ЦИФРОВАЯ ЭКОНОМИКА 

КАКОЕ-ТО НЕСЕРЬЁЗНОЕ ОТНОШЕНИЕ К ЦИФРОВОЙ ПРОГРАММЕ. ХОТЯ ФИНАНСИРОВАНИЕ ЕЁ СОПОСТАВИМО С ФЕДЕРАЛЬНОЙ КОСМИЧЕСКОЙ ПРОГРАММОЙ.

Цифровая экономика названа одним из приоритетов нашей страны. Дополнительный импульс придал президент Путин в Стратегии развития информационного общества до 2030 года. Правительством РФ разработана программа «Цифровая экономика».

Эта актуальная тема обсуждалась в сентябре в Тюмени, на десятом всероссийском форуме- выставке «Электронное правительство» – «ИНФОТЕХ». Цифровой экономике был посвящён ряд мероприятий, в том числе панельная дискуссия, модератором которой выступил главный редактор CNews Максим КАЗАК. 

В дискуссии приняли участие президент Российского агентства развития информационного общества («РАРИО») Александр АЙГИСТОВ, вице-президент, директор макрорегионального филиала «Урал» ПАО «Ростелеком» Сергей ГУСЕВ, вице-президент компании «Систематика-Консалтинг» Вадим ЗЛОБИН, заместитель директора областного департамента информатизации Мария РУДЗЕВИЧ, эксперты по направлению «Умные города» из Испании и Франции, – Jaume GARAU и Sony NOLAIS. 

Цифровая экономика – это шаг в будущее, которое станет отличаться от дня нынешнего как небо и земля. И прежде чем внедрять цифровую экономику, нужно понимать её природу. Безусловно, это потрясающие перспективы для развития общества. Но и большая ответственность. Хотя бы потому, что двадцать первый век становится цифровой энциклопедией, в которой можно узнать всё обо всех. Факт, который немногих обрадует, хотя людям приходится мириться с ним уже сегодня. И это только одна сторона многогранника под названием «Цифровая экономика». Да и само название смущает некоторых экспертов. 

«В это понятие вовлечена не только коммерческая сфера, но и такие крупные секторы, как государственное управление, здравоохранение, образование и другие. Поэтому корректнее говорить о цифровом обществе», – заявил Максим Казак и пояснил: «Но что будем развивать под этим термином? Технологии сегодня дошли до такого уровня, когда коммерческие организации, города и целые страны оказались в условиях очень жёсткой конкуренции. Бизнес сражается за эффективность и извлечение максимальной прибыли, города и страны стараются привлечь талантливых профессионалов со всего мира. Чтобы добиться победы, нужно создать оптимальную среду для их проживания и оптимизировать процессы, которыми управляете. Это всё возможно благодаря большому объёму данных и их анализу. Именно поэтому цифровую экономику часто называют «экономикой знаний» или «экономикой данных». В бизнесе яркими представителями цифровой экономики стали банки, которые накопили большое количество информации, поэтому им легче сделать шаг к её анализу и принятию решений на этой основе. Сегодня многие банки в России находятся на этапе цифровизации и перехода в цифровую экономику. 

На втором месте – сфера услуг, её довольно легко перевести на рельсы цифровой экономики. К примеру, уже сегодня юридическую консультацию можно получить в течение пятнадцати минут – в Интернете, через облачный сервис. Цифровая экономика затронет и промышленность, и производство, и торговлю, и крупные сферы бизнеса, а также государственное управление. На сегодня 60 процентов россиян уже опробовали электронные госуслуги, однако пока не зарегистрированы в видимой системе идентификации. Это первый шаг, но далеко не весь спектр возможностей электронного общества. Огромный блок – снятие с бизнеса нагрузки по ведению отчётности. Миллионы бухгалтеров вовлечены в этот процесс. В ближайшее время предстоит освободить их от рутинной работы. А отчёт будет вырабатываться автоматически и отправляться в госорганы в режиме реального времени. Обмен данными между государственными органами, субъектами бизнеса, здравоохранения, образования также планируется online. 

И здесь большое значение приобретает вопрос безопасности, ведь цифровая экономика – это не только возможности, но и огромные риски. Важная задача программы – все разрозненные между собой блоки должны взаимодействовать в безопасной среде». 

Тем более когда речь идёт о жизни людей и когда бурное развитие получают технологии встраиваемых имплантов. Прецеденты уже есть. Несколько недель назад одна американская компания – крупный производитель кардиостимуляторов – вынуждена была отозвать 750 тысяч бракованных устройств. Оказалось, что хакеры могут получить к ним доступ. 

Тюменская область сегодня является регионом с высокой степенью реализации принципов цифровой экономики, особенно в сферах государственного управления, здравоохранения, образования, транспорта. Что касается ближайших перспектив цифровой экономики региона, то основным направлением остаётся качественная автоматизация отраслей. «Сферы градостроительства, ЖКХ, здравоохранения, образования имеют мощные базы, с большим количеством накопленной за годы эксплуатации информации. Сегодня её нужно использовать в ином качестве. Явно откроем те ниши, которые не были автоматизированы. Следовательно, потребуется сбор отраслевой дополнительной информации. Большое поле деятельности в подготовке кадров, в частности специалистов по IT-технологиям», – поделилась планами Мария Рудзевич. 

Какие возможности информационные технологии дали бизнесу, региональным и муниципальным властям и на что надо обратить наибольшее внимание, чтобы процесс развития цифровой экономики в регионе шёл быстрее, рассказал Сергей Гусев: 

«Во-первых, это понятные населению и полезные городам и региону инфраструктурные проекты. Поставили видеонаблюдение – и преступность снизилась, поставили видеокамеры – уменьшилась аварийность на дорогах. Во-вторых, всё, что связано с IT-инфраструктурой вокруг бизнеса. Это более точные решения. И здесь нужно выделить вопросы безопасности, которые важны для всех, от банков до малого бизнеса. Начиная с кибербезопасности и заканчивая надёжным видеонаблюдением. Если хотите поставить нормальные камеры, нужно обратиться к тем, кто этим занимается. Кто поставит не только камеру, но и обеспечит безопасность сервера, хранения данных и надёжность виртуальной внутренней сети. Что касается инфраструктуры вокруг бизнеса, приложений, то они могут быть различными для разных компаний и городов. Так же, как и покупательная способность. Есть и конкретные потребности для узких сегментов бизнеса. Например, контроль над оленьими стадами. А чтобы цифровая экономика быстрее развивалась, то это во многом зависит от органов власти. Там, где этому вопросу власть уделяет внимание, всё развивается и бурлит. Тюменская область, Пермский край – инновационные регионы. Урал в этом плане впереди планеты всей. На мой взгляд, в цифровом обществе каждый регион займёт свою нишу». 

Своё мнение об инновационных технологиях, которые могут быть внедрены с наибольшей отдачей в ближайшие пять лет, высказал Вадим ЗЛОБИН: «Это технологии, которые позволят бизнесу снизить свои издержки, технологии при работе с населением, государственными или иными компаниями. Например, в финансовом секторе очень востребованы данные, накопленные в государственных базах, у бизнеса, что позволяет без визита в банк открывать счета, делать расчёты и прочие процедуры. Это важно не столько для крупных банков, сколько для небольших финансовых компаний, которые есть в нашей стране. Разумеется, данные должны использоваться не во вред гражданам. И если выстроить правильное решение, то это может быть полезно ряду отраслей и самому субъекту РФ». 

Максим Казак подтвердил, что такие сервисы очень успешно развиваются. Но, к сожалению, часто препятствием на пути к их запуску стоят не столько технологии, сколько организационные моменты. И от заинтересованности государства здесь зависит немало. А порой и от общества в целом. Яркий пример – уберизация. Она показала, что современное человечество в полной мере не готово вступить в цифровое будущее. (Для справки: уберизация – это термин, производный от компании Uber, которая разработала мобильное приложение, позволяющее потребителю подавать запросы на поездки, адресуемые затем водителю компании, который использует личный автомобиль). По сути, уберизация – использование компьютерных платформ в разных сферах деятельности. Испанский эксперт рассказал, что эта технология у них не прижилась. Как и в ряде других стран. Напротив, в России по этой технологии работает «Яндекс-такси». Оборотная сторона цифровой экономики – и сотни тысяч людей, которые остаются без работы. Что могло бы сделать государство и бизнес, чтобы смягчить эти риски? По мнению Александра Айгистова (сослался на российскую историю, а именно: на экономические программы – военный коммунизм, НЭП, коллективизацию, индустриализацию, которые внедрялись с помощью «автомата и пулемёта»), «ничего, потому что мы к этому не готовы. Но, если решить эту проблему (с позиции силы? – Авт.), тогда программа цифровой экономики действительно вошла бы в нашу жизнь. Процесс внедрения может затянуться из-за сопротивления отдельных сообществ и сложившихся рынков влияния. В эпоху цифровой экономики очень важна мотивация бизнеса, госструктур, отдельных групп и граждан. Иначе ничего не случится». Максим Казак считает: не хватает межведомственного взаимодействия и ответственного куратора. На сегодня это правительственная комиссия под председательством Дмитрия Медведева, в этом году собиралась только раз. Какое-то несерьёзное отношение к цифровой программе. Хотя финансирование её сопоставимо с федеральной космической программой. 

Есть мнение, что легче всего организовать концепцию электронного управления. Благодаря IT-технологиям народ, мол, будет напрямую выражать свою волю по многим вопросам. Например, городского управления. И депутаты как посредники между гражданами и властью не понадобятся. Некоторые российские города, испанская Барселона идут по данному пути. Александр Айгистов считает, что и это у нас не приживётся – «нет социального единения, о котором говорил коллега из Барселоны. Нет доверия к власти. Кто будет всем управлять, нести ответственность? Владелец сервера? Это опасная авантюра. Для нашей страны электронное управление, в частности в большой политике, – это далёкое будущее. Другое дело – высказать мнение, где поставить скамейку. Хотя и здесь власть может манипулировать – поставит там, где она сама живет». «Фомой неверующим» Александра сделал случай с электронным голосованием на выборах в Общественную палату РФ. Известная и довольно тёмная история. 

Аудитории панельной дискуссии предложили он-лайн анкету. «На что делать ставку для ускорения развития цифровой экономики?». «На кадры и образование», – ответило большинство. «Умный город» лидировал среди ответов на вопрос: «Какие направления могут стать перспективными для развития IT-кластера?». «Без каких элементов город не станет умным?». «Без умных пользователей», – считает более половины аудитории. 

Мила ГУРЕУ