К 70-ЛЕТИЮ ТЮМЕНСКОЙ ГЕОЛОГИИ 

Перед вами копия акта от 25 сентября 1965 года о заложении скважины - первооткрывательницы №10-Р – уникального Лянторского нефтегазового месторождения. «Комиссия в составе начальника геологического отдела Усть-Балыкской нефтеразведочной экспедиции А.И. Кима, старшего геолога геологического отдела А.М. Брехунцова, старшего инженера-топографа А.И.Пака…» и т.д.

За стандартными строчками официального документа с сухими цифрами и фамилиями людей скрыты шекспировские страсти, кипевшие тогда, когда ставился вопрос о ликвидации этой разведочной скважины без проведения испытания. Надвигалась весна 1966 года, не за горами распутица. Нужно было успеть демонтировать оборудование и вывезти по еще существующему зимнику на новое место. Страсти между геологической и технической службами экспедиции накалились, назревал грандиозный «разбор полетов». И только принципиальная позиция, высочайший профессионализм, умение брать на себя ответственность, азарт и здоровый авантюризм непосредственных участников тех событий позволили сделать открытие нового уникального месторождения. 

Мой отец, Ким Анатолий Индекович, в те далекие времена работал начальником геологического отдела Усть-Балыкской нефтеразведочной экспедиции, непосредственно отвечал за весь комплекс работ, начиная с выдачи точки в натуре для сооружения буровой вышки и заканчивая испытанием перспективных объектов, вскрытых бурением, в частности, этой скважины. Летом 2016 года я успел записать его воспоминания о тех событиях: 

«По результатам интерпретации геофизических материалов стандартного комплекса каротажа поисковая скважина № 10 Лянторской площади подлежала ликвидации без спуска эксплуатационной колонны. Уже и разрешение имелось на этот счет. Но решительное вмешательство начальника Усть-Балыкской промыслово-геофизической партии Влера Хатимовича Ахиярова, под руководством которого осуществлялись опытно-методические работы, настоявшего провести дополнительный к этому комплексу, в те времена необязательный и тогда еще новый, индукционный каротаж, позволило выделить в разрезе скважины нефтенасыщенный пласт АС 9. Что дало возможность пересмотреть принятое решение о ликвидации скважины по геологическим причинам. 

Итак, июнь 1966 года. При испытании пласта АС9 в интервале 2080–2084 метров был получен мощный газонефтяной фонтан. При работе через двухдюймовые насосно-компрессорные трубы свободный дебит газа составил 675 тыс. нормальных кубических метров в сутки, а дебит по нефти – около 180 кубических метров. Испытание скважины проводили А.И. Ким, В.К. Федорцов, М.М. Садыков, Ф.Д. Дюбанов. Это был самый первый газонефтяной фонтан в Среднем Приобье. В настоящее время Лянторское нефтегазовое месторождение эксплуатирует одноименное нефтегазодобывающее управление, а на берегу реки Пим стоит красавец-город Лянтор. 

Полученный фонтан нефти и газа вывел нас, геологов, в победители. Теперь мы, уже не оглядываясь на техническую службу, продолжили исследование и испытание скважины. Надо сказать, что полученные мною знания при подготовке к опытно-промышленной эксплуатации шести скважин (№№ 62,63,72,75,76,80) Усть-Балыкского нефтяного месторождения в 1964 году очень пригодились и при испытании этой скважины. Она была опробована на необходимых режимах. С благодарностью я вспоминал тогда и сейчас вспоминаю совместную работу с И.Д. Умрихиным, Е. Илюхиным, сотрудниками «ВНИИнефть». Это был творческий союз науки и производства, все проблемы рассматривались быстро и сообща. Не припомню ни одного случая, чтобы какой-то вопрос оставался не решенным. А на Усть-Балыкском нефтяном месторождении впервые в СССР при гидропрослушивании скважин были применены дифференциальные манометры типа ДГМ-4. 

Впоследствии, работая в различных регионах Западной Сибири, я успешно использовал полученный опыт по испытанию скважин. С моим непосредственным участием открыты и подготовлены к промышленной разработке уникальные и крупнейшие месторождения нефти и газа, такие, как Усть-Балыкское, Мамонтовское, Южно-Балыкское, Лянторское, Харасавейское, Бованенковское, Южно-Тамбейское, Сугмутское, Спорышевское, Средне-Итурское, Западно-Ноябрьское, Западно-Суторминское, Барсуковское, Пограничное, Ново-Пурпейское, Верхне-Надымское и др. Если в Ямальской нефтегазоразведочной экспедиции у нас был только цех по испытанию скважин, то в Ноябрьской испытанием занималась целая экспедиция. 

Сколько лет прошло! А кажется, что это было вчера… Вот стоим мы с соратниками, пытаемся говорить, а рядом в земляном амбаре неистово бьется и ревет пойманным зверем пламя факела. Мы мажемся нефтью, обнимаемся, кричим, но ничего не слышим, да это и не важно. Важно то, что мы сделали это – нашли нефть! Таким я помню свое счастье – счастье геолога: от факела к факелу! А в голове звучит почему-то песня: «Дымилась, падая, ракета, и вместе с ней горел закат!». Мы ведь тоже ракетницей зажигали факела, и у нас также горел закат, только мирный!» 

Одни фамилии, перечисляемые в документах на бурение, испытание разведочной скважины №10 чего стоят! Их именами впоследствии будут названы месторождения, улицы, научные методики, технологические процессы. В.Х. Ахияров, Л.Н. Галян, А.И. Ким, Н.П. Мелик-Карамов, В.М. Пархомович… Легенды российской геологии! Вспомним их и скажем спасибо! 

НА СНИМКАХ:  копия исторического акта от 25 сентября 1965 г.; легенды советской (российской) геологии: А.И. Ким, В.Ф. Маас, В.М. Пархомович. 

Анатолий КИМ-младший