РАССКАЗ 

Случилось это во время нашего похода. Завершался учебный год (мы учились в седьмом классе). Однажды зашёл разговор о том, что почти ничего не знаем о родном крае. Вот и решили – а давайте отправимся по Тюю до впадения в Уфимку. Прикинули, до села Манакаево, которое расположилось в устье, километров около сотни. 

Идею нашу поддержала клас- сный руководитель. Да без неё нам просто-напросто никто бы не разрешил пускаться в подобное путешествие. Навязались и девчонки. Правда, их было немного. 

Настал день и час, и мы отправились в путь. Естественно, пешком. Вдоль малых речек идти не рискнули, поскольку протекали они среди кустарников, да и знали их, как говорится, от истоков до впадения в Тюй. 

День выпал по-летнему жаркий. Перед выходом я вынул из рюкзачка припасенную заранее селёдку и давай уплетать её с хлебом. Мои товарищи стали упрекать: «Ты зачем солёную рыбу на дорогу ешь? Пить захочешь. А воды до ближайшего села нигде не взять. А это, считай, километров двадцать будет». 

«Вы что, не знаете, что соль замедляет выделение пота? Конечно, вначале перетерпеть нужно». Но мнение моё никто во внимание не принял. Двинулись с шутками. Девчонки запели. Но постепенно настроение портилось. То один, то другой прикладывались к фляжкам с водой. Ребята ещё держались, а вот слабая половина человечества на глазах раскисала. Никто уже не пел. Расстояние между мальчишками и девчонками увеличивалось. Приходилось останавливаться и поджидать их. 

До села оставалось километров пять, когда, догнав нас в очередной раз, классная объявила, что нужно посоветоваться. Присели на обочине дороги, на зелёной травке. Марья Фёдоровна сразу взяла быка за рога, мол, девчата отказываются идти дальше, но и нас одних она боится оставлять. «Случись с вами что, мне беды не миновать». Как же так? Рушились все наши мечты и планы. И мальчишки один за другим стали уверять классную, что ничего с нами не случится, что компания подобралась прекрасная и мы будем вести себя как паиньки. Пришлось и мне как единственному комсомольцу заверить, дескать, беспокоиться за нас не нужно, всё будет прекрасно. После долгих споров договорились – Марья Фёдоровна с девчонками возвращаются, а мы продолжаем свой поход. 

По пути до устья было немало приключений, но я не о них. Я о грозе. До намеченной цели добрались на другой день под вечер. Село раскинулось на правом берегу Тюя. С левого к нему перекинут мост. А чуть пониже и было устье, где наша речка впадала в Уфимку. 

Времени, чтобы устроиться на ночлег, оставалось немного, и мы решили подняться на высокую гору, где и намеревались построить шалаш , чтобы отдохнуть и выспаться как следует. Устали здорово: в пути нас мучили жара и жажда. Мой способ избежать обильного потовыделения оправдал себя. Я чувствовал себя намного бодрее других. 

Взбираться решили прямо по крутому склону, поросшему деревьями и кустарниками. Даже сегодня, спустя столько лет, я с содроганием вспоминаю, как мы карабкались вверх без всякого специального снаряжения. От дерева к дереву, от куста к кусту. Несколько раз останавливались передохнуть. Но вот она, площадка. На ней стояли качели. 

Сама конструкция была сделана на совесть. Железные трубы (по две с обеих сторон) венчались внушительной балкой между скрещенных опор. К балке приварены толстые кольца, с которых свисали четыре крепких цепи. Внизу они охватывали два бревна, поверх которых была прибита широкая половая доска. 

Почему я так подробно описываю конструкцию качелей? Дело в том, что мы решили изладить под ними шалаш, что и сделали не мешкая. Одни занимались устройством ночлега, а мы с Костей развели костёр и решили сварить кашу. Консервы и черствеющий хлеб уже поднадоели. 

Ужинали при глубоких сумерках. С площадки хорошо было видно, как внизу сверкало огнями село. Где-то тявкали собаки. Решили, что завтра с утра идём к устью, а затем в село. Надо было купить кое-какие продукты в обратный путь. Да и Малакаево интересно было посмотреть. 

Заснули, как убитые. Во сне мне приснилось, что я купаюсь в речке. Дурачусь, пулькаюсь в воде. А тут ещё и гроза налетела. А мне смешно. Просыпаюсь …И о, ужас! Лежу весь в воде, и ручей подо мной всё ширится и ширится. Вскакиваю, чудом не разбивая голову о брёвна, и вылетаю из шалаша. А там гроза. Да еще какая! Дождь льёт, как из ведра. Следом за мной из шалаша выскочили и ребята. Где спрятаться от грозы? Сунулись под обширную ель. Под ней тоже неуютно и сыро, но струи не так барабанили по телу. 

И вдруг произошло невероятное. На наших глазах метрах в семидесяти выше по горе вспыхнуло дерево и раздался такой грохот, что казалось, будто перепонки в ушах лопаются. Мы попадали наземь и невольно зажмурились. В первые секунды я ничего не мог понять. Потом дошло – это молния ударила в дерево. И тут животный страх переполнил меня с ног до головы. А если бы молния ударила в металлические качели? Быть бы беде. 

До утра мы, мокрые и грязные, прятались под кустиками и дрожали от холода и страха. С первыми лучами солнца гроза кончилась, и мы стали приводить себя в порядок. Через полчаса уже смеялись и над собой, и над грозой. Главное, всё окончилось для нас счастливо: все живы и здоровы. Но с горы спустились часа через три, когда наша одежда высохла. Спустились по тропинке, которая, оказывается, была протоптана справа от утёса. 

Много лет прошло, но ту грозу я до сих пор не могу забыть. Ибо, напугав нас, она научила и правильно выбирать место для ночлега. 

Василий ПЕРМЯКОВ 

Евгений КРАН /рис./