НАУКА 

Утром к директору НИИСХ Северного Зауралья Евгению Реневу один за другим заходили заведующие лабораториями. Известная не только в нашей области селекционер овса и ячменей Мария Фомина была в растерянности. От нее срочно потребовали научную статью для сервиса Web of Scienсe. 

Понятно, что сейчас для института и региона важнее всего продолжить работу по выведению сортов. Но для Министерства науки и образования главное – публикации статей в иностранном журнале. Прежде всего, по этому показателю оценивается эффективность работы сотрудников. 

– Мы привыкли считать, – обращается ко мне Ренев, – что в стране уже обеспечили отечественную селекцию зерновых. Однако по данным 2018 года в ре- естре сельхозкультур по ячменю яровому зарегистрировано три отечественных и три иностранных сорта, по мягкой пшенице – 14 оте- чественных и четыре зарубежных… То есть давление зарубежной селекции увеличивается на всех фронтах. 

Выведение новых сортов и производство оригинальных семян в подобной ситуации становится более чем приоритетной задачей. Поэтому таких селекционеров, как Фомина, надо на руках носить. Ее овес «талисман» вошел в десятку самых распространенных сортов зерновых культур в России. За ним последовали «отрада» и «фома», из зерна которых делают крупы. Сейчас испытывается овес «тоболяк». Марии Николаевне очень трудно конкурировать с собой. Нужно, чтобы каждый последующий сорт имел более высокий потенциал, был пластичным. Образно говоря, требуется всякий раз перепрыгивать через себя. 

В нашем регионе долго не было своего ячменя. На полях доминировала непревзойденная новосибирская «ача». Тем не менее фоминский «абалак» превзошел ее и сейчас является стандартом, на достоинства которого ориентируются селекционеры в своей работе. За стандарт берется самый лучший, самый массовый сорт. «Абалак» уже сеют не только в России, но и в Казахстане. Сейчас в госиспытаниях у Марии Николаевны находится сорт «кудесник», обещающий быть очередным шедевром. 

До образования в 1981 году в НИИСХ Северного Зауралья отдела селекции зерновых и зернобобовых культур в Тюменской области выращивали сорта удаленных от Западной Сибири регионов и стран, например, шведские. А нужны были свои, адаптированные к нашим условиям. Во-первых, сорт должен вызревать в условиях Северного Зауралья. Во-вторых, быть устойчивым к полеганию и к предуборочному прорастанию в колосе зерна во время затяжного ненастья. В-третьих, обладать хорошими хозяйственно-полезными признаками. В общем, селекционеры института правильно расставили приоритеты. 

Опытное поле. Трудоемкая, кропотливая, в большой степени ручная работа. 

– Для меня до сих пор остается загадкой, – спрашиваю Фомину, – для чего селекционерам тысячи делянок? 

– У нас большая коллекция исходного материала, – говорит Мария Николаевна, – да из Всероссийского института растениеводства ежегодно присылают много семенного материала. К примеру, только по овсу – до 25 образцов. Мы их у себя на делянках изучаем, что-то отбираем в свою коллекцию. Образцы могут быть отечественными, американскими, шведскими, австралийскими… Исходный материал пополняется и собственными гибридными популяциями. Храним и воспроизводим все, что не ушло в сортоиспытания и не прошло государственную регистрацию. 

В селекции разные делянки. Отборы по колосу и метелке, скажем, сеем в один рядок на квадратном метре, есть грядки на пять, десять, двадцать квадратов. Работы много. Очень нуждаемся в селекционной малогабаритной технике, которая у нас не обновлялась с советских времен и порядком износилась. На больших селекционных питомниках применяем специальные тракторы, сеялки и комбайны. Для мелких же делянок приспособления сейчас не купишь. Россия их уже не выпускает, а импортные институту не по карману. 

Чуть подальше командует внесением минеральных удобрений заведующий комплексным центром селекции и семеноводства (объединяющего несколько одноименных лабораторий по различным культурам) Владимир Новохатин – отец тюменской селекции длинной линейки прево- сходных сортов пшеницы. Его «икар» тоже взлетел на первые строчки рейтинга сортов, распространенных в нашей стране. У известного в России и странах СНГ ученого прекрасное настроение. Этот год является последним в госиспытаниях сорта талантливого селекционера. 

О новой пшенице «гренада» Новохатина уже ходят легенды. Беспрецедентный в отечественной селекции случай: по итогам всего лишь двухлетних испытаний ее зарегистрировали в девяти сельскохозяйственных зонах России. Уникальную пшеницу приобрели Башкирия, Челябинск, Курган и другие регионы. 

– Преимущество «гренады», – комментирует директор НИИ, – в ее устойчивости к ряду болезней, которые характерны для пшеницы во второй половине вегетации. Это дает возможность сельхозпроизводителям сэкономить на средствах защиты растений. Сорт действительно превосход- ный – раннеспелый, держит хороший урожай, формирует полноценное зерно, белок и другие качества. Мы работаем в основном на сибирские и уральские регионы, а распространение «гренады», как и нескольких других селекционных достижений института, вышло за границы нашего ареала. В этом году планируем передать часть сортов на госиспытания в Казахстан. 

На опытном поле, к сожалению, не встретил Татьяну Дмитриевну Бабушкину – известного селекционера по горохам. Она же является непревзойденным семеноводом. Ее «Русь», «кумир», «томас», «шрек», «тюменский кормовой» широко разошлись по Уралу, Сибири и Дальнему Востоку. Как мне сообщили, Татьяна Дмитриевна передала руководство лабораторией своему ученику Алексею Ярославцеву. Он принимает непосредственное участие в селекции, освоил работу и в первичном семеноводстве. 

Когда я подошел, Алексей уверенно размечал границы опытного участка. Другие сотрудники по шпагату делали дорожки. Затем молодой заведующий сел на малогабаритный трактор «Т-16» и начал высевать содержимое сотен пронумерованных мешочков и пакетиков. Кстати, у него имеется достаточный механизаторский опыт, приобретенный во время совместной работы с отцом, известным в Исетском районе фермером, потом – в аграрном университете. 

Хорошая механизаторская подготовка, полученная в вузе, пригодилась и Герману Губанову, который на тракторе «Беларусь» из-за дефицита кадров агрегатировал разбрасыватель минеральных удобрений. Герман приходится внуком безвременно ушедшему из жизни доктору сельхознаук Герману Валерьяновичу Губанову, более 40 лет отдавшему НИИСХ Северного Зауралья. Отец молодого инженера, Валерий Германович, сейчас возглавляет лабораторию селекции и семеноводства многолетних трав и кормовых культур – ее в шутку называют в институте «семейным подрядом». Лаборатория бережно хранит наследие известного селекционера-травника Татьяны Поликарповны Липовцыной и готова продолжить ее изыскания. 

Cелекция и первичное семеноводство – весьма трудоемкая работа, – сетует Евгений Ренев, – и молодежь неохотно идет в институт. Молодых, по его словам, можно на пальцах пересчитать. Правда, недавно ученица Фоминой Юлия Иванова защитила кандидатскую диссертацию. Нет учеников у талантливого селекционера Владимира Новохатина. Временно осталась без заведующего лаборатория селекции и семеноводства картофеля: Айчан Нурпеисова, выпускница аграрного университета ушла в декретный отпуск. Ее терпеливо дожидаются. Айчан любит работу селекционера, и без нее коллектив не мыслит будущее лаборатории. Побольше бы таких энтузиастов собрать в НИИ! Пока не получается. А зря неохотно идут молодые – у таких звезд селекции, как Владимир Новохатин, Мария Фомина и Татьяна Бабушкина, было бы счастьем поучиться. 

НА СНИМКАХ: Евгений Ренев; механизаторы Борис Клюка, Олег Каранкевич, Герман Губанов и селекционер Владимир Новохатин. 

Валерий ИКСАНОВ /фото автора/