ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИЯ 

Во вторник в Тюмени состоялась пресс-конференция губернатора Тюменской области Александра Моора, собравшая журналистов областных, окружных и муниципальных СМИ. Разговор состоялся в Большом зале правительства, носил довольно доверительный характер и касался в основном экономики.

ОБОДРЯЮЩАЯ ЦИФИРЬ 

Индекс промышленного производства за январь-ноябрь (более поздних данных нет) составил 106% (в РФ –102,4%). Определяющее влияние на динамику промышленности оказали обрабатывающие производства, темп роста − 110,5%. 

Наибольшие темпы в производстве химических веществ и химических продуктов – 151,4%, готовых металлических изделий – 126,9%, лекарственных средств и материалов – 123,2%, автотранспортных средств – 111,5%, прочей неметаллической минеральной продукции – 108%, кокса и нефтепродуктов – 107,3%, резиновых и пластиковых изделий – 105,2%. 

Эту кучную цифирь, которая интересна разве что производственникам, разбавим живинкой о влиянии на показатели региона Антипинского нефтеперерабатывающего завода. По предварительным итогам, индекс промышленного производства в этом году составит 106% (в прошлом году – 110%). Когда АНПЗ три месяца не работал, показатель был 101%. Такая взаимосвязь. С момента возобновления работы предприятия завод свою долю в ВРП восполнил, сообщил Моор. 

ОТКАЗЫВАТЬСЯ ОТ ЗАПЛАНИРОВАННОГО НЕ СОБИРАЕМСЯ 

Первый вопрос о дефицитном бюджете задал Юрий Пахотин («Аргументы и факты»): областной бюджет, как и положено, сверстан на трехлетку, дефицит на следующий год вырисовывается в 58 миллионов рублей, Пахотина интересовало, будет ли областное правительство от чего-то отказываться и замораживать какие-то проекты. 

Губернатор обнадежил: ничего замораживать не будем. Да, бюджет дефицитный − 58 миллионов, но есть переходящие остатки и возможно заимствование. Поэтому все, что запланировано, должно исполниться. 

ФЕДЕРАЛЬНЫЕ ДЕНЬГИ ИДУТ ЧЕРЕЗ НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОЕКТЫ 

Вера Комарова («Регион- Тюмень») эмоционально спрашивает про национальные проекты, называя довольно скромную, на мой взгляд, цифру – 100 млрд руб., которую в России «никак не могут освоить!» Цифрами жонглируют федеральные чиновники: одни называют одно, другие – другое. Все зависит от того, кто называет – исполняющие или проверяющие. 

– Освоение бюджетных денег для региона благо или головная боль?! – итожит Комарова. 

Губернатор терпеливо поясняет, что национальные проекты – это реальность. Там сформулированы цели, показатели и, главное, ответственность. В Тюменской области, как и в других областях, им уделяется большое внимание (иначе главу региона просто снимут). Нацпроекты в областном правительстве обсуждаются каждую неделю, хотя финансирование из федерального бюджета небольшое. 

АНТИПИНСКИЙ НПЗ 

Алексей Старцев (ТАСС) интересуется историей с Антипинским НПЗ: сколько недополучил бюджет, будут ли завод продавать? Александр Моор разъясняет, что это дело кредиторов, а никак не области. Предприятие для нас, несомненно, важное. 19 декабря было заседание кредиторов, они рассматривали ряд вопросов, в том числе о закрытии завода. Но кредиторы – люди здравомыслящие: если остановить АНПЗ, то они своих денег не получат. И для области важно, чтобы завод работал, 2 тысячи человек получали зарплату. На 30 декабря назначено очередное заседание суда, и АНПЗ должен перейти к следующей стадии – к реструктуризации долгов, потом выход на продажу (речь идет о банкротстве, где несколько стадий). 

По словам Александра Моора, мы можем только гадать, кто станет новым владельцем, но предприятие первоклассное, и тот, кто его купит, не прогадает. 

Что касается бюджетных средств, то в этом году АНПЗ заплатит в бюджеты всех уровней порядка 6,5 миллиарда рублей. 

Губернатор сообщил довольно обнадеживающую весть: недавно завод вышел на тот объем переработки, который был у АНПЗ до истории с банкротством. 

ДСК-500 

Представитель «РБК-Тюмень» Полина Перепелица спросила про судьбу площадки ДСК-500, где должен был появиться большой логистический центр. Второй вопрос касался привлечения иностранной консалтинговой компании – для анализа инвестиционного потенциала региона. 

Здесь, видимо, надо пояснить, что ДСК-500 был флагманским предприятием по лесопереработке древесины в Тюменской области; завод куплен за границей. Площадка стала важнейшей стройкой, на которую съехались люди со всего Советского Союза. Шеф-монтаж и наладку своего оборудования осуществляли финны, итальянцы, немцы и др. А увязывали это все вместе тюменские наладчики (офис располагался на углу Мельникайте – Харьковской) во главе с покойным заместителем начальника Тюменского пуско-наладочного участка Иваном Давыдовичем Клепфером (начальники участка менялись, а он был неизменным замом и мотором). На излете перестройки ДСК-500 вышел на полную мощность, а в 1990-е годы потерпел полный крах, как и находящийся рядом ДСП-500. Позже на площадку ДСП-500 перебрался Тюменский фанерный комбинат (площадка досталась ему после пожара), а о судьбе площадки ДСП-500 сейчас раздумывают. 

Александр Моор начал не с судьбы площадки ДСК-500, а со второго вопроса – с консалтинга: чтобы оценить резервы и сильные стороны региона, правительство области заключило контракт с McKinsey & Company, солидной фирмой, к мнению которой прислушиваются иностранные инвесторы. Задача – проанализировать состояние отраслей и получить конкретные кейсы, дабы потом презентовать их крупным инвесторам. 

Насчет площадки ДСК-500 Александр Моор сообщил, что территория может быть использована для размещения креативных индустрий, выставок и научно- промышленного кластера. Пока точно не определились, что на ней будет − думают. 

Представитель «Тюменской области сегодня» Константин Елисеев спрашивает про выход региональных предприятий на внешний, по отношению к Тюменской области, рынок. 

Губернатор ставит вопрос шире – продукцию нужно поставлять за пределы России, поскольку отечественная экономика не растет, стало быть, надо искать внешние рынки. 

Александр Моор рассказывает: 180 компаний занимаются экспортом. Похвастаться на этом поприще нечем, о чем губернатор прямо сказал в своем ежегодном послании. Если копнуть чуть глубже, то там масса нерешенных проблем. Вот одна из них, которая лежит на поверхности, – утилизационный сбор на аккумуляторные батареи. Тюменские батареи считаются лучшими в России, но в Казахстан с ними особо не сунешься, поскольку утилизационный сбор в 12 раз выше – потери объемов поставок тюменских аккумуляторов в Казахстан упали в 4,5 раза. Разумеется, утилизационный сбор – это не компетенция губернатора, а компетенция федерального правительства. Областное правительство по этой части мало что может. 

Губернатор считает внешнеэкономическую деятельность исключительно важной и планирует продолжать ездить с компаниями на выставки, показывать товар, проводить маркетинговые исследования (дабы понимать, что производить и как продавать – вплоть до упаковки). Экспортировать намерены, в том числе, услуги – туристические и так далее. 

Раз уж разговор зашел о других территориях, то последовал закономерный вопрос о сотрудничестве с Курганской областью: «Почему Кургану помогает Тюменская область, а не Федерация? Будет ли такое сотрудничество продолжено дальше? На какие проекты пойдут средства?» 

Александр Моор пояснил, что Тюменская область вкладывается в Курганскую область только в тех проектах, которые нас касаются напрямую. И то – на условиях софинансирования: «Очистные сооружения и канализационный коллектор. Если произойдет авария, то река Тобол получит сильное загрязнение. Федерация помогает Курганской области. Курган входит в разные программы. Готовится отдельная программа по 10 регионам, направленная на решение этой проблемы. По другим направлениям специального плана нет. Если возникнут проблемы, касающиеся двух регионов, решение будет приниматься в каждой конкретной ситуации». 

Совместная работа над решением серьезных проблем – это, конечно, хорошо, но подобную поддержку неплохо бы оговорить тем, чтобы к реализации совместных проектов были привлечены тюменские фирмы. Возьмем те же очистные сооружения. В Тюмени есть технология очистки канализационных стоков без применения химреагентов (биоочистка, ультрафиолет, далее по цепочке). Качество на уровне питьевой воды, только без хлора. Такие стоки можно сбрасывать в водоемы рыбохозяйственного назначения. 

Неплохо бы, выделяя деньги Кургану, порадеть за это некогда весьма заметное на территории Тюменской области, технологически прорывное направление, которое еще года четыре назад не сходило с газетных страниц и телеэкранов.

Сергей ШИЛЬНИКОВ