АКТУАЛЬНО 

С ПУСКОМ МУСОРОСОРТИРОВОЧНОГО ЗАВОДА КОЛИЧЕСТВО ПРИВОЗИМОГО МУСОРА УВЕЛИЧИЛОСЬ НА 30 ПРОЦЕНТОВ

Депутаты Тюменской областной Думы во главе с председателем комитета по экономической политике и природопользованию Инной Лосевой съездили на мусоросортировочный завод, дабы ознакомиться с ходом работы и провести выездное заседание. 

«Мусорная реформа» находится в центре внимания общественности: сбор мусора (раздельный – не раздельный); технология переработки и связанная с ним экология; и, разумеется, величина тарифов – вот что волнует население. 

– Мы должны посмотреть, что необходимо сделать, чтобы улучшить работу с ТБО, – напутствовала делегацию Лосева. – Напомню, в Тюменской области в 2014 году было подписано концессионное соглашение по целостной системе работы с твердыми бытовыми отходами. В рамках этого соглашения запланировано строительство нескольких заводов. В Тюмени мусоросортировочный завод начал работу летом 2018 года. Сначала он действовал в тестовом режиме, сейчас – в полную силу. В настоящее время сортируется 20 фракций, могут больше, но необходим спрос, а его пока нет. Нужно отметить, что невостребованность сырья мусоросортировочных заводов – проблема, актуальная для всей страны. 

Гостей встретило довольно современное предприятие с оборудованными площадками и сортировочными линиями (о техническом оснащении можно дискутировать – и дискутировали, – но я с облегчением вздохнул, когда увидел, что мусор на этом заводе не сжигается; в Европе – сжигают несколько десятилетий, с первыми технологиями у них вышло не очень здорово). 

– Почему не сжигаете поступающее на свалку дерево? – спрашивала Тамара Казанцева. – Это бы помогло обеспечить энергетические потребности предприятия, что повлекло за собой снижение тарифов. 

Тамару Казанцеву интересовали тарифы, тарифы и еще раз тарифы! 

Генеральный директор ООО «Тюменское экологическое объединение» Константин Фрумкин пояснил: чистое дерево сжечь несложно, сложно сжечь крашеное дерево, а оно поступает на свалку именно таким. Технологии очистки существуют, но теплоэлектроэнергия при этом получается золотой. 

Второй вопрос, который чаще всего задавали депутаты, – почему не производится раздельный сбор мусора? 

Фрумкин пояснил: существуют две системы сбора – европейская, где мусор собирают раздельно, и американская, где, как у нас, все бросают вместе. Он лично предпочитает американскую, потому как раздельный сбор мусора – это не только отдельные контейнеры для различных материалов (пластик, бумага и т. д.), но и отдельный транспорт для каждого материала – количество машин увеличивается, «не линейно, конечно, но увеличится». А транспортная составляющая в расходах мусороперерабатывающих заводов (в данном случае – мусоросортировочного) составляет порядка 40 процентов. Фрумкин готов рассмотреть и раздельную технологию, если будет экономическая целесообразность. 

Депутат Глеб Трубин говорил о технологическом оснащении завода – оно оставляет желать лучшего – не увидел автоматических линий. 

– Позвольте, – возражал Фрумкин, – автоматические линии работают! 

В ходе короткой полемики выяснилось, что Трубин имел в виду не столько автоматические линии, сколько техническую оснащенность завода в целом: при обсуждении «мусорной реформы» говорилось «о мусороперерабатывающем заводе», а на поверку получился – «мусоросортировочный». 

Да, на первом этапе именно так и получилось, признал Константин Фрумкин. Сейчас они работают над проблемой, как отделять и перерабатывать органическую фракцию. 

– На мой взгляд, это технологический прорыв! – возразил Трубину Алексей Салмин. – Вспомните, раньше были открытые свалки, полигоны. Сейчас мусор свозится сюда. Для Тюменской области это первый опыт. Удачный. Нам есть куда развиваться, над этим и будем работать. 

– Перспективы у завода есть, ему всего год, все пока шлифуется, оттачивается, – поддержал Евгений Макаренко. – Есть, конечно, определённые моменты по сбору и сортировке мусора. Сегодняшний выезд – ознакомиться, сверить часы и посмотреть, куда нам двигаться дальше. 

Двигаться дальше, видимо, нужно в сторону перерабатывающих технологий, а это деньги и деньги. Их можно взять при реализации полученных на заводе фракций – собственно, этим и занимается руководство предприятия. Мне удалось перекинуться несколькими фразами с Константином Фрумкиным: он назвал конкретных потребителей. Что же до общего впечатления, то я согласен с Алексеем Салминым – «это прорыв». Тем более что, по словам Фрумкина, с пуском завода сюда стало поступать на 30% больше мусора, а «раньше он просто валялся». 

НА СНИМКЕ: на мусоросортировочном заводе. 

Сергей ШИЛЬНИКОВ