ИСТОРИИ СТРОКИ 

Огромная Российская империя Указом Петра I от 18 декабря 1708 года была поделена на восемь губерний. Самая большая из них получилась Сибирская, в состав которой вошли Урал, Сибирь и Дальний Восток. Тобольск был определен главным городом, ее административным центром. Царь направил управлять Сибирской губернией князя Матвея Петровича Гагарина.

СКАЗОЧНЫЕ БОГАТСТВА 

Государь лично знал Гагарина, был доволен, как он проявил себя на государевой службе. В 1691 году Матвей Петрович был товарищем, так в то время называлась должность заместителя иркутского воеводы. Воевода приходился ему родным братом. А отец Матвея Гагарина воеводствовал в Березово. Матвей Петрович и сам занимал кресло воеводы в Нерчинске. Затем он руководил работами по сооружению каналов между Волгой и Доном, морями Балтийским, Каспийским и Черным. Весной 1707 года 300 кораблей миновали 24 шлюза, что весьма порадовало государя. 

Гагарин происходил из древнего княжеского рода Рюриковичей. Был он сказочно богат. «В Москве, а потом и в новой Петровой столице он имел несколько каменных домов. На Тверской улице у него были великолепные палаты, воздвигнутые по образцу венецианских и по плану одного из иностранных архитекторов. Внутреннее убранство палат соответствовало их внешнему виду. Разного рода дорогое дерево, мрамор, хрусталь, бронза, серебро, золото, драгоценные ковры и разноцветные наборные полы украшали его покои, а зеркальные потолки отражали в себе блеск висящих внутри люстр, канделябров и стеклянных прудков (аквариумов) с плавающими в них рыбами. Как все это мало походило на жизнь громадного большинства тогдашнего именитого боярства и купечества и как подходило к жизни «хозяина» столицы, обязанного по своему положению в разных торжественных случаях принимать у себя знатных иностранцев, посольства и других высокопоставленных гостей, в чем Гагарин, по общему отзыву, был великий мастер…. 

Брауншвейгский резидент при русском дворе Вебер, описывая один из не особенно парадных обедов, данных Гагариным, пишет, что поданное гостям угощение состояло из пятидесяти разных кушаний, различным образом приготовленных и разложенных на стольких же переменах серебряных блюд. В кабинете своем, – продолжает далее Вебер, – куда он меня провел, показана мне была, в числе прочего, икона, вся унизанная драгоценными бриллиантами, стоимостью, по уверению местных ювелиров, до 130 тысяч рублей. 

Особенно отличился он в праздновании Полтавской победы, когда с Московского Кремля и вновь фортификацированных под его же руководством укреплений столицы сделано было несколько тысяч орудийных выстрелов, устроено два торжественных обеда. Один – у цесаревича Алексея Петровича и другой – у самого Гагарина, перед палатами которого выставлено было для народа и шведских пленных множество бочек с вином, водкою, медом, пивом и столы со всякими яствами», – рассказывает в своем труде 1921 года сибирский историк, генерал-лейтенант Сибирского казачьего войска Георгий Катанаев.

«НАЧАЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК» 

В 1706 году Петр I доверил Матвею Петровичу быть «начальным человеком» Сибирского приказа и Оружейной палаты. В том году воевода Тюмени Осип Тухачевский направил царю отписку, что «…Построено на Тюмени каменного строения 3 амбара казенных, а на них соборная церковь во имя Благовещения Пресвятой Богородицы тюменскими всяких чинов русскими людьми, и освятил тое церковь преосвященный Филофей, митрополит сибирский и тобольский. А святые иконы со иконостасом и царские двери и иные к тому алтарному и церковному строению церковные утвари строены из твоей, государь, казны, из тюменских доходов…» 

14 июня 1706 года прибывший в Москву сын тюменского казака Григория Ягунова Карп передал отписку и чертежи церкви князю Гагарину. 

Через год царь назначил Матвея Петровича московским комендантом. С похвальным усердием Гагарин вел работы по укреплению Кремля и Китай- города. Шла Северная война. Князь успешно выполнял важные поручения Петра: «Надзор за пленными шведами, отсылка рекрутов, денег и боеприпасов в армию». Он стал по сути «начальником тыла»: оперативно руководил потоками людей и оружия, которые стекались к Москве со всей страны, потому вклад в победу его немалый. 

Славно потрудился он, чтобы застраивалась древняя столица каменными зданиями. По царскому поручению вел наблюдение за изготовлением чертежей и гравюр для книг Московского печатного двора. Кроме того, Матвей Петрович принял активное участие в подготовке русской гражданской азбуки. 

После больших должностей в Москве поднялся он на пост еще выше. Теперь Гагарину поручено быть главой всей этой огромной Сибирской губернией. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. 

Царский Указ об учреждении губерний вышел в 1708 году, но открытие их затянулось. Лишь /6 марта 1711 года Гагарин получил официальный титул сибирского губернатора. 

МНОГОЛЮДНЫЙ ЭСКОРТ 

«Отправился кн. Матвей Петрович к месту своего сибирского служения не один. Вместе с ним туда же из Москвы выехала и его многолюдная «походная канцелярия», фактически заменившая теперь полурасформированный московский Сибирский приказ и перешедший в ведение Гагарина приказ Рудных дел, не говоря о массе лиц, состоявших лично при князе в качестве его свиты, дворни, конюших и проч., и проч. 

Следование столь многолюдного эскорта служащих первого «Губернатора всея Сибири» обставлено было с царственной пышностью. Судно, на котором он с ближайшею свитою плыл по Туре и Тоболу от Верхотурья, было обито внутри красным сукном и бархатом, а снаружи изукрашено всяким «узорочьем». Всюду подготовлялись народные депутации от попутных городов и сел, подносились хлеб-соль, говорились приветственные речи, расспрашивалось о нуждах населения, давались указания и обещания и проч. 

В Тюмени кн. Гагарин навестил бывшего митрополита Тобольского и Сибирского Филофея (Лещинского), за год перед этим сложившего с себя свое высокое звание и принявшего схиму под именем старца Феодора. Схимник, проживавший в одном из местных монастырей, собирался уже было совершенно удалиться от мира и в помыслах о спасении души провести остальные дни своей жизни, как приезд энергичного всесибирского губернатора заставил его совершенно изменить свое решение. Гагарин напомнил ему, для чего старец по требованию царя вызван был десять лет тому назад из Киево-Печерской лавры на митрополичью кафедру в Сибирь и о чем ему царь вновь повторял год назад. «Твое дело, – говорил Гагарин, – быть здесь среди инородцев проповедником святой веры Христовой, и ты должен исполнить эту святую миссию». Обещая старцу всякое со своей стороны материальное и административное содействие в этом деле, он убедил его оставить свое тихое пристанище при монастыре и взяться за хлопотливое миссионерское дело, что тем и было исполнено... 

До нас не дошло определенных сведений прибытия кн. Гагарина в самый Тобольск и о том пышном церемониале вступления в должность, которым всегда обставлялось это вступление. Есть основания думать, что это было в начале октября, когда река Иртыш еще свободна ото льда. А церемониал вступления в губернаторство со свойственным новому губернатору умением обставлен с особою торжественностью с митрополичьим служением в кафедральном соборе, принятием городских ключей и печати «царства Сибирского» в присутствии всех наличных войск в парадной форме и инородческих депутаций от ближайших ясачных волостей. Так водилось по наказам из Сибирского приказа еще при воеводах, а теперь тем более было уместно…» (Эту ценную информацию находим в труде историка Катанаева). 

ДЕЛ ГРОМАДЬЁ 

В Тобольске Матвей Петрович, засучив рукава, принялся за реорганизацию управления на основе петровских реформ. 

Чтобы увеличилась казна, губернатор ввел новый таможенный устав, по которому предусматривалось брать с торговых людей дополнительный сбор десятой, понимать надо – 10-процентной пошлины при каждой перепродаже товаров. Торгуешь – плати налоги, а если ввозишь или вывозишь товар за границу, то сбор увеличивался вдвойне. 

Так как Гагарин уже имел опыт по устроению каналов, он и в Тобольске проявил свой талант гидростроителя. Воды Тобола были отведены в новое русло, дабы не усиливался размыв берега Иртыша. 

При Гагарине впервые на сибирских дорогах появились верстовые столбы. Одна из больших его заслуг – продолжение каменного строительства. Дело в том, что по Указу Петра I от 1714 года «каменное дело» запрещалось повсюду, так как все силы были брошены на строящуюся Петрову столицу. Вот где пригодились личные связи губернатора. Он добился, чтобы Тобольску сделали исключение. И Семен Ремезов продолжил строительство архитектурной жемчужины Сибири – Тобольского Кремля. 

В это же время фискал Алексей Нестеров (по происхождению из холопов) донес царю: «Проведал я в подлиннике, что князь Гагарин свои и других частных людей товары пропускает в Китай под видом государевых с особенными от него назначенными купчинами, отчего как сам, так и эти его приятели получают себе превеликое богатство, а других никого к китайскому торгу не допускают». 

Царь вызвал губернатора в столицу, поручил следственной комиссии, которую возглавлял князь Василий Долгоруков, разобраться. Клану Долгоруковых это подсудное дело удалось замять. 

В 1715 году Гагарин вновь уважил своим визитом Тюмень. Только ехал он уже с тревогой. Комиссия Василия Долгорукова обвиняла его, что свой оклад 1711 года князь указал слишком низко: «то явная губернаторская неправда и похищение казны». 

И на сей раз удержался во власти «хозяин Сибири». Матвей Петрович проявил страсть к археологии, по его приказу начались раскопки древних курганов, обнаруженных по берегам Тобола, Иртыша, Енисея, а также на Урале и Алтае. В декабре 1716 года губернатор порадовал царя драгоценными находками из курганов: им переданы были 96 крупных и 20 мелких золотых изделий. Вес их составил больше пуда (22 кг). Из тех сокровищ впоследствии сложилась коллекция, составляющая гордость Эрмитажа. 

ЕГО ПЫТАЛИ И БИЛИ КНУТОМ 

Вновь Гагарину пришлось покинуть сибирскую столицу, он уехал по вызову царя в Санкт- Петербург. Там губернатора включили в следственную и судную комиссию по делу царевича Алексея. В 1718 году комиссия вынесла сыну Петра I «за измену родины» смертный приговор. В числе подписавших тот приговор значится имя Гагарина. 

Над Матвеем Петровичем тоже сгустились тучи. Через семь лет успешного правления губернией его обвинили в краже государственного имущества. Состояние «хозяина Сибири» приравнивалось к царской казне и даже превышало ее. В результате махинаций губернатора казна недополучила более 300 тыс. рублей. Неслыханное воровство! Гагарин вернул 215 тыс. рублей, по таможенным сборам от губернии значилась недоимка еще на 300 тысяч. 

Два года томился Матвей Петрович в Адмиралтейской тюрьме. Сперва он отрицал вину, тогда его стали пытать и бить кнутом. В декабре 1720-го князь в письме царю признал свою вину (он не выдержал мучительных пыток). Гагарин просил Петра I: «Сотвори надо мною, многобедным, милосердие, чтоб я отпущен был в монастырь для пропитания, где б мог окончить живот свой, а за преступление мое на движимом и недвижимом моем имении да будет воля вашего величества». 

16 марта 1721 года Гагарин был публично повешен перед окнами Юстиц-коллегии на Васильевском острове... 

НА СНИМКЕ: роскошный дом Гагарина в Москве (не сохранился). 

Елена ДУБОВСКАЯ /фото из архива автора/