СКАЗКА 

Окончание. Начало в № 111 

Настасья заторопилась коровушку доить, а Егор два ведра взял да к колодцу отправился. Повстречал соседа, поздоровались как старые приятели. Угостили друг дружку самосадом, посудачили, пока журавлём из колодца воду черпали, да и пошли по домам, каждый своей стёжкой. Настя подоила бурёнку и в крынки молоко процеживает, а кот-воркот вокруг ног вьётся, о подол сарафана трётся да задушевно мурлычет. Поставил Егор вёдра на лавку и пошел со скотиной управляться. А тут уже и пастушок кнутом пощёлкивает. 

– Дядь Егор, отворяй ворота, выгоняй оравушку, пора нам на лужок, на травушку- муравушку. А что, Стёпа спит ещё? Проснётся, пусть на луг приходит, вдвоём веселее будет. 

Вошел Егор в избу, Настасья завтрак на стол собирает, детей будит: 

– Стёпа, Дарёнка, быстрее просыпайтесь, умывайтесь да за стол садитесь… Доченька, давай я тебя первую с полатей сниму. 

А Стёпа сам быстро на печку перебрался, затем на лавку, и вот он уже на полу. Егор диву даётся: когда сын так ловко научился с печки слазить? 

Стёпа везде хотел успеть: и коров пасти, и рыбу удить, и ягоды, грибы собирать. А Дарья за ним как ниточка за иголочкой. 

Быстро пролетело лето. Осень принялась раскрашивать листья на кустах и деревьях, а когда надоело, забросила кисти и краски и стала дожидаться прихода матушки-зимы. А та не заставила себя долго ждать. Однажды налетела снежной бурей. Под завывание ветра в печной трубе дети быстро уснули на полатях. Закончив дела по хозяйству, Егор с Настей тоже улеглись спать. 

Вдруг раздался настойчивый стук в ворота. Егор вышел в ограду, открыл калитку и увидел выбившегося из сил охотника. Помог ему войти в дом и пока оттирал незнакомцу обмороженные щеки, руки и ноги, Настасья вскипятила на таганке воду, заварила сушёной малины. Напоив охотника взваром с мёдом, уложила спать на печь. Семён (так звали охотника) проснулся на другой день в добром здравии от детского шёпота на полатях. Протянул руку мальчику, сказал: 

– Будем знакомы – Семён, а вас, молодец, как звать-величать? 

Сёма подал незнакомцу руку, ответил смущенно: 

– Сёмушка, Егоров сын. 

– Вот так встреча. Значит, мы с тобой тёзки, а батюшку Егором звать? Ну, а красу-девицу как мама называет? 

Не смущаясь, девочка бойко ответила: 

– Я Дарёнка, а маму зовут Настасья, а ещё у нас есть корова Милка, с телёночком Кешей, лошадка Серко, баран – Буян, потому что он очень задиристый, и овечки... 

Тут хозяйка позвала всех к столу. Спустившись с печки, Семён пожелал хозяевам доброго здравия и поблагодарил их за спасение. 

Три дня и три ночи бесновалась непогода. На четвёртую ветер утих и вступил в свои права мороз-воевода: вызвездил небо, напустил стужу лютую, да такую, что если какая птица отважится полететь, то замертво падает на снег. Семён рассказал хозяевам о себе и своей семье. 

Он рвался пойти домой к жене, несмотря на лютый холод. Анастасия с Егором уговорили его дождаться оттепели. И вот погода сменила гнев на милость. Едва забрезжил рассвет, Семён засобирался. Поблагодарил гостеприимных хозяев за хлеб-соль, поцеловал Сёму и Дарьюшку, закинул ружьё за плечо, встал на лыжи и отправился в путь-дорогу. Анастасия перекрестила удаляющегося охотника, а Егор тихонько прошептал: 

– По щучьему велению, по моему хотению, пусть Семен Иванович благополучно доберётся до своего дома. 

Отблагоухала весна ароматами первых листочков, луговых и таёжных цветов, отгремела благодатными грозами, вдоволь напоив щедрую на урожай землицу тёплыми дождями. Но принесла она большие и малые заботы птицам, зверям и землепашцам, а вот детям – радость и раздолье. 

Воеводушка – уже вся седая бородушка – себе покою не сыщет, вновь по всему царству беглецов ищет. 

Однажды охотник Семён отправился в таёжную деревеньку пригласить своих спасителей на крестины сына. Вышел из леса и увидел притаившихся за амбаром пятерых человек и Егора, подходившего с вёдрами к колодцу. Вдруг четверо выбежали из-за укрытия. Семён закричал. Охотник бросился на выручку, но Егор уже падал, сражённый стрелами, пущенными из луков нападающих. Анастасия все это видела, бросилась к нему, упала на колени, приподняла его голову: 

– Емелюшка, любимый, не покидай нас, очнись, родимый мой. 

Враги замешкались, не зная, что делать. Емельян открыл глаза, увидел Несмеяну и прошептал: 

– По щучьему велению, по моему хотенью… 

Убийцы опомнились и бросились оттаскивать Несмеяну; она крепче обхватила голову Емельяна и закричала: 

– Пусть я стану тучей грозовою! 

Раздался оглушительный гром, и Несмеяна превратилась в чёрный столб смерча, который поднял до небес убийц и, словно шелуху от семечек, выплюнул их на землю. Сверкнула молния, испепелила их тела… Затем хлынул ливень. Вторая молния ударила в прячущегося за амбаром человека, превратив его в огненный факел, от которого загорелся амбар. Семён подбежал к дому, когда огонь перекинулся уже на крышу. Напуганные грозой дети прятались за печной трубой. Семён успокоил их и уговорил пойти с ним в его деревню. 

Жители узнали о пожаре, когда дом и постройки уже догорали. Они не могли понять, как на месте колодца образовался родник, с одной стороны которого из земли выступал плоский чёрный валун, а с другой – островерхая беломраморная верхушка огромного камня, шероховатая поверхность которого напоминала окаменелые слезинки. На деревенском сходе жители нарекли родник Емелины слёзы. 

Михаил ШУШАКОВ 

Валерий СОЛОНОВИЧ /рис./