Жил воробей Чирр-чирик, летал по садам и огородам с уютными красивыми домиками, что дачами называются. И не было у него забот и печалей. Лишь солнышко на покой соберется, найдёт он местечко потаённое и дремлет до утра. Летом ведь каждый кустик ночевать пустит. И с пропитанием все в порядке – сердобольные дачники устраивали кормушки для пташек, а они в благодарность помогали им избавляться от всяких ползающих и летающих вредителей сада.      

Однажды повстречался Чирр-чирик с прекрасной воробьихой Чир-раей. Долго он не решался сделать ей предложение: а вдруг согласится и куда же тогда он её пригласит – нет у него ни домика-скворечника, ни уютного гнёздышка.  И полетел он срочно решать квартирный вопрос. Но все скворечники были заняты, а гнёздышки так спрятаны, что ни одного не встретилось на пути. Заметив у одного красивого домика  щелку между стеной и карнизной доской, он без труда проник внутрь. Всем хорошо было местечко – ни кошка до деточек не  доберётся, ни ворона разбой не учинит и даже кукушка своего яйца не подкинет.  Не покладая крыл, от рассвета до заката отыскивал он на земле травинки, пушинки, клочки собачьей шерсти и прочие материалы, пригодные для строительства чудесного гнёздышка.  

Лишь солнышко закатится за горизонт, спешит он к заветному кусточку, к своей возлюбленной. Но если раньше они, усевшись на веточку и прижавшись друг к другу, до рассвета слушали соловьиные концерты и были безумно счастливы, то в последнее время Чирр-чирик вел себя довольно странно. При первых же распевах соловушки клевал носом и в скором времени засыпал, чем очень огорчал  Чир-раю.  Однажды утром она решила проверить, уж не завел ли он себе другую зазнобушку, и последовала за ним. Летел Чирр-чирик, летел, затем спикировал на землю, схватил клювиком что-то мохнатое, полетел к красивому домику и исчез под карнизом.   

– Вот негодяй, морочит мне голову, а сам завел другую. Не хочу больше его видеть, – и опечаленная Чир-рая полетела куда глаза глядят.  Вечером, вернувшись на заветный кусточек, Чирр-чирик сразу заметил перемену в поведении своей возлюбленной. 

– Добрый вечер,– прочирикал он… и осёкся, словно пронзённый стрелой  её недружелюбного взгляда.  Резкая перемена в их отношениях напугала его – почувствовал, что может потерять любимую навсегда. Сбивчиво начал чирикать: 

– Прости, дорогая, что раньше не сделал тебе предложения...

Но Чир-рая перебила его: 

– А что, сейчас уже поздно и ты не свободен? Можешь оставить всё своё красночирикание для другой благоверной и не смей оправдываться, я всё видела. 

– Любимая, ты ничего не могла видеть, потому что я только сегодня закончил обустройство нашего с тобой гнёздышка и прошу тебя стать  моей спутницей жизни. Завтра с утра ты по достоинству оценишь мои труды.

Утром они  проснулись на заре. Чир-рае не терпелось  с кем-нибудь поделиться своим счастьем.

– Любимый, спеши в наше гнездышко, а я повидаюсь с подружками и прилечу к тебе.  

Чирр-чирик был ужасно потрясен, когда, подлетев к карнизу, не обнаружил щели в своё жилище. Он уселся на забор напротив дома и призадумался.

 – Я не мог ошибиться, это тот самый дом, рядом высокое ветвистое дерево, а возле забора  груда укрытого кирпича.  Чирр-чирик сорвался с забора, вихрем подлетел под карниз, быстро и сильно хлопая крыльями, приняв вертикальное положение, стал оглядываться. Не отыскав лазейку в своё гнёздышко, вновь вернулся на забор.  Он был так возбуждён, что его хвостик трясся, как у трясогузки.  Сидя на заборе, Чирр-чирик наклонял свою бедную головку то вправо, то влево, устремив свой затуманенный взор в тот угол карниза, где было его гнездо.  Не замечал он и того, что  распотрошённое, оно валялось на земле, а щель вдоль карниза аккуратно забита планкой. Чирр-чирик вновь и вновь взлетал и крутился под карнизом. Шум его крыльев привлек внимание поливающего грядки хозяина дачи. Понаблюдав за странным поведением воробышка, он смекнул, в чем тут дело и посоветовал ему:

– Не убивайся ты так, есть ещё время построить новое гнёздышко и вырастить детушек. 

  До сознания Чирр-чирика  дошёл совет дачника. Немного успокоившись, он полетел подальше от злополучного места.  Навстречу ему – Чилл-чилик. Будучи птенцом, тот чирикал: чилик, чилик – вот и назвали его родители так. Увидев печального Чирр-чирика, спросил, мол, что случилось?

Чирр-чирик поведал свою ужасную историю и добавил: 

– Она не простит меня вовек. 

Подумав, Чилл-чилик стал его успокаивать:

– Не надо расстраиваться. Полетим туда и посмотрим, что можно сделать. 

Они уселись на забор через две доски друг от друга, и Чилл-чилик прочирикал:

 – Покажи, где у тебя было гнездо?

Чирр-чирик подлетел к углу карниза и закрутился под ним, затем вернулся на забор и  спросил:

 – Ну, и что тут можно сделать?  

– Дай подумать, – ответил Чилл-чилик.

 В это время подлетела к ним  Чир-рая и прочирикала:

– Что ж вы, братцы, не веселы, что ж вы головы повесили? Поссориться успели или новоселье передумали справлять?  А  ну признавайтесь, какая кошка между вами пробежала? 

– Никакой кошки мы не видели и не ссорились, – прочирикал Чирр-чирик  и поведал ей о случившемся.

Подумав, Чир-рая сказала:

– Как  хорошо, что это случилось раньше. Что было бы со мной и нашими детками, если бы поселились здесь? Я очень надеюсь, что мы быстро построим прекрасное гнёздышко в другом месте. 

Не тратя времени, троица отправилась возводить новые «хоромы». 

Михаил ШУШАКОВ