УГРОЗА ЗЕРНОПРОИЗВОДСТВУ 

С большим сожалением узнал из статьи «Творцы, но не волшебники» («ТП» за 23.02.18г.), что по причине отсутствия современных лабораторий, малогабаритной техники и инвентаря «полный цикл селекции и семеноводства сельхозкультур (от создания исходного материала до внедрения и получения семян «элита») затягивается до 25–29 лет, а по многолетним травам до 32– 36 лет».

И все потому, что, с одной стороны, федеральный центр недофинансирует научные и высшие образовательные учреждения аграрного профиля. А, с другой, органами власти не определены механизмы поддержки (из средств региональных бюджетов) приоритетных прикладных научно- технических проектов. Иными словами, область не имеет права помогать селекционным центрам, от достижений которых в значительной степени зависит рентабельность зернопроизводства. 

К сожалению, автор статьи не использовал в своей аргументации такую хорошо известную угрозу мировому зернопроизводству, в том числе и в Западной Сибири, как стеблевая ржавчина «Ug99». Спасти наши посевы от этого сверхагрессивного патогена могут только новые устойчивые сорта пшеницы и других зерновых культур. 

В пятидесятых годах прошлого века стеблевая ржавчина – одно из наиболее опасных грибковых заболеваний злаковых культур – поражала на американском континенте и в Европе до 40 процентов посевов пшеницы. Опустевшие поля простимулировали ученых на выведение устойчивых к этому заболеванию сортов. А это, в свою очередь, привело в семидесятых годах к зеленой революции в сельском хозяйстве, связанной с повышением урожайности зерновых культур по всему миру. 

Из-за способности практически полностью уничтожать посевы пшеницы, стеблевая ржавчина во время холодной войны рассматривалась в качестве биологического оружия. Возможно, именно по этой причине в североафриканской стране Уганде наряду с лихорадкой Эбола появилась крайне агрессивная раса стеблевой ржавчины «Ug99». Как известно, у вирусов существуют различные штаммы, так и у патогенов – расы. Мутировавший гриб обладает свойством за несколько недель до уборки урожая превращать внешне вполне здоровые посевы в перепутавшиеся клубки черных стеблей со сморщенными зернами к моменту жатвы. В 1999 году «Ug99» буквально уничтожил посевы Уганды. Воздушными потоками споры разнеслись по Африке, Ближнему Востоку, самолетами и автомобилями «добрались» до Средней Азии, Казахстана и Западной Сибири. 

До 2016 года эта раса стеблевой ржавчины не заявляла о себе ни в Европе, ни в Китае, ни в Северной Америке, где селекционеры продолжали выводить устойчивые к ней сорта. Однако, несмотря на это, «Ug99» «выкашивает» посевы в Сицилии. Надо помнить, заявляют ученые, что от стеблевой ржавчины нет идеальной защиты. Патогены тоже эволюционируют и преодолевают устойчивость растений. Борьба с ними может быть бесконечной. 

А не проще ли обрабатывать посевы средствами защиты растений? Возможно и такое, но, как заявляет доктор химических наук из ВНИИ фитопатологии Александр Терентьев: «Все грибковые заболевания злаковых представляют опасность и для всех российских сортов. Большую тревогу в этой ситуации вызывает отсутствие у наших сельхозпроизводителей своих, российских фунгицидов и гербицидов. Хорошо, что пока они не включены в санкционные списки. А что будет, если западные производители нам вдруг откажут. Россия, которая сейчас является одним из мировых лидеров по экспорту зерна, может сама остаться без хлеба». А с другой стороны, по мнению тех же ученых, химический способ защиты потребует значительных дополнительных затрат. Вывод напрашивается сам собой: применение химических веществ на яровой пшенице на огромных территориях ее возделывания становится невыгодным и может привести к экологически неблагоприятным последствиям, что радикально скажется на конкурентоспособности отечественного зерна. 

Поэтому во многих мировых учреждениях в настоящее время ведутся исследования по выявлению источников устойчивости к этому возбудителю, а селекционерами создаются перспективные селекционные линии. 

Разумеется, для создания устойчивых сортов потребуется немало времени, поскольку сейчас к высоковирулентной расе «Ug99» устойчивы лишь 10–20 процентов мировых площадей пшеницы. Соответственно, угрозе во многих странах на селекцию выделяются большие финансовые средства и развивается научное сотрудничество. 

В 2007 году раса агрессивной стеблевой ржавчины добралась до Омской области. Регион в 2009-м потерял значительную часть урожая. До этой поры споры «Ug99» в Западной Сибири не зимовали. Омская область общими усилиями с учеными срочно принимает меры по предотвращению этой угрозы. 

Можно сказать, беда уже стучится и в нашу дверь. Не пора ли перенимать мировой опыт. Из статьи «Творцы, но не волшебники» я понял, что селекционеры уже предпринимают шаги по выведению устойчивых сортов. Есть достижения, но они невелики перед большой угрозой. Пока мы спорим о том, кто должен оказывать помощь селекционным центрам, может случиться «шороховский прецедент», но уже на тюменской ниве. 

Виктор КОЛЕСНИКОВ, ветеран сельхозпроизводства