БЫЛЬ 

Много лет минуло с тех пор, но случай тот помню, словно произошел вчера… 

Сентябрь, 1946 год. Начало учебного года. Жили мы с мамой в это время на разъезде Криволукский неподалеку от Заводоуковска. Я и сейчас называю этот полустанок змеиным. Там, куда ни глянь, кругом березовый лес, заболоченные места и камыши. Такой природный ландшафт был всегда благоприятен не только для пернатых-водоплавающих, но и для обитания змей всех мастей. В школу я ходил в деревню Пономарево, находящуюся за два километра от разъезда. В тот раз, вернувшись из школы, я с мамой после обеда вышел в палисадник. Разложил на столике учебники, тетрадки, а мама занялась вязанием. Наш кот Васисуалий (так мама его величала) запрыгнул к ней на колени и замурлыкал. 

И вдруг котяру словно кипятком ошпарили. Он вскочил на мой столик – шерсть на спине ежиком – и зашипел. Мама отложила вязание и, не понимая, в чем дело, прогнала кота со столика. Но он тут же запрыгнул обратно, тараща глаза наверх. Мы обратили свои взоры туда, куда так злобно глядел наш кот. Оказалось, над моей головой, в листьях вишни, приютилась серая гадюка, греясь на солнце. Мама поднялась, схватила палку, подвернувшуюся под руку, и сбила змею на землю. Кот в мгновение ока бросился на нее и вступил в смертельную схватку. Соседи, прибежавшие на шум, почему-то не решились прий- ти на помощь отважному коту. А тот продолжал битву не на жизнь, а на смерть. Серая гадюка извивалась молнией в траве, и никто из нас не мог понять, где у нее голова, а где хвост. Она, видимо, рассчитывала на победу и отдавать свою жизнь за просто так не хотела. Но мы-то с мамой знали, что наш Васисуалий тоже не лыком шит: еще ни одна мышка в доме не спаслась от его острых когтей. В какой-то момент Васька ухитрился сцапать гадюку за голову и перекусить ей горло. 

Ее тело и хвост долго еще елозили по земле, но вскоре всё затихло, успокоилось. Только нашего кота-победителя ничто уже не интересовало. Он сидел поодаль, старательно вылизывая помятую шерсть. Если бы кошки умели говорить, то, я уверен, Васисуалий, одержавший только что столь славную победу, сказал бы: «Что от меня требовалось, то мной и исполнено…». 

Михаил ЛЕОНОВ, пос. Вагай