СКАЗКА

Жил на свете мужик Светозар, поживал, ни в чём нужды не знавал. А всё потому, что руки у него из того самого места росли, которое с золотой головушкой дружило. Снаружи голова кудрями разукрашена, а внутри – кладезь ума и смекалки. Когда после рождения его увидел отец, то восхищению не было предела, и с губ его слетело: «Светлый, как заря!» С тех пор и прозвали его – Светозарушка. С юных лет он во всём помогал отцу. А повзрослев, не только в мастерстве отца превзошёл, но и силушку немалую набрал. Какой работы ни коснутся руки Светозара, головушка уже полный расклад им выложит. Те с проворством всё, что нужно и выполнят – качественно и в срок.

Только снег растает, он уже с огородом управится и плотничать на заработки отправится. Одним домик поставит, другим крышу починит, третьим баньку новую срубит. Какую-никакую, а денежку зашибёт. А там, глядишь, и сено косить пора пришла. Грибочки-груздочки да рябинку, калинку и прочую ягоду на зиму припасёт. Урожай с огорода соберёт, дров из леса привезёт. Своим старикам, чем может, подсобит. Зиму на печке не лежит – то сапоги тачает, то валенки катает, а то лапти плетёт. И при всякой работе песни поёт.

Мимо дома ни один прохожий не пройдёт, чтоб не послушать молодца, да так заслушается, что забудет, зачем и куда шёл. А уж деревянные узоры начнет выпиливать, так с такими завитушками, что каждая, как в песне строчка. И ни один резной узор не был похож на предыдущий. Но его изба была краше всех на селе. Тот же дымник на печной трубе. Да таких отродясь никто не видывал. Глядя на него, и другие сельчане резьбой избы разукрасили. Мило-дорого было пройтись по такому селу. И шёл к Святозару народ, знал, что лишней копейки не возьмёт и подряд выполнит в назначенный срок.

Однажды пришла к нему пожилая женщина, представилась Авдотьей Ниловной с лесной деревеньки и стала упрашивать, чтобы он починил крышу у избы. Светозар и спрашивает у неё:

– А что, в вашей деревне мужики перевелись?

– Да тут вот какое дело приключилось: мужик мой уговорился с соседом крышу разобрать, а как начали, тот свалился на мово мужика, оба и покалечились. А других-то не дозовёшься, не докличешься.

Пообещал Светозар женщине через день прийти крышу чинить. Только та за дверь, а жёнушка – Прасковьюшка тут как тут:

– Ты что ополоумел или белены объелся, к разбойникам на рогатину сам напросился? Иль ты не знаешь, что слава о той деревне недобрая по всей округе идет? Что тебе, лешему, жить надоело? О нас ты подумал, что с нами будет? Дочери на выданье и сыночек ещё не работник, а тебе не терпится голову сложить за здорово живёшь.

Ничего не ответил Светозар, отправился в дубравушку думу думать. Прилёг на травушку-муравушку, да и призадумался, не пойти – а вдруг Авдотья Ниловна напасть какую напустит, не зря же народ говорит, что не чисто в ихней деревне. Думал, думал – ничего не придумал и задремал. Приснился ему сон – удит он рыбу, на бережку супруга сидит, веночек плетёт, дочки ей с лужка цветочки приносят, а сынок за сестрёнками бегает. Проснулся, когда солнышко уж на покой собралось, а на сердце у него так светло. И уверился, что от добра худа не будет.

Назавтра с рассвета до заката переделал по хозяйству уйму дел и утром спозаранок отправился в дальний путь по дорожкам да тропочкам в лесную деревеньку. У крайней избы поджидала его Авдотья. На лужке у дома стол, накрытый всякой снедью, а рядом уже самовар закипал. Отобедав, Светозар полез разбирать кровлю. В углу увидел кучу всякой рухляди и хлама. Закончив с крышей, с разрешения хозяйки принялся скидывать с чердака хлам. Тут под руки ему попали разобранный ткацкий станок, кованый сундук, а последней из находок была шкатулка. Всё это добро он аккуратно спустил на землю и передал хозяйке. После ужина завалился спать на сеновал. И спал без всяких сновидений. Проснувшись с первыми петухами, окунулся в озере и принялся за работу. Вошёл в азарт, а тут и песня сама собой полилась, не то, что вчера, когда он пыль чердачную глотал, тогда не до песен было.

Услыхали его жители деревеньки и потянулись к дому Авдотьи. Одну песню Светозар закончит, как тут же новую начинает. Хозяйка тем временем наводила порядок в вещах, спущенных с чердака, что-то мыла, что-то протирала и раскладывала на просушку.

– Мужики, чем глаза пялить, лучше помогите плотнику, а я уж вам проставлюсь. Кинулись мужики помогать, и бабы в стороне не остались; одни доски подтаскивают, другие их на крышу подают, третьи придерживают. А Светозар едва успевает их прибивать, где уж тут до песен.

После полудня все работы были закончены. Пока Светозар купался в озере, жители в складчину накрыли столы и устроили такой пир, какого даже старики не припомнят. Лились над деревней и озером раздольные песни, разухабистые частушки. А затем последовали рьяные, с коленцами и выкрутасами пляски.

Посидел с ними Светозар, песни попел да и домой засобирался.

Остановила его хозяйка:

– Светозар, за твою душевную доброту, за золотые руки твои от чистого сердца дарю этот бесценный ткацкий станок. Со стародавних времён он принадлежит нашему роду и якобы сам ткал холсты, но при моей бабушке сломался. Это прялка-самопрялка, а к ней осталось одно целое веретено. В этом кованом сундуке должны быть какие-то детали к этим волшебным вещам. Ты единственный, кто может во всём разобраться и дать им вторую жизнь. Вот волшебные зеркальца твоим ненаглядным дочуркам. Однажды они помогут им выбрать своих суженых. А эта серебряная подкова, прибитая к косяку над дверью, поможет в судьбе твоему сынишке. Передай супруге от меня эту иконку – материнский оберег, – она протянула ему нательную иконку на шелковой тесемке.

– И еще для тебя табакерка с секретом. Запомни хорошенько, с этой стороны нюхательный табак, с другой – табак с зельем. Если вороги одолевать станут, дай им понюхать, и они тут же уснут на целые сутки. Да, чуть не забыла – ткацкий станок и прялку когда наладишь, нужно всем обеспечить и нежно попросить, что нужно сделать, а когда выполнят задание, их похвалить.

Светозар сердечно поблагодарил Авдотью Ниловну за великолепные подарки, нанял извозчика, погрузил добро на телегу, распрощался с хозяйкой и тронулся в путь.

До дому оставалось уж рукой подать, как вдруг на них напали разбойники. Вот тут-то и пригодилась табакерка. Открыл ее и спрашивает:

– А не хотите ли господаразбойнички моего табачку отведать, а там и потолкуем.

– Ты зубы не заговаривай, давай вытряхивайся из телеги.

– Куда вы торопитесь, у вас же целая ночь впереди. Табачок англицкий, а запах-то какой: нюхнешь – и век помнить будешь. Аль кишка тонка?

Разобиделись, расшумелись разбойники.

– А ну, дай сюда табакерку, – закричал атаман.

Нажал Светозар незаметно кнопочку, табакерка открылась, разбойник зацепил из нее щепотку, носом вдохнул, чихнул.

– Одна вонь, а не табак, нашему в подметки не годится.

Но пошла табакерка по рукам. Ни один разбойник про табак доброго слова не сказал. Пока она до пятого дошла, первый уже стоя спал, а за ним и остальные уснули.

Тут извозчик из-под телеги вылез, погрузили они разбойничков на телегу и доставили в село, что находилось в стороне на версту от дороги, и на площади у церкви выгрузили. Было уже за полночь, поэтому их визит никем не был замечен. А до рассвета были они на дворе Светозара. Пока лошадка уминала овес, поклажу с телеги сгрузили. Светозар уплатил извозчику двойную цену, при этом попросил никому ничего не сказывать, а не то им обоим не поздоровится.

А спозаранок в соседнем селе у церкви столпотворение да суды-пересуды – откуда взялись незнакомые мужики и спят себе беспробудным сном.

Михаил ШУШАКОВ

Рисунок Евгения КРАНА.

Продолжение следует.