РАССКАЗ 

Вспоминая детство, вспоминаю в те годы снежные зимы. Наметет так, что сугробы по крышу. Банька наша была метрах в десяти от дома, и после очередной бури отец или мой старший брат прорывали к ней буквально тоннель. Мы, детвора, радовались снежным наносам и нередко, взобравшись на конек крыши, прыгали вниз в пухлый снег, утопая в нем по пояс или грудь. 

Видимо, эти зимние забавы и натолкнули меня на мысль: а нельзя ли летом построить землянку, в которой можно было бы и от дождя спрятаться, и помечтать в тишине... Да и схрон для наших немудреных в то время игрушек славный бы получился. Поделился идеей с соседними мальчишками, те только «за». Сказано-сделано. Пошли искать подходящее место для строительства землянки. И искать долго не пришлось. Метрах в ста от деревни пролегал лог, в свое время размытый вешними и дождевыми водами до гигантских для местности размеров: глубина достигала метров восьми, а ширина местами доходила до полусотни метров. Со временем его откосы заросли кустарником и небольшими деревцами (в основном березками). 

Выбрали место, где откос лога круто обрывался вниз. Оно удачно подходило для нашей затеи еще и тем, что здесь односельчане брали глину для битья печей. Знали, что выбирать, глина в этом месте жирная, плотная. Со временем в склоне лога появилась довольно широкая и глубокая яма. Нам оставалось прорыть небольшой тоннель в глубь склона. Недели через две пещерка двух метров в высоту и не менее в длину была готова. Рытьё не представляло особого труда, землю сбрасывали на дно оврага. 

Намечали торжественное завершение нашего строительства, но тут произошло неожиданное – часть земли в пещерке обвалилась, и пришлось поновой убирать. Это событие несколько насторожило. Хорошо, что обвал произошел, когда нас не было в землянке. А так и до беды недалеко. Стали думать, что предпринять? Доски в те годы в деревне были в большом дефиците. О других материалах, чтобы облицевать, обшить стены, мы и знать не знали. А за нашей речкой на горе еще работал кирпичный завод. Благо, что сырье буквально под ногами – глина в смеси с песком и охрой. Мы частенько прибегали сюда, чтобы посмотреть, как почти из ничего рождаются аккуратные кирпичи. После прессовки сырые заготовки будущего дефицитного тогда строительного материала загружали в специальные тележки-клетки на колесах и по проложенным рельсам отправляли в печь (их было две). Через определенное время на свет появлялись крепкие красные кирпичи. 

После долгих раздумий мы договорились, что нужно для укрепления стен пещерки развести в ней большой костер, чтобы обжечь глину. С дровами проблем не было: рядом да и по берегам реки росли рощицы, в которых было немало высохших деревьев. И работа закипела. Два дня мы заготавливали и стаскивали к землянке дрова. Наконец решили зажечь костер. У каждого в карманах штанов минимум по коробку спичек нашлось. Но случилось непредвиденное – костер не хотел разгораться. Сухие веточки вспыхивали, быстро прогорали, а основные дрова так и не занимались огнем. Хорошо, что Гошка (у него мать продавцом в магазине работала) догадался сбегать домой и принести бутылку с керосином. Вскоре костер запылал и жарил так, что пришлось отойти подальше. День был пасмурным, дрова особенно не дымили, и мы удачно выполнили задуманную операцию. 

На другой день рано утром собрались в логу, но к пещерке подойти было невозможно: она дышала жаром. Лишь еще через день мы полюбовались результатами своего труда. Стены, пол и потолок были покрыты толстым и плотным слоем сажи. Даже самые смелые и отважные зайти в землянку не рискнули. Вот так неудачей и завершилась наша задумка. 

…Прошли годы. Вместе с сыновьями я пас домашний деревенский скот. Несколько коров зашли в лог. Я пошел их выгонять и… вспомнил нашу землянку. Выгнав животных на луг, вернулся и попытался найти место, где когда-то, давным-давно, кипела наша работа по сооружению пещерки. Долго ходил вдоль левого склона оврага. Уже отчаялся отыскать хоть какой- то след, как неожиданно за одним из кустов ивняка заметил черную дыру. Раздвинул куст и обомлел – передо мной открылась наша землянка. Я словно вернулся в детство. Пещерка стояла такой же черной, как и много лет назад. Осмотрел ее – никаких признаков осыпи. Зашел осторожно, стараясь не прикасаться к стенкам. Потом не удержался и ткнул пальцем в потолок. Он был твердый, как кирпич. Палец, правда, испачкал сажей. 

Вышел из землянки, сел неподалеку и долго не мог вернуться из воспоминаний. И лишь когда старший сын, заволновавшись, окликнул меня, я очнулся. 

…Почему-то я так и не поведал сыновьям о нашей землянке. Почему? Не знаю. 

Василий МИХАЙЛОВ 

Евгений КРАН /рис./