К 75-ЛЕТИЮ ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ 

От причала, расположенного в верховьях Конды, 23 мая 1964 года отошел на Омск танкер НТ-652 с капитаном К.Ф. Третьяковым, а через пять дней с двумя баржами из Нефтеюганска с усть-балыкской нефтью вышел пароход «Капитан» с капитаном Н.П. Луниным. 

Послужной список Сергея Дмитриевича Великопольского не ограничивается штатом судостроительного завода. Дальнейшая его карьерная ступень – первый секретарь Тюменского горкома ВЛКСМ. Великопольский становится признанным лидером молодежи, на его счету много добрых дел. Например, установление памятника Герою Советского Союза Николаю Кузнецову и тюменским юношам, ушедшим на защиту Родины. 

Затем – партийная работа: третий, второй, первый секретарь Нижневартовского горкома КПСС. Он – активный участник создания и развития самого крупного экономического района Западно-Сибирского нефтегазового комплекса. Это Самотлор и целая группа нефтяных месторождений... Девять суровых, напряженных лет. 

Далее ответственные посты в «Главтюменьнефтегазе», объединении «Запсибнефтеспецстрой» и ООО «Юкос-Тюмень». Сергей Дмитриевич уже больше двадцати лет руководит областным общественным фондом им. В.И.Муравленко. 

– Исполняется 55 лет со времени отправки первой тюменской нефти, – расспрашиваю президента областного общественного фонда им. В. И. Муравленко Сергея Великопольского. – Как это было? Ведь вы тогда работали на судостроительном заводе, который в две-три смены изготавливал нефтеналивные баржи. 

– Мне хотелось бы представить более понятную для читателей картину того времени. Чтобы сдвинуть пробную эксплуатацию нефтяных месторождений с мертвой точки, требовался человек недюжинных организаторских способностей, коими обладал первый секретарь промышленного обкома Александр Константинович Протозанов. Наконец-то, в декабре 1963 года, Совет Министров СССР принял постановление «Об организации подготовительных работ по промышленному освоению открытых нефтяных и газовых месторождений и о развертывании геологоразведочных работ в Тюменской области», проект которого подготовил Александр Константинович. Председатель правительства Косыгин оперативно решил вопросы выделения средств, материальных ресурсов, специальной техники и оборудования, привлечения в область квалифицированных кадров – геологов, нефтяников и строителей из старых нефтяных районов. 

Началась интенсивная работа по созданию основ нефтяной промышленности, при необходимости проводилась быстрая корректировка. Для пробной эксплуатации в 1964 году было создано производственное объединение «Тюменьнефтегаз», начальником назначили Арона Марковича Слепяна. В структуре объединения предусматривалась организация нефтепромысловых управлений «Игримгаз», «Сургутнефть», Шаимского укрупненного промысла, Усть-Балыкского, Мегионского и Шаимского управлений буровых работ. 

– Как я понимаю, тогда на тюменских месторождениях были только пробуренные геологами скважины. Нефтедобычу приходилось начинать буквально с нуля… 

– Причем это делалось в необжитых местах, в отсутствие какой-либо инфраструктуры. Развернулись работы по прокладке сборных сетей, монтажу резервуаров и оборудования нефтеналивов. Тюменское геологическое управление провело на скважинах комплексные исследовательские работы, а «Тюменьнефтегаз» принял их на свой баланс. Подготовку к пробной эксплуатации Шаимского, Усть-Балыкского и Мегионского месторождений удалось завершить раньше намеченного. Более того, в тот же период силами и средствами «Тюменьнефтегаза» с участием специалистов Иртышского речного пароходства были оборудованы причалы для погрузки сырой нефти в Урае, Усть-Балыке и Мегионе. 26 мая 1964 года на берегу Юганской Оби Протозанов вместе с Эрвье, Ансимовым, Бахиловым и Салмановым повернули вентиль для подачи нефти на одну из первых нефтеналивных барж. 

К сообщениям об открытии запасов углеводородного сырья в Тюменской области тогда еще относились с недоверием. Не секрет, что в некоторых кабинетах руководителей государства звучали и такие высказывания: «Какая там нефть?», «Ненужная шумиха», «Очередная авантюра». Над новой масштабной нефтегазовой провинцией в случае реализации проекта строительства гигантской Нижне-Обской ГЭС все еще нависала угроза затопления. Требовалось немедленное подтверждение наличия на тюменской земле нефти и газа промышленного значения. Стояла задача: довести добычу в 1964 году до 100 тысяч тонн, а в следующем – до 200 тысяч тонн. И не меньше. 

Нефть вывозилась на Омский нефтеперерабатывающий завод нефтеналивными баржами, которые построили на Тюменском судостроительном заводе. Именно Протозанов вышел в правительство с предложением о сооружении судов на этом предприятии. Приказами Министерства морского флота СССР и речного флота РСФСР были определены сроки и количество: сорок нефтеналивных барж, в том числе десять – в 1964 году. 

– В одном из документальных фильмов был сюжет, где вы, секретарь комитета комсомола судостроительного завода, прикрепляете с рабочими на сороковую по счету нефтеналивную баржу таблички с именами сварщиков… 

– Уже в 1964 году судостроительным заводом были спущены не десять барж емкостью 2050 тонн, как намечалось, а все 40! До конца 1967 года было выпущено 186. Кроме того, в шестидесятые годы спустили на воду 17 наливных теплоходов грузоподъемностью от 600 до 1000 тонн и 101 танкер – на 600 тонн каждый. В 1964 году судами было перевезено в Омск 280 тысяч тонн нефти, а в следующем – уже 953 тысячи тонн. В разы больше намеченного! И это при том, что в 1965-м был сдан в эксплуатацию нефтепровод Шаим – Тюмень. Сомневающихся в богатствах края удалось переубедить. Так что в деле развития нового нефтегазового региона большая заслуга принадлежит и тюменским судостроителям, в рекордно короткие сроки сумевшим построить флот для перевозки черного золота. С пуском трубопроводов необходимость в производстве речных танкеров отпала, а триста судов такого рода стали возить бензин и дизельное топливо для добывающей промышленности Севера. 

Не были сторонними наблюдателями и речники. Они всегда были в курсе дел геологов, нефтяников, газовиков и строителей. Их вклад в «нефтяную навигацию» трудно переоценить. Они демонстрировали образцы стойкости, флотской солидарности и даже героизма. Интересный факт. Первая буровая вышка на Среднее Приобье была доставлена в 1952 году пароходом «Адмирал Лазарев» под командованием Константина Федоровича Третьякова. А спустя 12 лет Третьяков доставил в Омск первую тюменскую нефть. Другой капитан – Николай Петрович Лунин, участвовавший в доставке нефти, сегодня является активистом нашего общественного фонда им. В. И. Муравленко… 

– Вы бы, Сергей Дмитриевич, о своем судостроительном заводе побольше рассказали. 

– У нашего предприятия уже был опыт строительства сухогрузных барж. Но требовалось не просто освоить производство нефтеналивных судов, а выпускать их в разы больше, причем в самое короткое время. Уже в январе 1964 года проектировщики Астраханского центрального конструкторского бюро срочно переработали чертежи лесовозной баржи на нефтеналивную. В феврале на стапелях было заложено первое такое судно. Работа шла в непростых условиях – сварка, сборка, очистка и грунтовка бортовых секций проходили под открытым небом. Судостроители трудились в три смены, но морозы иногда выбивали из напряженного графика. 

Не хватало кадров. Начальники цехов, секретари партийной, профсоюзной и комсомольской организаций активно занимались подготовкой сварщиков. Правительственное задание обязывало каждого работать с удвоенной силой. Директор Петр Петрович Потапов и все подразделения завода действовали в едином порыве. Случалось, подводили смежники. Скажем, клинкет – деталь небольшая (разновидность клапана в судовых системах), но баржу без нее не сдашь. Выполнить срочное задание по причине недопоставки комплектующих смежником поручили пятому цеху. Поначалу дело шло медленно. Казалось, выхода нет, однако с инициативой выступил слесарь Николай Кобелев (сам он за две смены делал три клинкета вместо одного). Его в соревновании поддержали товарищи, и все вместе досрочно выполнили месячное задание. Ударно трудилась на сдаче флота бригада судосборщиков Константина Сычева и Алексея Чернецова. Сварщицы практически им не уступали. Вдвое перевыполняли планы бригады маляров и плотников… Если где-то в технологической цепочке недоставало рабочих рук, на помощь приходили инженерно-технические работники. 

– В одной из книг нашел такую оценку вашему заводу, данную легендарным геологом Фарманом Курбановичем Салмановым: «Помню, как меня и директора судостроительного завода, двух отчаянных романтиков и горячих приверженцев общего дела, вызвал к себе первый секретарь Тюменского промышленного обкома партии Александр Константинович Протозанов и сказал: «Нефть нужно будет вывозить баржами по воде». В то время это был единственный способ доказать руководству страны, что Тюменская область в скором будущем по праву станет называться нефтяным сердцем России. 

Никогда не забуду 27 мая 1964 года – в тот день первую баржу с черным золотом отправили из Нефтеюганска, а уже потом были Шаим, Мегион, Сургут… И так продолжалось почти три года. Ежегодно в летний период мы отправляли сотни тысяч тонн нефти. И в этом была заслуга не столько первооткрывателей, сколько тех, кто в столь сложное время помогал доставить нефть до места переработки. Директор П. П. Потапов и коллектив завода являлись одними из них. 

– Судоверфь действительно прославила Тюмень ударными героическими делами. В годы войны на ней выпускали торпедные катера, позднее изготавливали суда для народного хозяйства Обь-Иртышского бассейна, оборонную продукцию, инженеры завода создали уникальную плавучую электростанцию «Северное сияние». Велика роль коллектива в промышленном освоении прежде аграрной Тюменской области. Судостроительный завод не раз отличался умением, как говорили, решать нереальные задачи. 

НА СНИМКЕ: первая тюменская нефть. 

Валерий ИКСАНОВ /фото автора /