РАССКАЗ 

Метров за семьсот от устья речушек Выдра и Быстрая, ниже по течению, в небольшой деревушке Коммуна работала мельница. Понятно, что для этого был необходим напор воды, поэтому каждую весну, после половодья, ставни плотины опускались, и река на некоторое время поворачивалась как бы вспять, а искусственный пруд расширял её берега. Это было золотое время для рыбаков, ставивших в ложбинках морды (своеобразное орудие лова). 

Осенью заливные луга замерзали в первую очередь. И мы, детвора, играли в хоккей, гоняя по льду деревянными клюшками мяч из конского волоса. Естественно, в валенках. Коньков-то не было. И вот однажды… 

Надо сказать, деревня наша делилась на две улицы – Нижняя и Верхняя. Понятно, что и в хоккей мы играли улица на улицу. На нашей в то время появился розовощёкий полненький пацан. Что там случилось в далёкой городской семье, мы даже и не пытались выяснить. Знали, что к бабе Кате приехал внук Славка, которому предстоит учиться в нашей школе. Он был на год младше меня. 

Представьте, как мы удивились, когда через неделю, отправляясь на хоккейное поле, на плече увязавшегося за нами Славки увидели настоящие коньки «Снегурочки». Нет, не просто удивились. От неожиданности мы остолбенели, а затем робко попросили потрогать их. Играть в тот раз мы передумали. Не помню, у кого родилась ошеломляющая идея – смастерить самодельные коньки. Инициатора все дружно поддержали. Но как воплотить задуманное в реальность, к сожалению, никто не знал. Спорили до хрипоты. Потом уговорили Славку дать нам на время коньки, чтобы по их подобию смастерить свои. Два дня мы не выглядывали из своих дворов, занятые конструкторскими проблемами. Под вечер третьего, не сговариваясь, собрались на окраине улицы, где жил Славка. 

Надо было видеть своеобразие придуманных и сделанных коньков. Но главное – все они были смастерены на деревянной основе. Осмотрев выставку, единодушно вынесли вердикт: самое интересное решение нашёл Костя. Надо сказать, что он всегда отличался тягой к мастерству. Делал, как настоящие, пистолеты и автоматы, самокаты, машинки, лыжи и санки. Наверное, всё это передалось ему от деда и отца, которые на всю деревню славились своими умелыми руками. 

На деревянной основе коньков Костя сделал распил и закрепил сквозными заклёпками пластинки стали, которые были остро заточены с наружной стороны. Сами же коньки крепились к валенкам веревочками. Мы по очереди испытали это чудо и уговорили Костю сделать нечто подобное и для нас, при этом пообещали ему всяческое содействие. 

Всё это время ребята с Верхней улицы доставали нас просьбами пойти на лед и размяться, но мы отказывались, не объясняя причины. 

И вот бой состоялся. Наша дружина уже на льду с гордостью надевала на валенки… коньки. Противники смотрели на нас с некоторой иронией – придумают же… 

Врать не буду, но первые полчаса мы ползали по льду, как коровы: скользя и падая. О нормальной игре и бросках по воротам не могло быть и речи. Счёт, естественно, уже не в нашу пользу, шёл голов на пятнадцать. 

Соперники откровенно хихикали. Но вот то один из нас, то другой стали увереннее стоять на своих самоделках, приноровились держать равновесие, и ситуация резко изменилась. Теперь уже мы умело обходили противника, и град «мячей» посыпался в их ворота. 

С небольшим преимуществом, но мы победили. Возвращаясь домой, рассказали ребятам соседней улицы о том, как мастерили свои «скороходы». И те просили Костю сделать подобные им. Вскоре мы на равных сражались на льду. 

А весной Славка уехал в город. На память он подарил мне «Снегурки», которые я хранил долгие годы. Но миновало детство, промчалась юность, и они как-то незаметно ушли в небытие, оставшись только в моей памяти. 

Василий МИХАЙЛОВ 

Евгений КРАН /рис./