ДЕНЬ РЫБАКА 

По словам депутата областной Думы Юрия Михайловича Конева, сегодня наш регион выращивает такой объем рыбы, который заполняет полки торговых сетей и рынков всего на 27 процентов. Остальное, не всегда доступное покупателю с низкими доходами, представлено ихтиофауной морей и океанов. Народный избранник предпочел бы иное соотношение – хотя бы фифти-фифти.

О достижениях и проблемах отрасли решил поговорить с ученым Андреем Антоновым, старшим преподавателем кафедры биоресурсов и аквакультуры аграрного университета Северного Зауралья. А перед обстоятельным разговором – одно отступление. Впрочем, отнюдь не от темы. 

В отраслевой науке сейчас происходит смена поколений. Не стало кандидата технических наук, заслуженного изобретателя СССР Николая Павловича Слинкина, который много лет возглавлял отдел промышленного рыбоводства в Госрыбцентре (ранее СибрыбНИИпроект). Талантливый ученый получил за годы своей активнейшей деятельности 24 авторских свидетельства и 32 патента на уникальные изобретения. Его разработки много раз экспонировались на ВДНХ и международных выставках «Инрыбпром». 

Широко известен зарубежному и российскому научному сообществу своими фундаментальными работами и учебниками доктор биологических наук Игорь Семенович Мухачев, которому 3 июля исполнилось 87. «Тюменская правда» поздравляет выдающегося ученого и подписчика газеты с днем рождения. 

Эти два энтузиаста развития озерного рыбоводства образовали творческий тандем на юге области. Игорь Семенович – крупный теоретик и практик в развитии аквакультуры – неустанно работает над проблемами повышения эффективности товарного рыбоводства. Николай Павлович, в свою очередь, вносил вклад в решение общей задачи, используя технические средства собственных разработок. Речь не только о турбоаэраторах для насыщения заморных водоемов кислородом, но и о длинном ряде других механизмов. Его ноу-хау в создании водоемов-спутников решает важную для тюменских рыбоводов задачу многолетнего нагула рыбы. Это гарантия того, что она выживет в период губительных заморов зимой, ей будет где спрятаться от перегрева воды на озерных мелководьях в жару. В числе последних у Николая Павловича был патент на аэратор, использующий ветровую энергию, что позволило бы вести рыбоводство на отдаленных водоемах. 

В одном из интервью корреспонденту «Тюменской правды» Слинкин тепло отзывался о некоторых своих коллегах, учениках: руководителях групп отдела промышленного рыбоводства Валерии Новокшенове и Сергее Пирожкове, старшем инженере Антонине Новожиловой, главном конструкторе проектов Александре Пожидаеве, начальнике механического отдела Сергее Васильеве и научном сотруднике Андрее Антонове. Из этого созвездия сегодня дело учителя продолжает только Антонов. Кстати сказать, под приглядом Слинкина он подготовил кандидатскую диссертацию «Организация способов лова и зимовки рыбы в заморных водоемах». Тема наиактуальнейшая для нашего регионального рыбоводства. Чтобы органично сочетать в своей работе вопросы науки и практики, Антонов организовал в аграрном университете ООО «Инновационный центр аквакультуры». 

– Андрей Иванович, в первом квартале наши рыбоводы вырастили и выловили 1 тысячу тонн рыбы. При этом в департаменте сельского хозяйства было отмечено, что этот результат достигнут благодаря принятым мерам по обеспечению озер кислородом. Наконец-то мы выходим на многолетний нагул рыбы в водоемах. 

– Все новое – хорошо забытое старое. В свое время СибрыбНИИпроект (а до него СибНИИрх) проводил комплексные исследования по многолетнему нагулу. В числе других отделов участвовал в процессе и планово- экономический, который посчитал выгодность практики, когда сигов выращивают не один год. 

– А если конкретно о пеляди. Многих уже «достало», что ее посадочный материал весной запускают в озера, а осенью вылавливают. Потом этих недокормышей вялят и коптят. И, извините, везут «сушеных тараканов» для реализации в другие регионы, потому что в нашей области такая продукция не находит сбыта. Сибиряки не могут дождаться полновесных сырков (пелядь) для домашней готовки, в том числе вкуснейших рыбных пирогов. 

– За сезон сеголеток пеляди достигает от 70 до 150 граммов. Если мы ее оставляем на второй год – это уже 350–450 граммов. На третий – 700–900 граммов. Наши экономисты в 70-х годах прошлого века пришли к выводу: на советский рубль затрат по зимовке и содержанию рыбы выходит 3-4 рубля чистой прибыли. Значит, дело это очень перспективное. Многолетним нагулом рыбоводы приобретают не только экономическое здоровье, но и радуют качественной продукцией потребителя. Не случайно коренные народы Севера любят большую рыбу – в ней выход мяса и жира побольше, да и вкус отменный. Но в то время в нашем регионе была большая проблема с аэрацией. Как известно, порядка 80 процентов озер в подтаежной и таежной зонах являются заморными. А в лесостепной – 92%. Без аэрации товарное рыбоводство с многолетним нагулом вести практически невозможно. 

– От чего зависит заморность водоемов? Мне как-то объясняли, что если глубина озера или пруда более двух с половиной метров, то они уже не страдают этим «диагнозом». 

– К сожалению, здесь не все так просто. Лишний метр к названной вами глубине действительно дает дополнительный кислород, но есть заморные водоемы и в пять, и в десять метров глубиной. Заморность зависит от сочетания таких факторов, как глубина, высокая эвтрофность. От характера грунтов, воды, а также других показателей. Пресные озера чаще всего высоко эвтрофируются. У них богатый животный и растительный мир. А поскольку потребителей всего этого (той же рыбы) нет, то биомасса ежегодно отмирает и осенью-зимой начинает гнить. А в процессе гниения потребляется очень много кислорода. 

– Отсюда, полагаю, цветение воды и появление в ней разных форм возбудителей и переносчиков паразитарных болезней. Здесь любопытно что? Из-за отсутствия зарыбления и ухода водоем, можно сказать, деградирует. 

– Озера мельчают и превращаются в болота. Умирание озер, правда, процесс довольно длительный. В наших силах их омолодить – сделать пригодными для рыб и животных. Провести мелиорацию: очистить от иловых отложений, ликвидировать растительность, зарыбить и непременно внедрить аэрацию – обязательный элемент, без которого не сможет работать ни одна экосистема. 

– Бывает, что озера самостоятельно восстанавливают экосистему. Возьмем то же Андреевское под Тюменью, в котором добывали песок. В месте выемки скопились иловые отложения, которые гниением «отравляли» воду. Но со временем этот процесс прекратился, и водоем перестал быть заморным для нескольких видов рыб. Сегодня там даже вылавливают крупные экземпляры белых амура и толстолобика – растительноядных рыб. Т.е. хорошо развивается поликультура. 

– Да, если в больших озерах грамотно выбрать песок, то их можно кардинально омолодить и вести там интенсивное рыбоводство. Николай Павлович (Слинкин – В.И.) к подавляющему преобладанию заморных водоемов в нашем регионе относился философски. Он говорил, что природа сделала недооцененный нами подарок. В каждом озере есть сапропель и илы, которые можно использовать как удобрения, лечебные препараты. Для строительства есть песок. Растительные ресурсы можно использовать на корм животным. В хорошо прогреваемых мелководных водоемах образуется много корма для рыб – личинки, планктон, бентос… 

– Скажите, а в Челябинской области, лидирующей в УФО по выращиванию рыбы, тоже заморные водоемы? 

– Наши соседи произвели в прошлом году более 4 тыс. тонн рыбы. Мы с 3,5 тыс. тонн на втором месте в округе. Челябинцы имеют глубокие и хорошие водоемы. У них много инкубационных цехов, которые выпускают посадочный материал, необходимый для поликультуры. История развития челябинского озерного рыбоводства неразрывно связана с подвижником Игорем Семеновичем Мухачевым, который именно оттуда начинал развивать отрасль на Урале и в Западной Сибири. У нас рыбоводство помладше. Традиции, преемственность поколений рыбоводов, огромный опыт челябинцев, конечно же, сказываются. И мы, приложив усилия по обеспечению озер кислородом, можем не только сократить разрыв, но и выйти вперед по выращиванию рыбы. У нас в области такое количество водоемов с богатой кормовой базой, что позволило Мухачеву спланировать перспективу на выращивание 20 тысяч тонн рыбы в год. 

(продолжение следует) 

НА СНИМКАХ: такую радужную форель выращивают на своих озерах ООО «Инновационный центр аквакультуры» с помощью аэраторов; Андрей Антонов (на переднем плане). 

Валерий ИКСАНОВ /фото автора/