АПК 

В минувшем году аграриям региона не удалось выполнить планы по сбору зерновых и зернобобовых культур. По словам заместителя губернатора Владимира Чейметова, двухнедельная задержка с началом полевых работ, переувлажнение почвы и пониженная температура не позволили провести посев в запланированных объемах и оптимальные сроки. В связи с чем и уборка началась с опозданием на 20 дней. К тому же проходила в неблагоприятных погодных условиях. Эти и другие факторы привели к потерям урожая. 

Валовой сбор зерна в хозяйствах всех категорий составил 1340,8 тыс тонн (84,4% к уровню 2017 года). Урожайность составила 20 центнеров с гектара. В общем-то неплохо, если учесть, что ко времени уборки в посевах зерновых было немало зеленого подгона и полеглых хлебов. Ожидалась значительная рефакция урожая со снижением объемов отсортированного зерна. 

Однако есть и претензии к растениеводам. Тюменский АПК имеет хорошо организованную инженерно-техническую службу, передовые технологии, современную ресурсосберегающую, энергонасыщенную технику, элитные семеноводческие предприятия с набором продуктивных и адаптированных под местные условия сортов, уже давно позволяющих стабильно получать с гектара по 25 и более центнеров зерна и зернобобовых. Так где же пробуксовывает модернизированный АПК? Причина очевидная. Уже много лет, со времени падения советской власти, мы разоряем почвенное плодородие. Иными словами, не в состоянии сполна накормить хлебные злаки. Это происходит из-за недостатка средств у сельхозпредприятий, безудержного роста цен на минеральные удобрения и средства защиты растений. 

Случается и элементарная безграмотность. К примеру, какой смысл применять по нормативу азотные удобрения, если у тебя откровенно кислые почвы. Химическая же мелиорация (в данном случае известкование) на тюменских полях проводится в «мизерных дозах». Сколько ни сыпь, ни врезай в почву удобрений, не получишь желаемого результата на землях с дефицитом фосфора, серы и других элементов. Напрасно ждать эффекта от применения измельченной соломы, если не внести в почву азотные удобрения. Более того, непереработанные пожнивные остатки наносят больше вреда, чем пользы. 

Там, где в достаточной мере применены органические и минеральные удобрения, средства защиты растений, можно видеть превосходные результаты. Тюменские овощеводы, например, добились самой высокой урожайности в стране – 428 центнеров с гектара. Неплохая продуктивность и на картофельных плантациях – 221 центнер с гектара. 

Теперь «пару слов» о животноводстве. В прошлом году, согласно статистическим данным, хозяйствами всех категорий произведено 160,4 тыс тонн мяса в живом весе (109% к уровню предыдущего года), 539,5 тыс тонн молока (103,9%). Причем производство мяса в сельхозпредприятиях выросло на 16,1%... Показатели для нашего АПК настолько высокие, что вызывают некоторое недоверие. Обычно когда люди, знакомые с сельхозпроизводством, видят резкий подъем валовки по мясу, приходят к такому выводу: по тем или иным причинам хозяйства вырезают крупный рогатый скот. 

Однако еще раз обратимся к статистике: поголовье КРС в хозяйствах всех категорий возросло на 0,2% (коров – на 1,4%), свиней – на 2,1%, овец и коз – на 0,4%. В сельхозпредприятиях количество коров увеличилось на 2%, свиней – на 7,8, овец и коз сократилось на 7,2%. Можно с уверенностью сказать, что повторения прошлогоднего прорыва по мясу КРС в 2019-м никак не ожидается. А судя почти по нулевому приросту поголовья, есть опасение, что не будет в достатке и собственного ремонтного молодняка. 

Стоило бы похвалить наших животноводов за повышение надоев (в сельхозорганизациях на голову – 6789 кг), но как-то не получается. Уж очень зыбкая ситуация и на этом направлении. 

Можно ли свидетельствовать о прошлогоднем росте молочного поголовья за счет собственных резервов? Скорее нет, учитывая поставки зарубежного скота на очень крупный комплекс «Тюменские молочные фермы» в Голышмановском районе. Возможно, пополняли иностранками и другие животноводческие предприятия. А между тем в том же Голышмановском районе обанкрочен молочный комплекс ООО «Сибирия». Судьба 1200 чистокровных коров голштино-фризской породы неизвестна. Сократили поголовье КРС в Тюменском и других районах. Одним словом, есть немало проблем в плане экономики животноводческих предприятий. 

Можно, конечно, сделать ставку на высокотехнологичные крупные молочные комплексы с высокой степенью цифровизации, где в разы сокращается обслуживающий персонал и затраты на содержание высокопродуктивных животных. Но столь продвинутые предприятия, как выясняется, не только не могут настроиться на график окупаемости миллиардных инвестиций с долей участия областного бюджета, но и элементарно не способны организовать рентабельное производство. И эта бесконечная цепочка из закредитованностей, реструктуризации займов и долгов не прекратится, пока не разрубим гордиев узел: не увеличим срок хозяйственного использования коров, соответствующего 2,2-2,4 лактациям. 

Необходимо позаботиться о продуктивном долголетии животных. Мы не можем брать пример с американцев, которые за небольшие сроки использования своих буренок умудряются получать прибыль. У них почти идеальное полноценное кормление. Да и содержатся голштинофризы в куда более благоприятных климатических условиях. К тому же там высочайший уровень племенной работы и ветеринарного обслуживания. А если сюда добавить еще и существенно превосходящую нашу господдержку животноводства… 

В Тюменской области коровы за две лактации (больше голштинофризы у нас не живут) успевают дать до выбраковки в среднем около 14–16 тонн. А для того чтобы оправдать хотя бы затраты на выращивание и содержание самой коровы, требуется надоить 25 тонн. То есть наши животноводы загнали себя в заведомо проигрышную экономическую ситуацию, не сумев позаботиться о здоровье и продуктивном долголетии животных. Более того. за столь короткий срок хозяйственного использования коровы просто не успевают дать достаточный для воспроизводства стада приплод. Поэтому постоянно возникает необходимость закупать скот на стороне. Как будут решаться эти проблемы? Есть ли такая программа? Публично, во всяком случае, она не представлена. 

Отрадно, что продолжается работа, начатая Владимиром Якушевым, по сохранению и развитию сельских подворий. В Тюменской области зарегистрировано более 114 заготовительных, обслуживающих и кредитных ко- оперативов, в которые вовлечено около 25 тысяч личных подсобных хозяйств. В каждом муниципальном районе действуют сельскохозяйственные потребительские кредитные кооперативы (СПКК), объединенные в областной ко- оператив, который координирует работу, формирует единые правила и осуществляет финансовый мониторинг. Кстати сказать, опыт по развитию сельхозкооперации в нашем регионе положительно оценен в стране. 

На днях губернатор Александр Моор подписал распоряжение о выделении средств из областного бюджета на поощрение победителей соревнования среди сельских поселений и личных подсобных хозяйств по итогам прошлого года. Этот конкурс проводится вот уже тринадцать лет. В зависимости от достигнутых результатов поселения получат от ста тысяч до миллиона рублей. Лидерами на этот раз стали Ленинское, Майское и Банниковское сельские поселения Абатского, Красноорловское сельское поселение Армизонского, Земляновское сельское поселение Голышмановского городского округа, Чернаковское и Ингалинское сельские поселения из Упоровского, Степновское, Усовское и Лопазновское сельские поселения Сладковского района. Эффективное развитие сельских поселений становится залогом подъема малого и среднего предпринимательства на селе. 

– Личные подсобные хозяйства – одно из важных направлений развития нашего агропромышленного комплекса. ЛПХ производят и сдают тысячи тонн мяса, молока, картофеля, овощей, обеспечивают около половины всей продукции сельского хозяйства, производимой в области. Она поставляется на переработку, продается на рынках и ярмарках. Личные подсобные хозяйства вносят существенный вклад в продовольственную безопасность региона», – отметил Александр Моор. 

И это так! 

Валерий ИКСАНОВ