АПК 

Подошла к финишу жатва, примечательная для тюменских хлеборобов тем, что урожайность (в весе до доработки) наконец-то достигла долгожданных 25 центнеров с гектара. А вот земледельцы элитного семеноводческого хозяйства «Центральное», завершившие уборку еще 24 сентября, успели отсортировать семена и получили чистые 40 центнеров с гектара. Готовы поделиться качественным материалом с хозяйствами области. 

Уже на следующий после окончания жатвы день тракторы «Джон Дир» с оборотными плугами «Лемкен» заканчивали подъем зяби к будущему сезону. Тут как раз и нагрянули столичные гости, возвращавшиеся из Курганской области. Обследовав местные поля, не сдержали эмоций: настолько хорошо подготовлена землица! У курганцев, как говорят крестьяне, она «ленивая», то есть минимально обработана культиваторами, а здесь, в «Центральном», все по уму, по-научному: пашня выровненная, с измельченной соломой. Говорят, тонна соломы – это минимум 4-5 тонн навоза. 

Напрашивается вопрос: почему здесь смогли поднять культуру земледелия, выращивают качественные семена, получают прибыль, а другие – нет? 

Можно, конечно, говорить о заточенных на генном уровне аккуратности, бережливости, дисциплине (в поселке Центральном четверть жителей – немцы). Но директор хозяйства Андрей Ваймер раз и навсегда запретил касаться этой темы. 

– У нас много замечательных трудовых династий разных национальностей, – заявил он. – Моему поколению любовь к земле и другие добрые качества привило еще Заводоуковское ОПХ. 

После увольнения из армии Андрей пришел на ферму рядовым животноводом. Амбиции у парня, конечно, были – и потому сразу же поступил на заочное отделение Тобольского зооветтехникума. Этот шаг не остался незамеченным директором ОПХ, известным в стране земледельцем Веденеем Архиповым: «Андрей, давай попробуем поработать бригадиром дойного гурта». Но 21-летнего дембеля хватило лишь на полгода: пытался решать вопросы трудовой дисциплины по-армейски. К бригадирству вернулся после получения диплома зоотехника. А немногим позднее мудрый Архипов вновь предложил: 

– Давай пробуй управляющим отделением. 

– Не смогу! 

– Завтра приступай к обязанностям. У меня все чапаевыми работают. Руководителем надо родиться, а у тебя задатки есть, – настаивал прозорливый Архипов. 

Андрей Александрович признает, что очень много перенял у Веденея Ивановича. 

– Утром звонит мне в половине седьмого, – вспоминает Ваймер, – и спокойно, без давления, по- деловому «вываливает» целую кучу: «Это надо сделать, это надо исправить…». Архипов объезжал все гигантское хозяйство вечером и к утру досконально знал обстановку. Старались не отставать от него и главные специалисты. Вот так нас приучали к ответственности. Стимулировала к дисциплине и высокая зарплата: ежемесячная и тринадцатая. За один год я способен был накопить на машину. Заветы Веденея Ивановича храню и по сей день. Скажем, средняя зарплата наших тружеников уже подошла к сорока тысячам рублей. А сколь велика она у механизаторов, и говорить не буду… 

В 1998 году легендарное Заводоуковское ОПХ поделили на 22 закрытых акционерных общества. У бывшего Центрального отделения отобрали ферму, оставив лишь около трех тысяч гектаров земли. Первые два года было тяжело. Однако Ваймер с единомышленниками решили не отступать от непростых опховских технологий, которые всегда приносили полновесный урожай. 

– Растениям в одном рядке тесновато, они толкаются, мешают друг другу развиваться. Мы же сеем по диагонали: половину нормы семян – одна сеялка, половину – другая, в разные рядки, – объясняет мне Андрей Александрович суть перекрестно-диагонального сева. – Получается рядков намного больше, и на квадратном метре пшенички будет больше. При таком севе в любую непогодь без зерна не останемся. У моих коллег на поле выживает 300-350 колосьев, а у меня от 500 до 600. Да и потом в сырую весну я при своей технологии на поле всегда залезу. Много и других преимуществ: сохраняем влагу, боремся с сорняками, уплотняем почву после обработки, равномерно распределяем семена… 

Сегодня редко кто применяет подобную технологию. А, по мнению Ваймера, без перекрестно- диагонального сева элитных семян не получить. Именно на их производство нацелился коллектив «Центрального». Постепенно доходы от стабильных урожаев позволили перестроить и модернизовать всю материально-техническую базу. После банкротства «Агроинтела» взяли горюновские земли. Сейчас у «Центрального» 5600 гектаров. Правда, вся пашня в федеральной собственности. До сих пор российское правительство не решило судьбу этих угодий. Но если другие предприятия хозяйствуют на такой земле с оглядкой на это обстоятельство, то в «Центральном» уверены: элитные семена стране будут нужны всегда. 

В агрономии есть понятие «натура зерна». Это масса одного литра зерна, выраженная в граммах. У большинства сельхозпроизводителей она составляет 600-700, а в «Центральном» меньше 800 граммов не бывает. Чем мельче и щуплее зерно, тем меньше его вес в литре. Здесь также добились того, что в пшенице вообще не сыскать ни одной овсюжины. Специалисты любят повторять, что семеноводство – это «высший пилотаж» в агрономии. Не всем удается приблизиться к этой позиции. 

– Настраивать пришлось все до мелочей, – откровенничает Ваймер, – как производство, так и каждого труженика, добиваться порядка в поселке. 

Как-то инженеры из департамента АПК демонстрировали журналистам установку очистки топлива и масел для техники. После чего предъявили изрядное количество примесей и грязи. От этой несложной операции в «Центральном» значительно повышался межремонтный период работы двигателей и топливных систем. Здесь шесть тракторов «Джон Дир». А ведь ремонт и запчасти для этой высокопроизводительной и энергетически насыщенной техники всегда обходились недешево. В образцовом состоянии и девять комбайнов «Акрос», которые могут ежедневно намолачивать с 300 гектаров более тысячи тонн зерна. Сегодня механизаторы находятся в комфортных условиях: кабина с кондиционером и магнитофоном, сами мужики в легкой обуви и белых рубашках. А ведь в прежние времена на допотопной технике их коллеги частенько становились инвалидами. 

Значительно упростилась работа на сушилках, которые используют газ. Со временем здесь построили современные хранилища на 22 тысячи тонн зерна. Полностью обновили сушильно- сортировальное хозяйство. Сейчас могут одновременно сушить и сортировать три культуры. 

Если раньше Заводоуковское ОПХ реализовывало элитных семян две тысячи тонн, то «Центральное» способно поставить тюменским земледельцам более семи тысяч тонн. Объемы производства с 1998 года, со времени образования ОПХ, увеличились в 3-4 раза. 

– У нас остались люди, отцы которых работали в ОПХ, – гордится Ваймер. – И эти труженики разбираются в агрономии не хуже некоторых специалистов. К тому же они мастера на все руки. Ставлю, например, летом четырех человек на строительство склада – и к уборке он готов. Все делаем сами, качественно и навека. 

Коллектив хозяйства уверенно смотрит в будущее. Интересно, какие планы у них в растениеводстве? С этим вопросом директор «Центрального» отослал меня к главному агроному. 

– Как известно, мы берем питомники пшеницы «Икар», гороха «Русь», овса «Отрада» в НИИСХ Северного Зауралья, – говорит Эдуард Ваймер. – Размножаем и продаем элиту и первую репродукцию хозяйствам. Но нам бы хотелось конкретно помочь тюменскому животноводству. Каждый год испытываем сорта кукурузы, менее требовательные к набору положительных температур. Если найдем приемлемый для Сибири сорт на зерно, то это будет прорыв. Ведь вся Америка и Западная Европа кормят скот кукурузным зерном. Занялись семеноводством гороха. Если не будет хороших семян этой экономически выгодной культуры, то и нормальных посевов и урожаев не будет. Посевы гороха повышают плодородие. В почве после уборки этой культуры остается столько азота, что не надо покупать удобрения. 

В хозяйстве в совершенстве освоили и технологию выращивания экономически выгодного рапса. Могли бы продавать семенной материал, но зарубежные компании запрещают заниматься семеноводством их селекционных достижений. Сегодня «Центральному» многое по силам. 

НА СНИМКЕ: труженики ЗАО «Центральное» Э. Ваймер, М. Штиртц, В. Ваймер и А. Тунгусова. 

Валерий ИКСАНОВ /фото автора/