ЭКОНОМИКА 

МИНПРИРОДЫ РФ ПРОДВИГАЕТ ИДЕЮ ПОЛИГОНОВ 

В областном центре состоялся Тюменский нефтегазовый форум, который традиционно работал два дня. В пленарных заседаниях и научно-практических конференциях участвовал топ-менеджмент «Роснефти», «ЛУКОЙЛа», «Газпром нефти», «Сургутнефтегаза», представители профильных министерств и ассоциаций, в том числе «Национальной ассоциации по экспертизе недр». 

Среди участников специалисты из Великобритании, Германии, Израиля, КНР, США и Швеции. Всего – более двух тысяч человек. 

Министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской обнадежил присутствующих: доля традиционных источников энергии в мире сократится с 80% до 50% «только к 2050 году», поэтому все разговоры о том, что альтернативная энергетика в ближайшие годы вытеснит традиционные источники – от лукавого. 

Относительно запасов: по газу вообще не о чем беспокоиться. А вот по нефти, если не изменить сложившиеся подходы к налогообложению и т.д., могут возникнуть серьезные проблемы. Старые месторождения перешли в зрелую стадию освоения, акцент смещается в сторону малых (по российским меркам) месторождений, «которых у нас много». 

Сергей Донской напомнил, что в целях активизации освоения трудноизвлекаемых запасов углеводородного сырья Минприроды осуществляет работу с целью создания полигонов по разработке и внедрению современных технологий поиска, разведки и освоения трудноизвлекаемых запасов (ТРИЗ). Такие полигоны в настоящее время созданы в Томской области, ХМАО, и Республике Татарстан. Отработанные на них технологии будут распространяться на другие месторождения. 

Более того, недропользователь может выделить на своем участке такой полигон. То есть понятие полигона, которое еще законодательно не определено, не привязано к месту, точнее, к трем местам (в Томской области, ХМАО и Татарстане). В зале раздались аплодисменты, но, как позже выяснилось, идею полигонов поддерживают далеко не все. 

Заместитель губернатора Вадим Шумков (выступал вместо губернатора, президент в это время собирал губернаторов в Москве), безусловно поддерживающий министра, говорил о том, что полномочий распоряжения недрами, содержащими углеводородное сырье, у регионов нет. И основные налоговые отчисления от добычи нефти идут в федеральный бюджет. Но, несмотря на это, субъекты РФ имеют определенные инструменты стимулирования сектора нефтедобычи. Первоочередным инструментом является создание благоприятного инвестиционного климата – в том числе за счет долгосрочных налоговых льгот. 

Да, Тюменская область «обладает сильным научным потенциалом и может стать мощным нефтесервисным кластером». «Регион отличается от других нефтегазовых субъектов своими инновациями, как технологическими, так и административными», – подытожил Донской. 

Далее пошли доклады, более похожие на презентации фирм. Модератор пленарной сессии, управляющий директор VYGON Consulting Григорий Выгон, поинтересовался у заместителя председателя правления ПАО «Газпром нефть» Вадима Яковлева, какие формы сотрудничества между производством, наукой и обществом использует его компания, тот с готовностью отвечал: «Все!». «Дешевая нефть кончилась, в условиях низкой маржи все участники должны объединить усилия. А что касается стратегии, то она для нас, для нефтянки, осталась прежней – движение вперед и вглубь. Мы с этой задачей успешно справляемся: последнее время росли на 10% в год. И в этом году вырастем на 3-4%». 

Модератор уточнил, готова ли компания вычленить под полигон часть участка. Яковлев ответил: «Газпром нефть» уже участвует в работе полигона, стало быть, устремление министерства поддерживает. Что же касается конкретных участков вне этого полигона, «то почему бы и нет, если компания увидит выгоду». 

Представители других компаний поначалу говорили: нет, но потом поправлялись: да, если будет выгодно. Дело в том, что, соглашаясь на статус полигона на своих участках, компании должны делиться геологической информацией, а они этого не хотят. 

Доходило до курьеза, когда директор как специалист поддерживал тезис, что информацией надо делиться (иначе как работать науке!), однако как руководитель – отрицал! Информация добыта с такими тратами сил и средств! 

Тему технологических полигонов, а еще шире – создания консорциума, где компании бы делились своим опытом и полученной геологической информацией, активно продвигал генеральный директор НАО «СибНАЦ» Анатолий Брехунцов, выступивший на второй день на научно-практической конференции («Трудноизвлекаемые запасы природных углеводородов: настоящее и будущее, посвященной памяти Н.Н. Лисовского»). 

Всероссийская конференция, организованная Ассоциацией организаций в области недропользования «Национальная ассоциация по экспертизе недр» при поддержке Государственной комиссии по запасам (ФБУ «ГКЗ»), Центральной комиссии по разработке углеводородного сырья (ЦКР) Роснедра, Тюменского нефтяного клуба и ФБУ «ЗапСибНИИГГ», впервые проводилась в Тюмени. Модератором выступил генеральный директор ФБУ «ГКЗ» Игорь Шпуров. 

Открывал конференцию заместитель губернатора Вячеслав Вахрин, курирующий недропользование. Накануне он присутствовал на пленарном заседании и, что называется, проникся. Говорил свободно, без бумажки, импровизировал и в конце выступления пожелал участникам выработать такую схему отнесения запасов к ТРИЗам, чтобы «вложить её в уста министра, а тот бы смог положить на лопатки Минфин». 

«Вячеслав Михайлович профессионально задал тренд нашей конференции», – заметил Шпуров. А история, вкратце, такая. Существовало множество классификаций – что относить к ТРИЗам, а что – нет. По этому поводу ломали копья еще в советское время. Но менялись технологии, и те запасы, которые раньше считались трудноизвлекаемыми, становились обычными. В постсоветской России образовалась любопытная закономерность: у каждой льготы можно было обнаружить инициатора (как правило, не геолога или нефтяника, а высокого федерального начальника). «Не классификация, а конкурс лоббистов!» − мрачно шутили в кулуарах спецы. 

В итоге, коллектив авторов создал новую классификацию (масштабный труд) запасов, которую удалось гармонизировать с международными классификациями, в том числе с классификацией ООН. Отсюда популярность новой классификации и международное признание. 

Игорь Шпуров, один из авторов, напомнил, что новая, уже принятая, классификация стала такой прогрессивной потому, что, опираясь на прежние классификации, она основана на проектном принципе. То есть во главе каждого решения оценки запасов – относить их к трудноизвлекаемым или нет – стоят проекты. Все проекты, как известно, проходят через ЦКР, а деятельность ЦКР обеспечивают штатные сотрудники ГКЗ. 

По сути, две структуры удалось увязать в одну. Отсюда произрастает и идея налога на дополнительные доходы (НДД), где объектом налогообложения выступает «свободный денежный поток проекта разработки месторождения». 

По признанию директора департамента по недропользованию Ханты-Мансийского автономного округа – Югры Сергея Филатова, перебрав инструменты стимулирования, лучше «свободного денежного потока» они ничего не нашли. Технические вещи невозможно обсуждать даже с окружными финансистами! 

Однако технические проблемы разведки и разработки ТРИЗов остаются – генеральный директор ФБУ «ЗапСибНИИГГ» Василий Морозов, докладывающий о текущем состоянии дел и перспективах, представил отнюдь не радужную картину. 

Далее пошли доклады представителей нефтегазодобывающих компаний. Об опыте разработки ТРИЗ на месторождениях ОАО «Сургутнефтегаз» рассказывал директор ОАО «СургутНИПИнефть» Алексей Кондаков; на месторождениях ООО «РН- Уватнефтегаз» – главный геолог «РН-Уватнефтегаз» Александр Мирошниченко; на месторождениях «ЛУКОЙЛа» в Западной Сибири – заместитель генерального директора – директор филиала ООО «ЛУКОЙЛ-Инжиниринг» «КогалымНИПИнефть в г. Тюмени Виктор Шкандратов. 

И каждый раз заместитель генерального директора ФАУ «ЗапСибНИИГГ» Александр Тимчук, выступавший вместе с Игорем Шпуровым модератором дискуссии, в конце доклада спрашивал докладчика про полигоны и консорциум: «Вы из «Сургутнефтегаза», – обратился Тимчук к Кондакову, – а из 750 тысяч тонн добытой нефти из баженовской свиты более половины добыл «Сургутнефтегаз». Как вы относитесь к идее создания консорциума?» 

«В «Сургутнефтегазе» к идее консорциума относятся не очень хорошо. Что выиграет недропользователь? Ничего», – ответил Кондаков. 

Заместитель генерального директора – директор филиала ООО «ЛУКОЙЛ-Инжиниринг» «КолалымНИПИнефть в г. Тюмени Виктор Шкандратов на вопрос модератора, что «думает компания «ЛУКОЙЛ» о необходимости создания консорциумов, а если это необходимо, то каких?», высказался так: «Необходимо объединять усилия. Нужно обмениваться информацией, технологией и создавать не один консорциум, а много – по определенным направлениям. Что касается организационной части, то здесь должны быть выработаны определенные принципы, определенные условия – и они должны реализоваться. Мы это уже проходили, вспомните советские времена: были тематические ежегодные встречи, на которых обсуждались те или иные моменты, создавались государственные программы – и, честно говоря, от этого выиграют не только компании, выиграет Россия в целом! Это мое личное мнение», – уточнил он. 

А по мнению заместителя генерального директора, главного геолога «Уватнефтегаза» Александра Мирошниченко, «любое сотрудничество – это положительный опыт. Все зависит от деталей, от того, как консорциум будет организован, какие преимущества, какие выгоды он даст каждой из сторон». 

Выгоды сторон, понятно, будут тщательно прописывать, однако подлинной жемчужиной форума стало то, что в Тюмени, на основе технологии блокчейн, уже создана электронная система экспертизы запасов, которую передали ГКЗ, система получила высокую оценку специалистов и одобрена министром. 

НА СНИМКАХ: генеральный директор ФБУ «ГКЗ» Игорь Шпуров; Министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской.

Сергей ШИЛЬНИКОВ

Фото Тимофея ГЕРАСИМОВА и Сергея МИХАЛЕВА