АПК

Что бы там ни говорили о сокращении личных подсобных хозяйств в России, производство в малых формах хозяйствования остается достаточно высоким. В Тюменской области оно составляет примерно половину. Мотором развития личных подсобных и крестьянских (фермерских) хозяйств является кооперация. Об этом шла речь на недавнем заседании общественного совета департамента агропромышленного комплекса. 

С помощью потребительской кооперации у сельчанина появилась возможность брать заём на льготных условиях, приобретать племенных животных, реализовывать произведенную на подворьях продукцию. Если не хватает средств, то приобретать корма у тех же потребительских кооперативов. 

– Сегодня трудно оценить, сколько людей пользуются услугами кооперации, – говорит заведующий сектором по работе с малыми формами хозяйствования департамента АПК Николай Кучеров. – Членами кооперативного движения являются 14 процентов сельского населения. Однако все прекрасно знают, что летом сдают продукцию не только члены кооперативов. 

Уже можно утверждать, что кооперация, наряду с ЛПХ и КФХ, стала социальной основой жизни села. В Тюменском регионе, который является одним из примеров организации кооперативного движения наряду, скажем, с Нижегородской областью и Башкирией, насчитывается 172 тысячи ЛПХ, немногим более тысячи КФХ, 90 сельскохозяйственных потребительских и 24 кредитных кооператива. Услугами кооперации охвачено 72 процента сельских поселений. Наши социально ориентированные кооперативы каких-либо доходов и прибыли не имеют, а нацелены лишь на обслуживание личных подсобных хозяйств. За период с 2006 по 2009 год для формирования их материально-технической базы областной бюджет выделил 350 миллионов рублей. При этом был применен особый механизм: имущество приобретается в собственность муниципальных районов, а кооперативы используют его на условиях аренды. В случае какого-либо сбоя в работе или банкротства, техника и оборудование остаются работать на территории. 

Благодаря грантам Минсельхоза появилась возможность получать федеральную поддержку. Тем не менее, областью в 2016 году было реализовано только девять грантов. Нынче объявили третий конкурс, а желающих – единицы. Низкая активность наших кооперативов объясняется тем, что, наряду с федеральными, необходимо привлечь сорок процентов собственных средств. Для кооперативов, которые не занимаются предпринимательской деятельностью, это сложно. Неоднократные обращения тюменцев в Госдуму и Минсельхоз завершились обещаниями изменить существующую схему помощи и кредитования. 

Со стороны федерального центра мы слышим немало заявлений, что личные подсобные хозяйства – это социальная основа жизни села. Особое значение они приобрели после экономических реформ начала девяностых, когда оставшиеся без работы сельчане были вынуждены кормить свои семьи, растить и учить детей за счет домашнего хозяйства. Сегодня по-прежнему есть настоятельная необходимость развивать ЛПХ и связанную с ней потребкооперацию, освобождаться от старого, отжившего, внедрять новое. Вот только делать это нужно без ложных умозаключений и надуманных схем чиновников, плохо представляющих сельскую жизнь. Вот некоторые примеры. 

Центробанк РФ причислил кредитные потребительские кооперативы, выдающие займы ЛПХ, к институтам, действующим на рынке финансовых услуг. Значит, функционировать (а в штате кооператива обычно только директор и бухгалтер) они должны по нормам, применяемым в банковском секторе. В глубинке, всем известно, без компьютеров невозможно сдавать ежемесячную банковскую отчетность. А за небольшую задержку в один-два дня и ошибку предусмотрены санкции – до миллиона рублей. Результат от этих преждевременных новаций оказался предсказуемым: половина кредитных кооператив в стране приказала долго жить. Разумеется, многие из них поначалу приобрели новые компьютерные программы. Но старые компьютеры их не потянули. Не сидеть же по десять минут за одной операцией! К тому же с учетом новаций, сегодня здесь нужны финансовые аналитики, а не бухгалтеры. Но где их взять? 

Далее. Кредитным кооперативам без доказательной причины запретили получать кредиты в банках на льготных условиях. Без них, как ни бейся, нет возможности увеличить кредитный портфель для ЛПХ и КФХ. С помощью областного бюджета он был сформирован в размере почти 700 млн рублей. Но сельчанам требуются дополнительные средства, необходимые на покупку животных, стройматериалов и другие очень необходимые для производства продукции цели. Одним словом, федеральные структуры своими непродуманными действиями и скороспелыми решениями создают барьеры на пути развития малых форм хозяйствования и модернизации потребительской кооперации. Никто из сельчан не против совершенствования и унификации отчетности, наведения порядка в получении и расходовании займов. Но не такими мерами. 

С помощью займов кредитной кооперации многие ЛПХ нашей области выросли до товарных хозяйств. За последние десять лет кооперативами было выдано займов более чем на 4,5 млрд рублей. Членами кредитных кооперативов являются хозяева 19 тысяч подворий. Сдают сельхозпродукцию около 24 тысяч подворий. В кооперативное взаимодействие, так или иначе, вовлечено примерно 50 тысяч ЛПХ. И с этим, разумеется, необходимо считаться. 

У малых форм хозяйствования и потребительской кооперации и без вышеназванных «барьеров» существуют серьезные проблемы. Например, сейчас предъявляются претензии к качеству молока из личных подобных хозяйств, что справедливо. В области в этом плане делается немало. Например, ведется активная работа по избавлению сельских территорий от вируса лейкоза крупного рогатого скота. Благотворно сказывается на качестве вовлечение коммерческих структур в работу по развитию малых форм хозяйствования. По программе «5+» перерабатывающие предприятия выдают кооперативам аванс под поставку будущего молока. Те, в свою очередь, приобретают для подворий высокопродуктивный племенной скот, за который сельчане рассчитываются молоком. Однако в программу включают не всех. Одно из требований к ее участникам – обучение в школе животноводов. Высокого качества также нельзя добиться без нужной техники и оборудования. Поддержку на их приобретение получат только те кооперативы, где внедрили стандарты для сдатчиков сырья и приёмных пунктов. 

В департаменте АПК за этим следят. Ведется ежеквартальный мониторинг потребительских сельскохозяйственных кооперативов. Это позволяет принимать оперативные управленческие решения. Раз в квартал собирают данные похозяйственных книг с целью контроля за количеством и состоянием поголовья животных. 

Аналогичная ситуация с растениеводческой продукцией, выращиваемой малыми формами хозяйствования. В прошлом году, по сравнению с предыдущим, в три раза сократилась заготовка картофеля. По мнению экспертов, это связано с появлением в области крепких хозяйств. Да и крупные потребители заинтересованы в поставках более качественной продукции одного сорта и одной фракции. Картофель и овощи, выращенные на различных полях, по разным технологиям, хуже хранятся. В этом направлении с сельчанами ведется работа. Нынешний сезон должен показать, насколько ситуация выровнялась. А пока дело дошло до того, что картофель и овощи с подворий отказываются брать даже местные социальные учреждения. 

О задачах и проблемах развития малых форм хозяйствования и сельскохозяйственной потребкооперации можно говорить и говорить. За последние пять лет товарооборот потребкооперации вырос в два раза, растет количество пайщиков. Есть потенциал и динамика развития. Хорошо, что к задачам развития личных подворий подключился общественный совет департамента АПК. Полагаю, что его голос услышат в Госдуме и Минсельхозе. 

НА СНИМКАХ: мини-ферма; мясной скот личного подсобного хозяйства на пастбище в Омутинском районе. 

Валерий ИКСАНОВ /фото автора/