Тюменский учхоз – одно из лучших учебно-опытных хозяйств России отмечает сегодня 55-летие. Накануне юбилея наш обозреватель побеседовал с директором сельхозпредприятия Анатолием Клиндюком.

– В 1959 году Совет Министров СССР своим постановлением образовал Тюменский сельхозинститут и вкупе с ним учхоз, – рассказывает Анатолий Михайлович. – Институт был образован на базе сельхозтехникума, который имел небольшое опытное хозяйство со стадом в 146 голов крупного рогатого скота и 400 гектаров пашни. К ним позже присоединили еще земли коллективных хозяйств, базирующихся в нескольких деревнях. Всего набралось около 10 тысяч гектаров сельхозугодий, половина из которых – пашня. Раньше в учхозе работали 559 человек, сейчас тот же объем работ выполняют 200. Сказался уровнь техники и технологии…

– Об этом поговорим позднее. Я тут выяснил у ваших коллег и друзей, что исполнилось 40 лет, как вы возглавляете учхоз. А до этого имели весьма любопытную биографию, подробности которой скрываете от журналистов. А было бы интересно узнать, как белорусский парень оказался в Сибири? Как формируются руководители успешных сельхозпредприятий и какие для этого требуются качества?

– Никаких секретов. Просто моим становлением никто не интересовался, все про производственные показатели спрашивали. Я окончил сельскохозяйственный техникум в городе Марьина Горка в Минской области. Не успел и трех месяцев проработать бригадиром в белорусском совхозе, как призвали в армию. Там , будучи рядовым, занимал офицерскую должность начальника бетонного завода на строительстве пусковых ракетных шахт. Под конец службы нас перевели в Богандинку Тюменской области. 191-2-4Решил, что здесь после службы поступлю в сельскохозяйственный институт, а потом переведусь в университет на родине, на биофак. Один экзамен там досдать – и все. Но надо было тому случиться, что в Тюмени меня избрали секретарем комсомольской организации института, а чуток позднее – членом бюро обкома комсомола. Трудно было одновременно учиться, вести комсомольскую работу, исполнять обязанности члена бюро, а иногда по ночам, не скрою, разгружать вагоны… Жить-то на что-то надо было. Потому добился разрешения досрочно сдавать экзамены. Декан агрономического факультета Герман Борисович Ермилов сказал: «Ты техникум закончил, приложи усилия – и все получится». А после досрочного окончания института ректор направил меня главным агрономом в учхоз. Так я и обосновался в Сибири. Главным агрономом я был шесть с половиной лет, а в 1974-м возглавил хозяйство.

– Уже тогда в ЦК КПСС и Совете Министров принимали программы по сельскому хозяйству и вроде собирались укреплять материально-технические базы аграрных учебных заведений...

– Да, в то время к учхозам только поворачивались, стали выделять из общего ряда сельхозпредприятий. До меня главным агрономом был опытный и грамотный Александр Федорович Широков, возглавивший совхоз «Переваловский». И не его вина, что в учхозе собирали по 11-13 центнеров зерна с гектара. Уберут, обмолотят, отсортируют… продадут элитные семена. А скот после этого кормить нечем. Вот такое было безвыходное положение. Надо было ломать всю систему хозяйствования, и государство пошло навстречу преобразованиям. В Москве создали Союзучхозтрест, который объединил 170 учхозов и опытно-производственных хозяйств. Стали применять больше удобрений, помогали и с кормами. Прямо из цехов машиностроительных заводов к нам поступала (в первую очередь) новейшая техника. 191-2-3Делегации руководителей и специалистов из учхозов и ОПХ ездили по стране в поисках передового опыта и технологий. Без них нельзя было двигаться вперед. К примеру, чем раньше скот на фермах кормили? Кислым силосом, который истекал невыносимо пахучей жижей (от него печень у коров преждевременно отказывала). Сеном с естественных угодий (включая болота), какое удавалось взять. Концентраты – что достанется. Неоткуда было ждать надоев.

Позднее, когда мы подняли урожаи зерновых до 34 центнеров с гектара, дела пошли веселее. В Подмосковье подсмотрел, как там заготавливают сенаж. В нашей и соседних областях тогда еще понятия о таком корме не имели. Появились сорта кукурузы, которые в сибирских условиях давали початки, обеспечивающие качественный, с более высокой энергетикой силос. Воспрянули наши ученые – их разработки и рекомендации воплощались в конкретные дела. Причем многие из них были увлеченными энтузиастами. Взять, к примеру, ректора сельхозинститута Анатолия Васильевича Малова. До обеда преподавал, а потом надевал телогрейку и вместе со студентами строил коровник в учхозе.

– Заслугой учхоза в ту пору, кроме высоких урожаев, было лидерство в продуктивности молочного стада. У вас учились получать высокие надои. И было с кого брать пример.

– Наши доярки Татьяна Федоровна Федорович и Александра Петровна Шиляева были удостоены высокого звания Героев Социалистического Труда. Однако были и другие труженицы, достигавшие лучших в области надоев. Взять хотя бы Галину Николаевну Полуэктову. К сожалению, у нее не совсем удачно сложилась судьба. А какие были механизаторы! Я начинал работать с бывшими фронтовиками, которые тогда были еще крепкими. Мало того, что эти люди образцово выполняли работу, так они еще занимались наставничеством, были по-отечески внимательными к молодым.

191-2-7Парк техники, в то время маломощной, был велик (одних тракторов около шестидесяти), и такие ветераны, как Николай Васильевич Крупин из деревни Ворониной, Дмитрий Поликарпович Таратутин из Утяшевой, Григорий Федорович из Плехановой в лучших крестьянских традициях воспитали десятки молодых механизаторов. К нам начали приезжать люди – для них строили жилье. Специалисты в учхозе всегда крепкие – из института брали лучших студентов. И техника поновее пошла. Но главное, чего удалось достичь, это создать здоровый моральный климат в коллективе, который не позволял никому работать спустя рукава.

– То есть в конце семидесятых учхоз становится не просто полигоном для обучения студентов, а передовым предприятием с интересным опытом и новыми технологиями. А немногим позднее, помнится, вас стали называть витриной тюменского агропрома.

– Действительно, от нас по региону расходились технологии. мы первыми внедрили «Сенаж в упаковке», это я подсмотрел в хозяйстве под Ленинградом. А плющение зерна переняли у хозяйства, расположенного на границе с Финляндией. Кстати сказать, эта технология позволила учхозу и нынче в непростых погодных условиях стать лидером в жатве. Как известно, плющить можно недозрелое и влажное зерно. Когда у всех комбайны стояли на приколе, мы успели сплющить и заложить с консервантом тысячу тонн зерна. Усвояемость его животными выше, чем других видов концентратов.

Да и технология «Сенаж в упаковке» способствует ускорению уборки. Если клевер и люцерну заготавливать на сено, то у них обламываются обсохшие листочки. А в них основное питание. Да к тому же не всегда бывают благоприятные для сена дни. А если «сенаж в упаковке»… тут в рулон можно закатывать травяную массу с влажностью до 30 процентов, что значительно сокращает сроки уборки. К тому же травяные «консервы» животные полностью поедают. Как я уже говорил, за учхозом приоритет в закладке сенажа в траншеи. От нас пошли многие технологии содержания и доения коров. Многие хозяйства учились у нас тонкостям производства зернового семеноводства. Учхоз давал агропрому племенных нетелей и первотелок, свиней крупной белой породы шведской селекции и лошадей породы «русский тяжеловоз».

– Какими достижениями порадуете в этом году?

191-2-2– Учхоз одним из первых в области закончил уборку и собрал 5700 тонн зерна. Урожайность была традиционно высока – 42 центнера с гектара. Наметили продать 400-500 тонн элитных семян. Вдвое больше намеченного заготовили сенажа и сена. Справились с закладкой силоса. Надои в среднем 8200 килограммов на животное.

– Кстати, чем объясняется первенство Утяшевской фермы, которая раньше никогда не ходила в лидерах.

– Там подняли производственную дисциплину. Раньше тоже старались, но наблюдалась, как бы это сказать, элементарная толкотня. Молодой зоотехник Ольга Гонохова подсобрала волю в кулак и настроила работу, как хорошие часики. А опытные и добросовестные доярки Лидаида Ильина и Галина Кочегарова ударным трудом поддержали ее.

– У вас традиционно прекрасный коллектив механизаторов.

– Мне иногда кажется, что лучше наших Владимира Волкова, Петра Шимолина, Юрия Иванова, Николая Звозникова, Виктора Савчука, Геннадия Петелина и других просто быть и не может. Заметьте, им приходится не только держать высокую планку на производстве, но и передавать мастерство студентам.

– Как вы относитесь к существующей практике подготовки будущих специалистов?

– Очень мало времени отводится практическим занятиям. В мое время на это отводилась чуть ли не половина учебных часов, сейчас же не более 15 процентов. И часто случается, что выпускник после этого просто не способен самостоятельно работать и по этой причине часто бежит из села. В учхозе есть все условия для полноценного прохождения практики. Мы имеем опытнейших и педагогически одаренных наставников и ценных специалистов с учеными степенями.

– Что бы вы могли добавить в список слагаемых успеха учхоза?

191-2-5– У нас всегда были хорошие ректоры. Анатолий Васильевич Малов был неутомимый труженик. Практически на пустом месте создавал основу высшего учебного заведения. Игорь Дисанович Комиссаров – известный ученый и глубокий интеллигент. В нем аккумулировались черты отца, блестящего офицера русской, а позднее и Красной армии, и матери – представительницы знатного дворянского рода. Игорь Дисанович сохранил коллектив ученых института, когда не было государственного финансирования. Их дело продолжил достойный выпускник вуза Николай Васильевич Абрамов. Смотрите, как при нем преобразились учебные корпуса, появились лаборатории с современнейшим научным оборудованием. Студенты этого вуза чаще, чем другие, выигрывают гранты. Активны и ученые. Создаются малые инновационные предприятия. Николай Васильевич с успехом выдержал очередной серьезный экзамен – перевел вуз на ступеньку выше, защитил право называться университетом Северного Зауралья. И учреждение с успехом оправдывает новый статус. И, конечно, в успехе учхоза есть большая доля ректорских забот.