ЭКОНОМИКА 

НО ЛЮБАЯ ЦИФРОВАЯ СИСТЕМА РАБОТАЕТ, КОГДА ОНА ОТКРЫТА И В НЕЁ ВВОДЯТСЯ ОБЪЕКТИВНЫЕ ДАННЫЕ 

Как уже сообщалось, в областном центре состоялся Тюменский нефтегазовый форум, собравший топ-менеджеров и ведущих специалистов российских и зарубежных компаний. Форум длился три дня и включал в себя несколько пленарных заседаний и панельных сессий. 

Тема одного из пленарных заседаний: «Цифровизация в нефтегазовой индустрии: раскрывая потенциал будущего» привлекла внимание руководителей крупнейших нефтяных компаний (включая нефтехимические), «вендоров» ключевых решений по цифровизации нефтяной и газовой отрасли и представителей государства. 

Модератор, партнер, руководитель Группы КPMG России и СНГ Николай Легкодимов так, для затравки, напомнил, что цифровизация российского ТЭК началась не вчера и не позавчера. Минэнерго с энергетическими компаниями и экспертным сообществом работает над этим достаточно давно. «Мы знаем, что цифровая энергетика как программа встраивается в общую проблему цифровой экономики, подписанную правительством. Соответственно, как цифровизация влияет на вашу работу, каково ваше видение?» 

Замминистра природных ресурсов и экологии − руководитель Федерального агентства по недропользованию («Роснедра») Евгений Киселев, которому модератор предложил открыть пленарную дискуссию, сказал, что смотрит на проблему шире – получилось программное выступление. 

По словам Киселева, Минприроды и «Роснедра» − это не только энергетика, промышленность, нефть и газ, уголь, черные и цветные металлы, но и геологическая составляющая, где очень много работ, распространяющихся на все отрасли экономики. В том числе они «дают ответы на майские указы» − это чистая вода, чистый воздух, экология в полном объеме. 

Разумеется, цифровизация возникла не после президентских указов, а как жизненная необходимость в связи с развитием технологий. «Мы наткнулись на стену и поняли, что проблемы нужно решать на системном уровне». С 2012 года наработаны основные компетенции, что позволило подойти к организации двух «глобальных проектов, которые мы сейчас попытаемся поставить как ведомственные». 

Прежде всего, 205-й Федеральный закон, предписывающий создание Единого фонда геологической информации. Он воспринимался всеми как Единый реестр геологической информации. «Мы смотрим на проблему шире». Единый фонд геологической информации, помимо цифрового реестра, должен включать первичную и интерпретированную геологическую информацию, желательно в цифровых форматах. При этом обладателями такой информации являются компании, субъекты РФ и ряд федеральных органов исполнительной власти. 

Когда-то такой информацией обладали (и сейчас обладают) Минчермет, Минцветмет, Минэнерго – не только Минприроды. Потребность обладать этой информацией для принятия грамотных управленческих решений существует не только у исполнительных органов государственной власти, но и у субъектов Федерации и у компаний. Нужно сделать эту информацию доступной. 

Второй очень важный проект – создание достаточно мощной цифровой системы, которая бы позволяла принимать грамотные управленческие решения. «Федеральное агентство по недропользованию не раздает недра, и мы уже не раз говорили об этом, − подчеркнул Киселев. − Процесс управления фондом недр заключается не в объявлении конкурсов и аукционов и раздачи лицензий, а в реальном управлении». Но для этого необходимо иметь на руках исходные материалы, которые послужили принятию проектных решений, и сами проектные решения в различном исполнении, в том числе в ретроспективе, с тем, чтобы понимать, «где мы в чем-то ошиблись и приняли неправильное решение». И весь этот цифровой массив, опять-таки, накапливает данные, которые есть и у государства, и у исполнительных органов, и у компаний. 

− Вот два глобальных проекта, в них мы будем предлагать участие компаниям. Ответственным исполнителем по ним является Российский геологический фонд. Он очень плотно работает с нашими экспертными институтами – ЗапСибНИИГГ, ВНИГНИИ, ВИМС, СНИГРИ и иными институтами и организациями, которые тесно задействованы в этом процессе. 

«Для нас очень важно поднять качество принятия управленческих решений, − в очередной раз подчеркивал Киселев. − При этом мы немножко выходим за пределы своих компетенций и на сегодняшний день ставим вопрос о том, чего нам глобально не хватает в тех решениях, которые применяются на уровне законов и подзаконных актов, очень важной составляющей − инфраструктуры пространственных данных и базовых элементов. 

О чем бы мы ни говорили в геологии или в той же энергетике, мы говорим о пространственной информации, − пояснил Киселев. − Соответственно, нам необходимо и в контексте импортозамещения, и создания собственных, не зависимых от кого бы то ни было мощностей иметь собственные геоинформационные системы, собственную инфраструктуру пространственных данных, сопряженную с иными системами. 

− Помните, мы столкнулись в 2000 году с полным вакуумом и вынуждены были в «Роснедра» создавать свою собственную систему, − обращаясь к экспертам, напомнил Киселев. − Система Минобороны была закрыта. На сегодняшний день «Росреестр» создает свою собственную информационную систему, она не сопрягается с нашей, в нее погружены леса, особо охраняемые природные территории – и пошло-поехало! А это та информация, которая чрезвычайно важна для принятия грамотных управленческих решений на уровне управления лицензиями или участками недр. 

Мы бы хотели, чтобы все это было сопряжено, поэтому ставим такие вопросы глобально. Помимо собственных ведомственных проектов, должен быть реализован проект, который бы объединял информационные массивы нескольких (или практически всех) федеральных органов исполнительной власти. 

Вот чего мы хотели добиться и для чего создали, как нам кажется, платформу. Я думаю, к концу года пригласим компании и субъекты Федерации, которые далеко продвинулись в этих вопросах, к широкому диалогу и обсуждению развития этих систем и организации их исполнения, − заключил Киселев. 

Замах, что и говорить, глобальный. Старший вице-президент по добыче нефти и газа ПАО «ЛУКОЙЛ» Азат Шамсуаров в своем выступлении пространно рассказывал о достижениях своей компании в области цифровизации. Примерно в таком же ключе выступил генеральный директор ООО «РН-Уватнефтегаз» Игорь Онешко. Получилось нечто вроде презентации, которая оживлялась яркими деталями. 

Член правления–исполнительный директор ООО «Сибур» Василий Номоконов, оттолкнувшись от общих вопросов, охотно вдавался в детали (в сокращение затрат на ремонт и т.д.), сумев совместить цифровизацию с механикой. Выступление Андрея Белевцева, директора дирекции цифровой информации ПАО «Газпром нефть», насколько я мог понять, математика по образованию, было созвучным выступлению Номоконова. Оно оказалось весьма информативным (оказывается, в сфере цифровизации есть направления, где нам никого не нужно догонять – мы лидируем). 

Модератор разнообразил дискуссию вопросами типа, по какой специальности вы бы посоветовали учиться своим детям, и, главное, какими направлениями заниматься. Белевцев отвечал, что советовать бы ничего не стал, «но если уж пристали − нож к горлу! − сказал: «Учи математику, особенно статистику и теорию вероятности». 

«Главное, учись учиться», − таково было общее мнение. В такие минуты зал, что называется, расслаблялся. Привел его в тонус замминистра Евгений Киселев. Он напомнил, что на неделе были совещания у Дмитрия Козака и Дмитрия Медведева, где рассматривались важнейшие для отрасли вопросы, связанные с прогнозами и Минэнерго, и Минприроды. И если ничего не будет меняться, то мы перейдем в режим падающей добычи. Отрасль столк- нулась с очередным вызовом, связанным с экономикой, деньгами, санкциями и прочее. 

− Протокола еще нет, но, я думаю, нам совместно с Минэнерго будет поручено провести инвентаризацию месторождений, оценивая экономическую составляющую, «расквалифицировав» их на рентабельные и нерентабельные. Та система льгот, которая сейчас в отрасли используется, по всей видимости, будет убита. Но по нашим рекомендациям. Она будет трансформирована с расширением блока НДД (налог на дополнительный доход). По всей видимости, к 1 ноября мы должны представить концепцию такого пересчета и провести его до середины 2019 года. 

Дело в том, что «о чем бы мы ни говорили – о низкой проницаемости коллекторов, о вязкости нефти, об этапах отработки месторождений – речь на самом деле идет о деньгах». Киселев не сторонник использования термина «нерентабельное месторождение». «Сегодня нерентабельно, завтра – рентабельно». 

− Вместе с тем (концептуальный вопрос, который мы на пленарной площадке не обсуждали) любая цифровая технология предполагает успешное развитие при наличии одного очень важного обстоятельства – открытости системы, отсутствия внутренних и внешних ограничителей. Сейчас в ГКЗ (Государственная комиссия по подсчетам запасов) есть специальный инструментарий, который называется «Рабочее место эксперта», где мы использовали в том числе современные технологии, адаптированные к тем программам, которые вы используете для гидродинамической модели и прочее, прочее, − Киселев обращался к нефтяникам. − Но речь даже не об этом. Для меня важнейшая составляющая – экономика и данные, которые вы закладываете. Я прекрасно понимаю, что в ряде случаев те модели, с которыми мы сталкиваемся, экономические модели, являются ложью. Эта ложь появляется не просто так, она преследует определенные интересы компании. Но для того чтобы сделать процесс чистым – и для государства, и для компаний, – нужны будут абсолютно объективные данные. Вопрос номер один: в какой мере компании готовы открыться, и что потребуется от государства в этом плане? 

Я думаю, в ближайшее время на площадке ГКЗ нужно будет организовать совещание и обсудить это на конкретных примерах и на конкретных моделях − сделать совместную работу и государства (Минприроды, Минэнерго), и компаний. Кстати, Минэнерго много в этом плане сделало. Это будет очень интересная работа, которая позволит всем двинуться дальше. Но она потребует внедрения определенных правил игры: компания – государство и во взаимоотношениях самих компаний. 

Второй момент, который на пленарной сессии если и обсуждался, то косвенно – гринфилды (новые территории) и ТрИЗы (трудноизвлекаемые запасы) – это терра инкогнито, мы здесь ничтожны, подчеркнул Киселев. Основной прирост запасов делается на браунфилдах (освоенные территории). 

Интересное будет совещание. Хотелось бы на нем поприсутствовать – уж больно щепетильные вопросы. 

НА СНИМКЕ: генеральный директор ГКЗ Игорь Шпуров и зам гендиректора по науке ФАУ «ЗапСибНИИГГ» Александр Тимчук. 

Сергей ШИЛЬНИКОВ 

Тимофей ГЕРАСИМОВ /фото/