Тюменскому Институту проблем освоения Севера – четверть века!

Академическая наука в Тюмени ещё очень молода. Ей только 25 лет. Ровно столько исполнилось 15 декабря Институту проблем освоения Севера СО РАН.

Конечно, это не значит, что раньше в нашем регионе никто не проводил научных исследований. Но, согласитесь, у вузов и подведомственных различным промышленным организациям НИИ задачи несколько другие. Фундаментальная наука, системная и беспристрастная, пришла в Тюменскую область в середине восьмидесятых, когда государству понадобились основательные разработки в сфере оптимизации, развития и функционирования электроэнергетических систем в условиях Севера, изучение проблематики социально-экономического развития, планирования, управления Западно-Сибирским нефтегазовым комплексом, решение вопросов охраны природы в связи с бурным промышленным освоением обширных территорий.

В 1985 году ни сотрудники, ни первый директор института Владимир Мельников не могли и догадываться, что на их долю, как и на долю всей российской науки, выпадут большие испытания. Первоначально в учреждении работало почти четыре сотни сотрудников, открывались новые центры и отделения, создавались уникальные лаборатории. Как говорится, планов громадьё.

В переломные девяностые годы начались проблемы с финансированием многих проектов, выделился в самостоятельное учреждение Институт криосферы Земли, численность сотрудников резко сократилась почти в семь раз. Сложные задачи по сохранению научного потенциала учреждения легли на плечи директора В.Р. Цибульского. В то время Институту проблем освоения Севера очень помогло плодотворное и, надо сказать, взаимовыгодное сотрудничество с Газпромом. Научно-техническая программа «Разработка природоохранных мероприятий, экологически безвредных технологий и оборудования при освоении газовых и газоконденсатных месторождений полуострова Ямал» стала для нашего государства прекрасным, но пока единственным примером тщательного изучения территории до ее освоения. Учёными проведены уникальные исследования, результаты которых опубликованы в 10 монографиях, создан крупный банк данных, разработаны пакеты уникальных электронных карт. Участие в реализации столь крупной программы позволило научным сотрудникам института приобрести опыт экспедиционных работ в условиях Субарктики, а также авторитет в регионе.

237-4-1Институт выстоял. И, мало того, укрепил свои позиции. Одним из показателей несомненного успеха работы учреждения является молодой и мобильный коллектив. В настоящее время в штате 54 сотрудника, из них 43 – научные работники, в том числе 10 докторов и 21 кандидат наук, остальные – научная молодёжь. Ведь, несмотря на то, что средний возраст учёных – 41 год, многим ребятам нет и тридцати.

Что так манит их на работу с совсем не «нефтяными» зарплатами, в ежегодное «поле» с комарами, мошками и медвежьими следами вокруг палаток? «Вы знаете, я бы только из-за коллектива никуда не ушла, – рассказывает молодой кандидат наук, учёный секретарь института Наталья Рябогина. – У нас же здесь фанатики работают. По обычным житейским меркам, в «поле» трудно, и вертолёт может вовремя не забрать, и продукты, бывает, до самого конца экспедиции «не дотягивают», а посмотрите, что у нас летом в институте делается – никого, кроме секретаря и бухгалтерии, нет, все сотрудники время с мошкарой проводят. У нас и дети, и супруги «полевые». Поэтому мы всё друг о друге знаем, живём в коллективе одной семьёй». А заместитель директора по науке Александр Ткачёв добавляет, что у них вообще не стоит известный вопрос о том, кого можно «взять с собой в разведку», потому как в «разведке» они все уже были, а там каждый человек, будто на ладони, ничего не скроешь, поэтому случайные люди отсеиваются сами по себе.

В Институте проблем освоения Севера не привыкли считать награды, тут не видно обычных для подобных учреждений, закрывающих целые стены дипломов и благодарственных писем, но вовсе не потому, что их нет. Как драгоценные ордена и медали сотрудники научно-исследовательского центра стопками выкладывают на столы новые монографии, рассказывают о многочисленных публикациях в специальных журналах, подводят к экспозиции постоянно обновляющегося небольшого музея экспонатов, добытых в экспедициях. Некоторые из их находок составляют теперь гордость Эрмитажа и других лучших музеев страны. В свободном доступе на сайте института (что сейчас большая редкость!) находятся в Интернете статьи «Вестника кибернетики», «Вестника археологии, антропологии и этнографии», «Вестника экологии, лесоведения и ландшафтоведения», выпускаемых редакторско-издательским отделом.

В кабинетах и коридорах Института проблем освоения Севера сейчас вы встретите в основном гуманитариев и биологов. Под руководством доктора исторических наук директора Анатолия Багашёва в рамках гуманитарного направления работают лаборатории археологии, палеоэкологии человека, этнографии и антропологии, социально-исторических исследований, в рамках биологического – лаборатории ландшафтных и фитоценотических исследований, устойчивости биогеоценозов.

В числе их достижений – создание первого и единственного научного гербария Тюменской области, насчитывающего свыше 13 тысяч листов и коллекции грибов. Полученные материалы значительно пополнили списки редких и исчезающих видов растений и животных, вошедших в Красные книги Ханты-Мансийского автономного округа и Тюменской области. Для оценки воздействия человека на природную среду разработана картографо-информационная база данных о содержании различных химических компонентов в почвах, поверхностных водах, донных отложениях, снеговом покрове и растениях на территории нашего региона. Результатом большого труда явилась концепция сохранения биологического разнообразия растительного покрова, подготовлены учредительные документы на создание 15 охраняемых территорий на юге Тюменской области и Ханты-Мансийского автономного округа и внесены изменения в природоохранный статус федерального заказника «Тюменский». Создан уникальный проект организации природного парка окружного значения «Нумто» в Белоярском районе, где не только охраняются уникальные природные комплексы и редкие виды флоры и фауны, но и сохраняются традиционное природопользование и культура малочисленных народов Севера – ненцев и ханты.

Успешно идёт разработка оценки устойчивости природных экосистем Тюменской области в условиях воздействия на них ее территориально-производственного комплекса. Созданы методики, которые дают возможность рассчитать важнейшие интегральные параметры состояния леса и водных объектов. В данный момент проведена оценка уровня загрязненности различных магистральных участков Оби и Иртыша и малых рек Тюменской области.

Продуктивно ведется изучение этнокультурной и этнодемографической ситуации в среде коренного населения Западной Сибири, особенностей процесса их интеграции в систему социально-правовых отношений и административную структуру. На уникальных комплексах древностей «Ингальская долина» и «Мергень» археологами получены интереснейшие материалы, выявлены новые, ранее неизвестные, культурные традиции, существенно пополнены представления о хозяйстве, быте, рационе питания, социальной организации, верованиях и этнической принадлежности древних народов, населявших западную часть Западной Сибири. Так, при раскопках могильника «Бузан-3» в Притоболье найдена едва ли не древнейшая в Евразии погребальная ладья, возраст которой составляет около 5000 лет. Редчайшая по сохранности коллекция каменных и костяных орудий IV-VI тыс. до нашей эры собрана при раскопках неолитического поселения Мергень 6 в Приишимье. Палеоэкологи изучают древние производства и технологии, а также определяют этапы изменения климата в древности, занимаются реконструкцией среды обитания человека, восстанавливаются видовой состав древних животных, являвшихся объектами охоты в эпоху камня, состав стад у племен эпохи бронзы и раннего железа, воссоздают процессы становления и развития керамического производства, технологию изготовления орудий из камня и кости. Ведется активная разработка методик палеореконструкций и укрепляются возможности для комплексного изучения жизнеобеспечения древнего населения Тоболо-Ишимья.

Мировое научное сообщество крайне заинтересовалось последними исследованиями тюменских антропологов. Так, именно наши учёные составили наиболее полное на данный момент исследование ненцев. По заслугам была оценена и работа лаборатории социально-исторических исследований. Её сотрудники выявили основные закономерности процесса интеграции коренных народов Сибири в состав России, разработали оригинальную историческую типологию этого процесса, охарактеризовали юридический статус и систему судопроизводства коренных народов региона.

Для читателя, далёкого от науки, эти названия и термины, возможно, не откроют всего спектра важнейших задач, которые ставят сейчас перед собой сотрудники института. Но именно они на основе изучения изменения климата, растительности, животного мира, а главное – человека в Западной Сибири от древности до наших дней, составляют рекомендации для федеральных и региональных государственных структур во многих важных сферах жизни современного общества.

Ждут сотрудники института от власти и ответной поддержки. Нельзя сказать, что её нет, но всё-таки для решения возложенных на учреждение задач нужно более серьёзное финансирование. Основательной поддержкой стало бы объединение усилий Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) и правительства области и выделение средств на науку через специальные региональные гранты РФФИ. А пока по Зауралью в экспедиции выезжают всё больше курганцы и свердловчане. В условиях модернизации всех сфер нашего общества тюменская академическая наука должна развиваться и крепнуть. Двадцать пять первых лет для Института проблем освоения Севера прошли в напряжённом и плодотворном труде, а перспективы не менее захватывающи.