Рассказ

Как разнообразен животный мир! Иной раз невольно удивляешься сообразительности братьев наших меньших. О собаках и кошках я уже не говорю – ​всё понимают, только вот сказать по-человечески не могут. Речь же поведу о птицах. О вороне. Той самой, что на каждом шагу встречается. Поведаю лишь о трёх эпизодах.

…Каждое утро, идя на работу, прохожу мимо мусорных контейнеров, что возле дома. Года два тому назад отвели для них специальную площадку, уложили плиты. Огородили с трёх сторон профнастилом и крышу поликарбонатную не забыли соорудить. Словом, порядок наконец-то навели.

Иду это я мимо и вдруг краем глаза вижу на одном из полупустых контейнеров ворону. Стоит себе на краю, голову внутрь засунула и что-то там высматривает. Один хвост торчит снаружи. Любопытно мне стало: что же её так заинтересовало? Остановился неподалеку и стал ждать развития событий.

А ворона тем временем какой-то пакет из контейнера вытаскивает. Вытащила наполовину, но пакет тут же упал обратно. Ворона снова его пытается изъять, и опять безрезультатно. На третий раз, приподняв пакет, прижала его лапой к краю стенки, перехватила клювом и вновь, переступив, прижала лапой. Вскоре пакет вывалился из контейнера на плиты, и довольная ворона, слетев вниз, деловито стала изучать его содержимое.

Я же заспешил на работу. Прошёл мимо вороны метрах в трёх-четырёх, но она лишь взглянула на меня и отвернулась: не мешай, дескать, делом заниматься.

... Осень уже властвовала на даче. На соседнем угловом участке манила оранжевыми бусинками облепиха. Жужжали шмели и пчёлы, кружась над соцветиями поздних цветов. Вечер стоял тёплый и безветренный. Я перекапывал грядку, с которой накануне убрал лук.

Перестал копать, чтобы передохнуть, и услышал какой-то необычный шум. Словно кто-то по железу чем-то шуршит. Звук приглушённый такой. Заинтересовался: что же это такое? Смотрю, на конёк соседней крыши ворона присела. Осмотрела окрестности и плавно слетела на облепиху. Отломила клювом веточку с ягодами, снова взлетела на конёк крыши, укрепила каким-то образом веточку на нём и с аппетитом стала клевать ягоды. Объев веточку, выкинула её на скат крыши и исчезла по другую сторону конька. И снова раздался непонятный шум.

Захожу на участок к соседу. А он в теплице возится. Спрашиваю:

– Ты ничего не слышал?

– А в чём дело?

Я ему и рассказываю. Семён на полуслове оборвал меня:

– Пойдём...

Подводит меня к дому и показывает на крышу, скат которой выходит на участок.

– Смотри. Вороны не только облепиху облюбовали, но и мою крышу. Нажрутся ягод и буквально на хвосте скатываются вниз от конька. Это они так желудок чистят. А мне одни неприятности. Всю крышу загадили.

Вот и остаётся подивиться и невольно вымолвить: «Ай да ворона!».

А об этом случае мне рассказал друг.

– Я только что устроился прорабом на стройку. Дом возводили. Понятно, что вокруг плиты, горы песка и щебня, пакеты с кирпичом – ​словом, стройматериалы. Вхожу, так сказать, в курс дела. Не успел, как говорится, оглядеться, обед наступил. Строительный люд к вагончику, приспособленному под столовую, потянулся. Еду в специальных термосах приво­зили: и первое, и второе, и третье. Но кормили по заранее поданной заявке. Я же не знал об этом, а голод не тётка. Вспомнил, что жена в сумку что-то положила про запас. Заглянул. Смотрю – ​бутылка кефира, приличный кусок отварной курицы и ломоть хлеба. Неподалёку от «штабного» вагончика приметил скамейку и устроился на ней пообедать.

Ем, по сторонам поглядываю. Тихо в округе. Стройка замерла. Лишь воробьи в ближних кустах чирикают. Смотрю, ворона прилетела. Приземлилась метрах в двадцати от меня и с интересом то одним глазом посмотрит, то, повернув голову, другим взглянет, словно поделиться едой уговаривает. Ну, я ей косточку куриную и кинул. Взмахнула птица крыльями, взлетела, однако тут же села неподалёку. Я делаю вид, будто она меня не интересует, а сам подглядываю. Ворона выждала минуту-другую и не спеша направилась к косточке. Взяла её в клюв и полетела к куче щебня. Видимо, сытой была. Положила косточку на щебень, вырыла клювом в нём ямку, уложила добычу и присыпала. Отошла на несколько шагов, оглядела схрон и, довольная, собралась лететь. Но тут увидела сороку, которая внимательно следила за действиями вороны.

Тогда та вырыла косточку, взяла её снова в клюв и перелетела на другую сторону кучи. Минуты через три она переместилась на вершину кучи щебня и, ещё раз оглядев окрестности, улетела по своим делам.
А я до сих пор дивлюсь, какая умная: не перепрячь она косточку, стала бы та добычей сороки.

Василий МИХАЙЛОВ
Евгений КРАН /рис./