ОСТАНОВКА ПО ТРЕБОВАНИЮ

Российская академия наук (РАН) с некоторых пор стала общественным раздражителем. Её хотели ликвидировать еще в 1992 году. Не получилось. Но добились от Бориса Ельцина некоторых преференций: финансирования науки по минимуму и разрешения сдавать в аренду академические площади. Тогдашний министр науки и технологий Салтыков сразу же провозгласил тезис: «В России науки слишком много». Вторая попытка ликвидации РАН была предпринята в 2013 г. Поскольку угроза гильотины над российской наукой продолжает висеть, небезынтересно рассмотреть характер её развития. 

29 мая 2013 г. в РАН прошли выборы президента. Очень важные выборы, так как от того, сумеет ли академик Владимир Фортов вывести отечественную фундаментальную науку из кризиса, зависит дальнейшее существование страны. После уничтожения академии не только рухнет теоретическая наука, но и сильно пострадает прикладная, в том числе оборонные разработки. Напомним: Фортов Владимир Евгеньевич – физик с мировым именем. Он известен как основатель динамической физики неидеальной плазмы. За его плечами также оборонка и космос. 

«КАРФАГЕН» ДОЛЖЕН БЫТЬ РАЗРУШЕН 

Скандал разразился 27 июня, за несколько дней до ухода Госдумы на каникулы. На срочном заседании правительства министр Минобрнауки Д. Ливанов заявил, что РАН надо реформировать. Премьер Д. Медведев поддержал его. Видимо, всё было подготовлено давно, так как в Госдуму законопроект был внесён сразу. Думали, что во время летних отпусков всё пройдет шито-крыто. Академики, люди с именами, известными всему миру, буквально оторопели. Ведь на кону десятки триллионов рублей! Институты Академии имеют исторические здания в самом центре столицы. Ещё несколько лет назад один квадратный метр стоил там несколько тысяч долларов! Именно во столько оценивается имущество РАН, которое у неё собираются отобрать и передать так называемому Федеральному агентству научных организаций (ФАНО). 

Концепция «реформирования» РАН разрабатывалась в Высшей школе экономики, основанной на грант Всемирного банка. За ним, как известно, стоят США. Всё логично – главному конкуренту не нужна сильная российская фундаментальная наука. Ливанов должен был сыграть свою геростратову роль в истории и уйти в отставку, как уже было с его предшественником А. Фурсенко, ныне помощником президента. То есть уйти от ответственности за срыв многих инновационных программ и др. Власть, разрушая свою академию, обогащает кадровый потенциал мировой науки, прежде всего американской. По данным ректора МГНУ Виктора Садовничего, за последние годы из страны уехали 16 тыс. докторов наук. 

24 июля нобелевский лауреат Жорес Алферов пишет В. Путину письмо, в котором обосновывает пагубность предложенной реформы. Заканчивает его словами: «Борьба за сохранение РАН – это не только борьба за будущее науки России, это борьба за будущее страны. И нам бы очень хотелось бороться за него вместе с вами». 

Понятно, что курс на свёртывание числа вузов – курс правительства в целом. «Во время дискуссии с Медведевым, – рассказывает зампредседателя комитета ГД РФ Олег Смолин (фракция КПРФ), – я заметил, что в развитых странах Запада наиболее сильные вузы – далеко не самые большие: Оксфорд, Кембридж. Наоборот, крупные вузы рассчитаны там на массовое образование. Премьер же сказал, что крупные вузы лучше, поэтому «Карфаген» должен быть разрушен. Часть вузов будет реструктуризирована и закрыта. С одной стороны, правительство в телеэфире «мочит» проклятых янки, а с другой – мы заимствуем оттуда далеко не самые лучшие идеи». 

В первую неделю сентября состоялась научная конференция сотрудников РАН. Съехалось более двух тысяч работников академических институтов и других научных организаций. На здании вывесили плакат: «Россия без науки – это труба». Аудитория в зале разделилась на два лагеря: сторонников договариваться (меньшинство) и яростных оппонентов, считавших, что закон надо отправить в корзину. Первую группу возглавлял Фортов, который призывал не политизировать проблему. Надеждой «радикалов» стал Алфёров, бывший соперник Фортова на выборах. «Нельзя идти на обсуждение конкретных пунктов, потому что нас всё равно обманут, – призвал он. – Этот закон – оскорбление всего научного сообщества России». 

Небезынтересно было выступление академика Владимира Захарова, одного из самых цитируемых российских ученых: 

– Без фундаментальной науки не сможет развиваться и прикладная наука. Потеряв её, страна потеряет и обороноспособность, ибо современное оружие модернизируется столь быстро, что через несколько лет наши атомные бомбы станут никому не страшны. И никто не заступится за страну, которая в мире, где происходит отчаянная борьба за место на рынке высоких технологий, сама себя добровольно кастрировала. 

В начале октября возле здания Госдумы появился пикет молодых людей с двумя гвоздиками в руках. Так наивные ученые пытались предостречь народных избранников от спешки принятия закона об уничтожении РАН. На улице лил мелкий дождь. Стояло полицейское оцепление, а в теплом зале глаголили ораторы. «Академики на улице мокнут под дождем, среди них будущие нобелевские лауреаты. Давайте пригласим их в зал», – предложила депутат от «Справедливой России» Оксана Дмитриева. Но её идея не прошла. 

Ученые признают, что некоторые директора явно засиделись в теплых креслах и давно находятся, мягко говоря, не на острие современной науки. Но вызывают возмущение методы работы – всё в кулуарах. Кулуарно протащили закон о предельном возрасте для директоров институтов (65 лет), что позволило ФАНО уволить более 260 видных ученых и посадить на освободившиеся места своих людей. 

... Между тем ФАНО не дремало. Когда процесс «перераспределения» уже был готов перейти в практическую стадию приватизации, вмешался Путин. Своим распоряжением в декабре он наложил годичный мораторий на отчуждение имущества РАН, затем ещё на год. 

ЗАВЕРШИЛСЯ ЛИ ЖИЗНЕННЫЙ ЦИКЛ РАН? 

21 января 2014 г. директор Курчатовского института М. Ковальчук заявил: страна так богата своими нефтью и газом, что инновационный путь развития нам не нужен! Упор делался на проект «Стратегия развития конвергентных технологий», в основе которого лежит модный западный тренд, где доминантой является использование подсознания человека. Понятно, что такой туманный проект не заинтересовал ученых РАН (к нему мы вернемся чуть позже). 

В этом месяце правительство принимает решение: фундаментальная наука будет финансироваться преимущественно через систему грантов. Вот как по этому поводу высказался вице- президент Нанотехнологического общества в России, доктор физико-математических наук. Георгий Малинецкий: 

– При стабильном бюджетном финансировании институты могут спокойно работать над темами. Если же научная группа хочет расширить свои исследования, то система грантов уместна, и выдаваться они будут на десятилетия. А вдруг в какой-то год в гранте откажут, что тогда? Например, работающий ядерный реактор придется останавливать? Сейчас голова – АН – фактически отрезана от туловища – более 400 своих бывших научных институтов. Причем на какие темы выделять деньги, будет решать ФАНО, в составе которого нет ни одного ученого, одни сплошные менеджеры. 

В дополнение своей мысли он привел слова Мстислава Келдыша, главы АН во времена СССР, который любил цитировать Фрэнсиса Бэкона: «Человек, который ковыляет, но движется в правильном направлении, всегда обгонит того, кто бежит, но не в ту сторону». Основные задачи науки сегодня – это обеспечение оборонного комплекса России, а также упор на биологию, поскольку XXI век – век биологии. 

25 марта 2015 г. в Москве открылось общее собрание РАН, посвященное итогам года. Президент отметил, что ученые пока не заметили улучшения, многие вообще плохо понимают, зачем реформы проводятся в таком «силовом» режиме. 

В конце мая состоялась третья внеочередная конференция. Собралось более тысячи ученых. До последнего момента ожидали приезда Медведева и руководителя ФАНО М. Котюкова. Премьер прибыть не смог, вместо министра и «фаниста» приехали их заместители. «Видимо, вопрос о науке они для себя закрыли основательно», – комментировали собравшиеся. Суть претензий о выделении приоритетных направлений обозначил выдающийся физик-теоретик, академик Валерий Рубаков: «Реализация принципа приоритетности приведет к их свёртыванию. А потеря компетенций грозит полным провалом в будущем. Тем более то, что сегодня кажется важным, через 10–15 лет может оказаться боковым ответвлением». 

Свой взгляд на финансирование исследований изложил Алферов: «Я всегда буду повторять: основная проблема отечественной науки – отнюдь не низкое финансирование, а невостребованность научных результатов. Будет наука востребована экономикой – средства найдутся». 

НАУКА, ПОВЕРЖЕННАЯ ПОЛИТИКОЙ 

21 января 2016 г. состоялось заседание президентского Совета по науке и образованию, посвященное обсуждению вопросов подготовки и реализации стратегии научно-технологического развития России на долгосрочный период. Ключевым пунктом заседания был упоминавшийся ранее НИЦ Курчатовского института. Фортов заранее разослал текст проекта по всем отделениям наук. Все отзывы ученых были отрицательными. В итоге проект был снят с повестки дня. 

Через три дня Путин обсудил с Фортовым итоги работы академии и её приоритеты. 

22–23 марта в Большом зале академии прошло ежегодное общее собрание. В своем выступлении президент старался не касаться финансовых проблем. Он больше говорил о том, что чиновники из ФАНО, к которым отошли все научные институты РАН, создают какую-то свою параллельную Академию наук. 

Председатель СО РАН Александр Асеев высказался острее: 

– Реформы просто зашли в тупик. Осуществляемая ФАНО реструктуризация институтов по территориальному признаку, когда физиков-теоретиков объединяют со специалистами по оленеводству, – это полный абсурд. 

Спустя два часа после начала собрания появился Медведев. Выступал 15 минут (!). Его главная мысль: «ФАНО существует для РАН, а не наоборот». Окончив свой спич, премьер быстро покинул заседание. За ним, как журавли за вожаком стаи, потянулись его подчиненные. Дискуссии не получилось. 

Ученые РАН пишут коллективное письмо Путину. По их словам, Агентство принуждает директоров НИИ к объединению, угрожая, в противном случае, лишить финансирования. Одно дело, когда слияние коллективов происходит по схожей тематике, но совсем другое, когда объединяют «коня и трепетную лань». Ученые просят переподчинить ФАНО Российской АН, чтобы оно занималось только хозяйственными вопросами. 

23 ноября Путин провёл заседание Совета по науке и образованию, на котором была представлена Стратегия научно- технологического развития России. В начале совещания он особо подчеркнул, что этот документ приравнен к Стратегии национальной безопасности страны, что над ним работали сотни людей и организаций. Нужно, сказал он, обеспечить опережающий рост экономики, вывести на новое качество медицину и сельское хозяйство, ускорить освоение наших территорий, включая Арктику и Дальний Восток РФ. Было предложено соответствовать вызовам экономики и опережать их. «Надо навсегда отказаться от практики размазывания бюджетных ресурсов тонким слоем между исследовательскими организациями, деньги должны выделяться эффективным коллективам». Это был кивок в адрес РАН. 

Всё шло по сценарию. Но тут Путин дал слово Фортову. 

– В целом обсуждаемая Стратегия, – сказал он, – конечно, шаг в верном направлении, но я убежден, что самый большой вызов, и он отсутствует в Стратегии как сформулированный вызов, предъявляет нам сама природа! Первостепенная задача науки состоит в её изучении, разгадке природных тайн. В этом основной смысл и миссия фундаментальной науки. 

Другими словами, президент РАН настаивал на праве АН не ставить стратегию в зависимость от состояния экономики страны. 

Это был неожиданный сюрприз для Путина, полагавшего, что к данному совещанию всё согласовано. И тогда Владимир Владимирович жестко напомнил, что РАН стала организацией дележа академического бюджета страны. Он привел цифры, свидетельствующие о неоправданном увеличении количества академиков и членов- корреспондентов. Многие из них, работая на госслужбе, в военном ведомстве, при этом баллотировались на выборные должности и стали ими (3 академика и 11 членкоров). 

Фортов и представить не мог, что президент страны повернет дело таким образом. Как будто бы не он лично, и прежде всего министр обороны, несут за это ответственность! 

«Зачем вы это сделали? Я же вам ранее рекомендовал этого не делать. Они что – такие крупные ученые?» – спросил Путин. 

Фортов молчал. Он понимал, что любой ответ будет самоубийственным. Наконец молвил, что все они принесли разрешения от своего руководства, прошли сквозь сито выборов, т. е. через шесть этапов тайного голосования. 

Но Путин не слушал. Пообещав уволить со службы этих «новых ученых», объявил об окончании работы Совета. 

ПОДГОТОВКА К НОВОЙ БИТВЕ 

Помимо РАН, научными исследованиями в нашей стране занимаются такие организации, как инновационный центр «Сколково» и госкорпорация «РОСНАНО». Есть ли от них практическая польза? Вот мнение Александра Самкова, кандидата технических наук, изобретателя и обладателя 17 патентов. Созданный им кардиопротез, жизненно необходимый десяткам тысяч больных, получил множество международных наград. 

– Не стоит удивляться, что все инициативы правительства в области экономического роста проваливаются. Большинство чиновников, от которых зависит принятие важных решений, это псевдоученые, псевдопромышленники. Никто из них и недели не проработал на реальном производстве и в науке. Мы имели большой опыт работы с РОСНАНО, с фондом «Сколково». Но практической пользы от их деятельности нет. Нужно создать при президенте «Мозговой центр» из представителей науки, техники и промышленности, придать ему статус Комитета стратегического планирования. В него войдут 10–15 человек, работающих на общественных началах. Только среди них не должно быть ныне действующих чиновников и политических деятелей. 

Еще определеннее высказался Алексей Кавокин, физик- теоретик, руководитель лаборатории в СПбГУ, профессор Университета Саутгемптона (Великобритания): 

– Нельзя сказать, что в других странах люди, занимающие видные государственные посты и имеющие скромные научные заслуги, не становятся академиками. Но в России масштабы явления гораздо больше! Думаю, имеет смысл сократить раза в три число членов РАН, как было в Академии наук СССР. И принимать в неё следует исключительно за научные заслуги, подтвержденные высоко цитируемыми публикациями. Другие критерии должны быть исключены. 

4 января 2017 г. ученое сообщество потрясла новость: бывший госсекретарь США Генри Киссинджер стал почетным академиком РАН. Какой вклад, спрашивается, внес он в российскую науку? Этот 93-летний политик все годы вёл борьбу против нашей страны. Ныне цель Киссинджера – исподволь разрушить двустороннюю ось между Китаем и Россией, угрожающую глобальному господству США. Интрига в том, что ему благоволил Путин, с которым тот встречался несколько раз. В 2013 г. президент заверил, что в Москве всегда с большим вниманием прислушиваются к его оценке политической ситуации в мире. 

Скоро в отделениях РАН будут обсуждать кандидатов на пост её президента. Кстати, Уральское отделение предложило переизбрать Фортова. Насколько известно, желающих стать ему конкурентами пока нет. Вполне понятно, почему. Ведь кадровые и прочие решения будут приниматься не в РАН, а в ФАНО. Даже выбранного из своих рядов заслуженного ученого утверждают деятели из правительства. 

Как стало известно, в феврале правительство нанесло очередной удар по науке: на 19 млрд рублей урежут научные исследования. Но защитникам слабеющей «научной крепости» неожиданно подвезли «снаряды». Буквально в конце января была проведена экспертиза пяти тысяч научных проектов. Из них 368, выяснилось, соответствуют мировому уровню. Кроме того, рекомендовано выделить финансирование еще на 3468 научных тем. 

Президент РАН должен быть выбран весной на общем собрании. Так что очень скоро мы будем зрителями отнюдь не рядового спектакля, а драмы с не вполне ясным эпилогом. 

НА СНИМКЕ: академик Владимир Фортов (в центре) в кругу единомышленников. 

Владимир КОНЮХОВ, кандидат геолого-минералогических наук, отличник разведки недр