ЭКОНОМИКА

В ТЮМЕНИ ЗАВЕРШИЛСЯ XI НЕФТЕГАЗОВЫЙ ФОРУМ

Несмотря на пандемию коронавируса, а может быть, даже благодаря ей (все-таки первая после карантина в России отраслевая площадка такого уровня), Тюменский нефтегазовый форум-2020 собрал 3857 участников, в том числе более 200 представителей СМИ, побив рекорд посещаемости (по сравнению с прошлогодним форумом число участников увеличилось на треть).

Виртуальной площадкой стала специально созданная платформа TNF Online, на ней зарегистрировалось около 6000 человек из 20 регионов России и 28 стран. В рамках форума подписано 18 соглашений, состоялось более 35 различных мероприятий. В том числе технологические дни нефтегазовых компаний, пленарные сессии, круглые столы и деловые завтраки (многие из них транслировались в онлайн-режиме на платформах РБК ТВ, YouTube, «ВКонтакте» и TNF Online).

Максимальный пик просмотров трансляций пришелся на пленарную сессию «Будущее сегодня: новые возможности индустрии» (по подсчетам организаторов – 87292 просмотра). В ней приняли участие вице-премьер Юрий Борисов, губернатор Тюменской области Александр Моор, губернатор Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрий Артюхов, председатель правления ПАО «Газпром нефть» Александр Дюков, председатель правления ПАО «СИБУР Холдинг» Дмитрий Конов и старший партнер McKinsey (компания находится в Сан-Франциско – С.Ш.), экс-старший советник министра энергетики США, Мэтт Роджерс. Модератором выступил телеведущий, заместитель генерального директора телеканала «Россия», президент Ассоциации «Глобальная энергия» Сергей Брилев.

− Если мы посмотрим новости, хотя бы этой недели, буквально вчера Airbus заявил о создании самолета на водородном топливе. Когда ты говоришь с гуру глобальной энергии о способах производства водорода, рассказывают примерно следующее. Уголь − отметается сразу. В отношении природного газа делается кивок, но, естественно, с оговоркой: будет ли этот водород производиться на территории России и транспортироваться за границу, − или говорят о третьем сценарии, который казался фантастикой буквально 2 года назад. Этот сценарий заключается в том, что наиболее перспективным способом производства водорода является использование возобновляемых источников энергии для электролиза, − вбросил для обсуждения Брилев.

− Было бы глупо не учитывать все современные тенденции, которые связаны с изменением структуры экономики и потребления углеводородов. Думаю, что именно на Тюменском нефтегазовом форуме, на площадке, где собрались эксперты и специалисты, можно было бы обсудить основные тенденции, определить места добывающей и перерабатывающей отраслей, − сказал вице-премьер Юрий Борисов.

− Мы много говорим о структурном изменении экономики страны в сторону перерабатывающих отраслей, в сторону продукции с высокой добавочной стоимостью, − продолжал он. − К сожалению, пока необходимо признать, что экспорт нефтегазовой продукции является основной статьей наших доходов, и нам нужно переломить эту тенденцию. Кризисная ситуация, возникшая, в первую очередь, в связи с распространением нового коронавируса, и как следствие − резкое падение спроса во всех отраслях, заставили задуматься об основных направлениях. Происходит падение спроса на нефтепродукты, падение цен на бензин, связанное с резким уменьшением транспортной активности. Автомобильный транспорт и авиатранспорт встали! Известная сделка ОПЕК, которая резко сократила добычу и, по сути, сократила доходы наших компаний, не могла не отразиться на поведении, на будущих трендах развития. Заявления ведущих экспертов звучат следующим образом: к 40-м годам доля нефтепродуктов перестанет доминировать в топливной корзине, резко уменьшится потребление угля, может быть, сохранится тенденция по использованию газа. Необходимо задуматься, куда пойдет развитие отраслей, где необходимо прикладывать усилия.

ИНТЕРЕСНО: КУДА И ГДЕ?

− Чтобы уйти от волатильности цен и ситуаций на рынке, связанных с основными углеводородами, необходимо переходить к более глубокой переработке, к созданию новых рынков и продуктов, которые будут определять основные тренды в ближайшем 10-летии. Я говорю о нефтегазохимии. Там другая прибавочная стоимость, другой спрос, новые продукты, которые будут определять тенденции развития основных отраслей: космос, ОПК и сельское хозяйство. Мировые темпы развития нефтехимии значительно выше, чем основные темпы развития и роста мирового ВВП, − Юрий Борисов озвучил правительственное видение.

Любопытно было послушать нефтяников.

− Мы видим, что происходит действительно реальное, серьезное и быстрое ухудшение отношения у потребителей, у инвесторов, у многих правительств, политиков к ископаемому топливу. И как результат − западные компании, прежде всего европейские, в ускоренном режиме начинают реагировать на это. Мы видим, что компании берут на себя повышенные климатические и шире − экологические обязательства. При этом, если говорить о причинах такого тренда в Европе, то дело не только в заботе о климате. Ещё одной важной причиной, на мой взгляд, является и сама рыночная ситуация, − отметил председатель правления ПАО «Газпром нефть» Александр Дюков.

Суть изменений, по мнению Дюкова, заключается в том, что потребитель охотно использует продукцию, созданную на базе экологических технологий – так нужно дать ему такую продукцию! Александр Дюков охотно рассказывал, что его компания сделала в этом направлении и что намерена сделать, где, так сказать, ловить журавля.

Заместителя министра энергетики РФ Павла Сорокина «журавли» очень даже интересовали (всетаки в зале находился профильный вице-премьер Юрий Борисов):

− Наша задача как страны, и наша энергетическая стратегия во многом этому способствуют − воспользоваться тем потенциалом, который есть у наших энергетических ресурсов в течение 20 – 30 лет как минимум, − сказал Сорокин.− И тот же потенциал использования атомной энергетики и возобновляемой энергии для производства водорода, чтобы тот инвестиционный поток, который генерируется в других странах – бесплатный капитал, – максимально привлекался в нашу страну и максимально использовался для развития нашей промышленности. Потому что одного топлива будущего сейчас назвать нельзя, да и не хотелось бы. Но энергобаланс, если смотреть на него в 2040 году, я думаю, что в основном будет углеводородным, от этого никуда не деться. Пока еще ничто не сравнилось по энергоемкости с углеводородами. И с точки зрения доступности у этого ресурса тоже пока нет конкурентов.

А ЧТО СКАЖУТ АМЕРИКАНЦЫ?

− Каждый сценарий, который мы рассматриваем в McKinsey (компания, повторюсь, находится в Сан-Франциско), предполагает долгосрочную роль нефти в будущем и, конечно, растущую роль газа. За последние 5 лет рынок энергоносителей сильно изменился. Конечно, мы не вернемся туда, где были раньше. Степень роста спроса на энергоносители в целом существенно изменилась. Каждый раз, когда речь идет об энергетическом спросе, нужно говорить о том, что сегодня мы переходим к более сервисноориентированной экономике. Поэтому весь энергетической спрос и его рост в мире обусловлен выработкой электричества, а не жидкого топлива. Как мы будем подавать электричество – вот в чем вопрос. Тут есть возможности и для газа. Весь рост энергетического сектора обусловлен возобновляемыми источниками. Это основа для конкуренции. 45–50 долларов за баррель – это действительно серьезная конкуренция. Локомотивом этой конкуренции является сила инновации, − заметил старший партнер McKinsey Мэтт Роджерс.

ЧТО НИ ГОВОРИ, А АМЕРИКАНЦЫ УМЕЮТ СТАВИТЬ ТОЧКИ НАД I

− Сейчас очень много информационного шума и суеты, − подхватил губернатор Тюменской области Александр Моор. − В этой ситуации необходимо действовать максимально хладнокровно и прагматично, с точки зрения региональной власти. Как мы действовали всегда: использовать конкурентные преимущества и планомерно продолжать политику, которая приносит позитивные результаты. Тюмень всегда была «интеллектом» топливно-энергетического комплекса. Здесь всегда были НИИ, проектные организации, высшее образование, которое ориентировано на ТЭК. Эта традиция продолжается. У нас на три региона (Тюмень, Югра и Ямал) создан новый научно-образовательный центр – один из пяти НОЦ, образованных в России по инициативе президента. В 2018 году в рамках ТНФ мы подписали Соглашение с «Газпром нефть» о строительстве центра «Геосфера». Проектирование заканчивается, в 2021 году будет создан современный центр изучения пластовых систем. Компания НОВАТЭК строит свой научно-технический центр, который был презентован сегодня на выставке. В Тюмени есть генетический код − собирать самые лучшие умы и самые современные научные решения. С точки зрения наших усилий в развитии промышленности, озвучу одну цифру: 2020 год, 8 месяцев текущего года, индекс промышленного производства в России составляет меньше 100%, а в Тюменской области – 126,5%. Это результат в том числе инвестиций, которые были сделаны в нефтедобычу и в нефтегазохимию. Следующий шаг, который мы видим, создание больших промышленных кластеров, − сообщил Александр Моор.

Сильно сказано: одно дело, когда подобные заявления делаются для местной аудитории, и совсем другое, если в зале находится промышленный вице-премьер.

Да, а как там все-таки с нефтегазохимией, о которой Юрий Борисов говорил в своем выступлении? Прошло уже несколько выступлений, а нефтегазохимии все нет и нет.

− На первый взгляд, нефтегазохимия не та сфера, которая должна пострадать, − сказал председатель правления ПАО «СИБУР Холдинг» Дмитрий Конов. − С другой стороны, мы находимся между углеводородным сырьем, между нефтегазовыми отраслями и многими другими. Существенные регуляторные и экономические изменения, которые повлекут за собой сокращение добычи, сократят тот объем сырья, который доступен для нас в создании новых материалов. То есть, по сути, те молекулы углеводорода, из которых мы создаем материалы, для нас не появятся. И это угроза второго уровня для развития отрасли, наверное, она не так актуальна на сегодняшний день, но, смотря вперед, отмечу: и ограничения по карбоновому следу, и фискальные регулирования нефти и газа при неправильном построении приведут к сокращению тех возможностей, которые создает нефтегазохимия.

После пленарной сессии Дмитрий Конов попенял организаторам, что в прошлые годы нефтехимия на Тюменском нефтегазовом форуме была на первом месте, а сейчас он что-то этого не заметил.

− У нас давно есть проекты, которые надо двигать вперёд, в том числе − в области нефтегазохимии, − сказал губернатор Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрий Артюхов. Есть разные подходы к тому, где располагать производство. И один из них базируется на том, что плечо для экспорта должно быть максимально коротким. Сегодня у нас появилось уникальное экспортное окно в Западной Сибири, которое ещё совсем недавно мы не могли себе представить.

Речь идет о Северном морском пути.

Пленарная сессия закончилась, журналисты поспешили к так называемому пресс-подходу, где эти же люди говорили примерно то же самое. Застрочили новостные ленты, ТАСС потоком шлет свои распечатки… − очень даже неплохой пиар.

Сергей ШИЛЬНИКОВ