ИСТОРИИ СТРОКИ 

В XVIII веке братья-академики Николя и Людовик Делили были известными персонами в России, служили в Петербургской Академии наук. Николя много сил прилагал к тому, чтобы в нашей стране успешно развивалась астрономическая наука, но и о родине не забывал. Как выяснилось позже, профессор был французским шпионом. 

Людовик участвовал во Второй Камчатской экспедиции, отправился на поиски берегов Америки, однако судьба оказалась к нему немилостива: «Се ля ви». 

ЗВЕЗДЫ НА НЕБЕ 

Жозеф-Николя родился в Париже 4 апреля 1688 года, а брат его Людовик – в октябре 1685-го. Отец их был историком и географом. 

В 1706 году, когда Николя окончил колледж, произошло солнечное затмение. Увиденное природное явление так впечатлило юношу, что он решил серьезно заняться астрономией и математикой. Часто посещал Парижскую обсерваторию, в 1714 году начал изучать астрономию в Академии наук. Через четыре года – профессор математики. 

Ему посчастливилось побеседовать с самим Петром I во время его заграничного турне. В обсерватории и состоялась встреча с профессором Делилем. В качестве переводчика выступил посол, князь А. Куракин. Александр Борисович передал ученому приглашение Петра I посетить Россию. 

В 1724 году по велению государя была образована Академия наук, и вскоре Делиль прибыл в Россию в качестве приглашенного первого академика астрономии. Приехал вместе с братом Людовиком (Де ла Кройером). В Россию его никто не звал, но ему тоже хотелось прославить свое имя. Он не имел научных познаний, был сержантом, служил в Канаде. Николя подучил его астрономии и географии, своим авторитетом выхлопотал звание астронома-ассистента Парижской академии наук, в общем, опыт «ученого» Людовик приобрел. 

…И вот два брата поселились в Санкт-Петербурге. Николя, т. е. Осип Николаевич, получил контракт на работу (срок не более 4 лет, а прослужил в России 22 года). По его проекту построили первую астрономическую обсерваторию. Академик Делиль воспитал достойнейших учеников, гения Ломоносова, «первого русского астронома» Красильникова и др. 

«В марте 1735 года Николай Делиль был вытребован ко двору, где показывал царице «разные астрономические обсервации». Анна Иоанновна смотрела через астрономическую «невтонианскую» трубу на Сатурн и наблюдала его кольца. Интерес ее к небесным явлениям имел свои резоны. После того как некий курляндский доктор Бухнер предсказал ей «по звездам», что она вступит на русский престол, Анна Иоанновна не на шутку уверовала в астрологию и нередко обращалась в Академию за предсказаниями», – приводит занятный эпизод А. Морозов в своей книге «Ломоносов» (серия ЖЗЛ, 1965 г). 

А брат его Людовик в том году в Иркутске женился на Марии Дмитриевне Татариновой. Эта весть сильно удивила участников экспедиции Беринга. Степан Крашенинников в «Дорожном журнале» 23 сентября 1735 года сделал запись: «Приплыли из Иркуцка два судна, из которых одно велено дать господам профессорам для переезду через Байкал-озеро. Хотя мы, еще будучи в Читинске, слышали, что господин профессор ла Кроер женился, однако ж мы тому еще мало верили, а ныне от приехавших на помянутых судах людей достовернее известилися, что он женился и взял за себя иркуцкого сына боярского Медведева племянницу». 

Но какими судьбами наш герой Людовик Делиль очутился в Сибири? 

Он вызвался участвовать в качестве астронома и географа во Второй Камчатской экспедиции и был включен в академический отряд, который возглавил Миллер. 

ТАИНСТВЕННАЯ ЗЕМЛЯ ДА ГАМЫ 

В этом отряде было три профессора: Миллер, Гмелин и Делиль де ла Кройер. Первые придерживались мнения, что «наблюдения де ла Кройера редко бывали полезны из-за ограниченности его знаний». Господа-ученые быстро раскусили коллегу. 

В 1737 году в Якутске Людовик расстался с недовольными профессорами и держал путь на Камчатку. Он прибыл туда вместе с адъюнктом натуральной истории Георгом Стеллером. 

На пакетботе «Святой апостол Павел» под командованием капитана Алексея Чирикова направился на поиски берегов Америки. А Стеллер с той же целью был зачислен в команду Беринга на пакетбот «Святой апостол Петр». 

Петр Северов в свой книге «Морские были» (1954 г.) пишет: «Астроном француз Людвиг Делиль де ля Кройер …безграмотный, но самоуверенный выскочка приносил немало хлопот, постоянно вмешиваясь в распоряжения капитана-командора. «Профессор» Делиль был не столько астроном, сколько шпион. В экспедиции он выполнял задания своего брата Николя, платного агента французской разведки…». 

Алексей Чириков изначально верно указывал курс к берегам Америки. Но в указе Сената говорилось: «Чтоб в вояж сперва шли по предложению и мнению профессора Делиля». 

Людовик ликовал, что на офицерском совете мнение Чирикова Беринг отверг. 

Делиль показал карту, составленную его знаменитым братом Жозефом-Николя Делилем. На той карте значилась легендарная Земля Жуана да Гамы. Однако Чириков заявил, что «Земли этой не существует, это – легенда, которая вводит в заблуждение мореходов. Нужно идти на северо-восток, не терять напрасно время…». 

Беринг осознавал, что Чириков прав, но указ Сената нарушать нельзя. Восемь суток пакетботы шли к мифической Земле да Гамы, но таинственный берег не показывался. 

12 июня Беринг изменил курс на северо-восток. Драгоценное время было упущено. А потом разразился шторм, из-за которого корабли потеряли друг друга… 

10 октября 1741 года «св. Павел» вернулся на Камчатку. В этот последний день плавания, когда корабль уже вошел в Авачинскую бухту, Делиль умер от цинги. Его схоронили на берегу бухты. Так бесславно закончился земной путь Людовика. 

СОЛНЕЧНОЕ ЗАТМЕНИЕ 

Годом ранее его брат, профессор Петербургской Академии наук Осип Николаевич Делиль, организовал в Западную Сибирь к низовьям Оби многочисленную экспедицию. «Она «имела своей целью достичь расположенного у Северного полярного круга города Обдорска, чтобы наблюдать там за прохождением Меркурия по диску Солнца. Это редкое астрономическое явление должно было произойти 22 апреля 1740 г., – рассказывает краевед Владимир Полищук. – И вот экспедиционный обоз 28 февраля - 1 марта отправился из Санкт-Петербурга. 3 марта он уже в Москве, 24 марта караван достиг Тюмени и 25 – Тобольска. 

Однако по достижении Березова первоначальный план был изменен, поскольку продолжить санный путь на лошадях не было возможности – только на нартах, запряженных оленями либо собаками. Переезд же таким способом подвергал опасности сохранность инструментов и приборов. Детали проведения экспедиции прекрасно изложены в дневнике помощника профессора – молодого талантливого российского ученого Тобиаса Кёнигфельса: «10 апреля мы собрали наш совет четырех в составе г-на Делиля, Салтанова, Грёнинга и меня – Кёнигсфельса, и порешили остаться здесь, в Берёзове, до весны, пока не прибудут следовавшие за нами 3 судна из Тобольска: все толмачи этого города нас уверили, что сухопутным путем доставить сюда наши инструменты не представляется возможным, с одной стороны, по причине больших снегов, но также и оттого, что олени за зиму слабеют, а их самки брюхаты. 

Город Березов стоит на высокой горе, так что мы начали готовить нашу обсерваторию на этой самой горе, которая возвышается на берегу Сосьв ы , и на следующий день, 11-го, мы доставили инструменты на второй этаж и занялись их починкой… К 13-му апреля строительство нашей обсерватории продвинулось настолько, что она почти закончена; мы смогли сделать даже некоторые наблюдения…». 

А НА НЕБЕ – ОБЛАКА… 

Писатель Анатолий Омельчук приводит любопытнейшие моменты путешествия Николя Делиля. Ученому был предоставлен роскошный экипаж, вместе с ним прибыли практиканты-воспитанники Морской Академии, слуга академика, переводчик, фельдшер, священник, 19 солдат. На станциях Делиль пользовался привилегиями, которые оказывались высшим сановникам империи. 

В Тобольске по распоряжению сибирского губернатора Петра Бутурлина «по большой улице для приема путешественников были расставлены рядами солдаты и офицеры, они отдавали честь проезжающему академику и его свите… ». 

Словом, все было организовано на высшем уровне, чтобы наблюдать солнечное затмение. «Однако день, которого ждали и ради которого и затевалась дорогостоящая поездка, оказался облачным. Долгожданный Меркурий не показался в семифунтовом «невтоньянском» телескопе академика»... 

Пробыв в Березове шесть недель, экспедиция отбыла назад. Из дневника Кёнигфельса: 

«Ночью 2-го июня мы вошли в Иртыш и уже в 8 часов приблизительно в 5-ти верстах смогли разглядеть вершины Самаровских гор… В полдень мы подошли к Самаровскому яму (ныне город Ханты-Мансийск), за полверсты до которого дали залп из своих ружей. Повстречавшийся нам здесь адъюнкт Фишер (участник академического отряда Второй Камчатской экспедиции) сделал то же самое. Он шел на двух дощаниках по Оби до Сургута и далее навстречу господам профессорам Гмелину и Миллеру. После ужина мы перенесли наши инструменты на берег и отыскали наконец удобное место на горе для скорейшего оборудования обсерватории, так что тем же вечером г-н профессор Делиль уже смог вычислить высоту Солнца. На следующее утро мы продолжили соответствующие наблюдения, в том числе определили точное время, а затем нашли соответствующую широту Самаровского яма… День 4-го июня ушел на погрузку инструментов и решение некоторых хозяйственных вопросов… 

В половине двенадцатого мы отсалютовали выстрелами из наших ружей и покинули Самарово под прощальные выстрелы г-на Фишера…». 

…На обратном пути из Сибири, по дороге из Тобольска в Соликамск обоз экспедиции состоял из 25 экипажей. Когда Делиль плыл по Каме, то знаки внимания ему оказывали Строгановы – владыки этих мест. На судне был поднят Андреевский флаг. 

Кстати, в письмах жене Николя представлял свой вояж в Сибирь опасным, что живут в Сибири разбойники, негодяи простые и негодяи «величайшие»... 

И все же благодаря этой экспедиции в нашем крае зародилась астрономия. В Березове была создана обсерватория, а в Тобольск Делиль привез множество приборов: 5 астролябий, 4 трубы, 2 квадранта, 27 барометров... В тобольских архивах ученый обнаружил уникальные географические карты, поручил снять с них копии. Через несколько лет выяснилось, что академик тайно передал их во Францию. 

Н. Делиль покинул Россию, за заслуги в науке ему оставили ежегодный пенсион в 200 руб, из числа российских академиков исключили. Под конец жизни он трудился географом-астрономом во французском военном флоте. Скончался 11 сентября 1768 в родном Париже. 

НА СНИМКЕ: Людовик Делиль. 

Елена ДУБОВСКАЯ /фотокопии из архива автора/