ПО ПОВОДУ  

/Продолжение. Начало в № 30/

В предыдущей части этой публикации мы говорили о том, что учебно-опытное хозяйство без земли хозяйствовать и готовить специалистов аграрного университета не может. А Минсельхоз и Росимущество делают все, чтобы учхоз не имел пашни. Более того, своими действиями, обдуманно или неосознанно, способствуют уничтожению племзаводов – учебно-опытных хозяйств страны.

В июне прошлого года было выставлено на торги имущество тюменского учхоза. Директор Аршак Курдоглян обратился по этому поводу в областную Думу, но, кроме моральной поддержки, там ничего не получил. Письма в федеральные органы, разумеется, направили. Первое обращение Курдогляна в Совет Федерации вроде бы возымело действие, но там представители Минсельхоза, что называется, «прижали уши». Как будто защита учебно-опытного хозяйства – не их забота. Лишь председатель совета Союза предприятий молочной промышленности Людмила Маницкая, поначалу опешившая от неоправданной перспективы уничтожения учхоза, пыталась объяснить сенаторам чрезвычайную пагубность подобной политики. Однако законодатели не вняли доводам.

Российский акционерный дом выставил на продажу имущество учхоза, оценив его первоначально всего в 157 млн рублей. А ведь речь идет о хозяйстве с 44 производственными объектами и племенным поголовьем в 1700 КРС! Сегодня загородный дом или дачу продают за такую сумму! Поддавшись эмоциям, назвал бы подобные действия преступлением. Однако совершаются они в рамках существующего законодательства. Формально придраться не к чему, а по существу – это произвол чиновников.

Приведу другой пример «безголовости» этих вершителей судеб. После гибельной приватизации, приведшей к разрыву тесной связи с государственными вузами, учхозам как акционерным обществам навязали обязательный для этого статуса совет директоров. Диву даешься: на 140 работающих в Тюменском учебно-опытном хозяйстве (вместе с директором, его заместителями, главными специалистами, руководителями цехов и бригад) создается еще один административно-управленческий аппарат, сформированный специалистами по госимуществу. И эти навязанные хозяйству «псевдодиректора» имеют право на вознаграждение и премии от прибыли, получаемой работниками в тяжелых трудах.

Есть ли польза от таких советов директоров? Об этом можно судить по предбанкротному состоянию известного в области АО «Совхоз «Червишевский», который некогда имел большое стадо высокопродуктивных коров, роботов-дояров, собственную молочную переработку… Сегодня в совхозе сплошной разор – требуется срочная инвентаризация имущества и подсчет потерь. Ходят слухи, что там из почти тысячного молочного стада осталось всего полторы сотни коров. Зато в совхозе есть совет директоров в составе нескольких руководителей департамента агропромышленного комплекса Тюменской области. Что уж говорить о членах совета директоров других сельхозпредприятий, которые всерьез интересуются: «почему в лучшие сроки не посеяли манку (речь идет о крупе)», если ведущие организаторы производства допустили сокрушительное падение некогда авторитетного в регионе хозяйства.

Понимаю, что крупным хозяйствам советы директоров бывают функционально необходимы. Но в данном случае...

Настойчивая, на износ, деятельность директора Курдогляна принесла временный успех – Совет Федерации рекомендовал отменить торги на имущество учхоза. Однако через три года вновь состоятся другие торги – конкурс на обработку земель (ныне принадлежащих университету), плодородие которых сельхозпредприятие поднимало в течение 60 лет. И которые Правительство страны причислило к разряду «особо ценных с особым статусом». Вполне возможно, что и на этот раз право на обработку пашни может получить совсем «чужой дядя» без ученых званий и каких-либо обязательств.

Тем не менее выиграна передышка на три года. Как же она используется хозяйством? На оставшихся в пользовании университета 3300 гектарах, как и раньше, выращивают семена раннеспелой пшеницы на продажу и кормовые культуры для молочного племенного стада. Урожайности зерновых ниже 30 центнеров с гектара в учхозе не бывает. В прошлом году продуктивность полей составила около 40 центнеров с гектара. Сенажа нынче заготовят, как и намечали, около 5 тыс. тонн, да еще в активе переходящий запас такого же объема.

В полтора раза больше заготовлено сена. Причем 700 тонн заложили по технологии «сенаж в упаковке». В надежную пластиковую оболочку закатали рулоны с подвяленными бобовыми травами – люцерной и клевером. Обычное сено из них заготавливать невозможно, при сушке хрупкие листочки растений крошатся. А в «консервах» они годами могут хранить ароматы лугов жаркого июля. Также качественно и грамотно закладывают силос из кукурузы по зерновой технологии.

Прибавка по надою в среднем на корову (а их 650) уже составила 450 килограммов. Так что в этом году будет пройдена планка в 9 тысяч килограммов молока на голову. Причем животноводы учхоза к рекордам по надою не стремятся. Не используют импортные кормовые добавки, которые на год-полтора искусственно взбадривают различными небезопасными стимуляторами животное, а затем оно погибает. Здесь настойчиво обеспечивают продуктивное долголетие коров. Только при таком условии ученые аграрного университета могут вести исследования на базе племзавода. В прошлом году на фестивале «Золотая осень-2019» большая группа ученых-животноводов этого вуза была удостоена высоких наград.

Секрет высокой продуктивности молочного стада учхоза прост – кропотливая и последовательная работа по созданию научнообоснованной кормовой базы и селекция, которую ведет с коллегами лучший зоотехник области, кандидат сельхознаук Ольга Румянцева». Кстати, совсем недавно президент Владимир Путин говорил об отечественной селекции как о непреложном приоритете.

Отечественной черно-пестрой породе куда проще обеспечить продуктивное долголетие. Зарубежные голштино-фризы на наших молочных комплексах доятся не более двух лактаций, успевая за это время при продуктивности 10 тыс. кг молока в год за счет импортных кормовых добавок дать 20 тонн молока хозяйству. Чтобы оправдать выращивание и воспитание фуражной коровы, требуется получить не менее 25 тонн. Лишь после этой планки животное начинает работать на рентабельность хозяйства. Если «высота не взята», сельхозпредприятие постепенно скатывается в «финансовую яму» – хроническую закредитованность и банкротство.

В учхозе племенные коровы черно-пестрой породы за 4-5 лет обеспечивают надежную рентабельность и достаточное количество ремонтного молодняка. Вот поэтому сельхозпредприятие в условиях беспрецедентного прессинга до сих пор живо. Не уничтожать надо учебно-опытное хозяйство, а учиться у него вести безубыточное молочное производство.

НА СНИМКЕ: животные чернопестрой отечественной породы.

Валерий ИКСАНОВ /фото автора/