. В отсутствие системы координат остаётся надеяться на свою чуйку. А лучше всего именовать улицы, как называли коротышки из Солнечного города в носовской сказке: Ромашковая, Рябиновая, Абрикосовая, Вересковая. Ни уму ни сердцу! 

Есть, конечно, безусловные авторитеты на все времена. Ими можно смело называть улицы и дома. Менделеев, к примеру. Или Пушкин. Хотя ночной клуб «PUSHKIN» – смело даже для нашего революционного быта. 

Или отель «41». Оригинальненько. Грустные отзвуки таятся в названии. Холодно и голодно было в стране в этот год, прямо скажем. Намёк на ожидающие тебя коммунальные «блага»? Просто номер дома? Это ж совсем другое дело! Однако с чувством такта напряжёнка. Или историю в школе плохо учили? Лучше уж назвали бы «45». Намного оптимистичнее звучит. 

Есть прекрасные названия – «Династия». Песня! Однако с пивным рестораном как-то не вяжется. Сразу в памяти всплывает бородатый анекдот: 

«Папа, почему я шестой год сижу в одном классе?» – «Некогда, сынок, болтать чепуху! Наливай!..» Династия! 

Или «Бухенхауз» – изящненько звучит. Для пивного бара. Хотя некоторые ассоциации могут увести тебя намного дальше значения жаргонного словечка «бухать» – накачиваться спиртным без меры. Хауз – дом (англ.). 

В Бухенвальд, например. Видимо, чувство юмора у авторов названия зашкаливает. И юмор раблезианский плавно переходит в юмор чёрный. Впрочем, для рабов вредной привычки кабак и впрямь становится концлагерем, откуда нужно бежать, пока не загнулся. Так что можно стерпеть такую вольность на вывеске. И всё же память о миллионах сожжённых в печах лучше хранить вне увеселительных заведений. 

Есть названия, которые сами по себе ничего, однако звуковая стыковка соседствующих слов может увести клиента в сторону от назначения данной конторы. К примеру, «Имидж-Оптика». Прочитайте мельком на бегу эту вывеску и сразу усомнитесь, точно ли здесь занимаются нашими глазами, а не совсем другими органами. 

Читаю вывеску магазина «Чарли» на улице Чаплина. Изящная привязка к местности! И пусть взрослые знают, что ничего общего с великим комиком у комсомольца Николая Чаплина нет и не было, однако поневоле оценят чувство юмора хозяина торговой точки. А детям придётся провести дополнительный урок истории родного города, чтобы не возникало ложных представлений. 

Придумать название – это сложная наука. Архиответственная! С кондачка не подойдёшь. Тут нужно включить голову или привлечь профессионалов. Или посоветоваться с людьми, на худой конец. Публичное название – это учебник, который круглосуточно, без перерыва на отпуска и обеды, воспитывает и обучает граждан страны. Формирует мировоззрение. 

А учебники принимаются в школы и вузы только на конкурсной основе. 

Леонид ТКАЧУК 

/Фото из Интернета/