ИСТОРИИ СТРОКИ 

В лето 1727 года добрался до Тюмени «арап Петра Великого» Абрам Петрович Ганнибал. За плечами его была служба в Преображенском полку. Военная выправка, мундир – впрочем, не это обратило внимание тюменцев. Чернокожий – «такой масти» в удаленном сибирском городке еще не видали. Местные власти об этом человеке знали: любимец почившего в бозе государя, его крестник, веры православной. 

У МОНАСТЫРСКИХ СТЕН 

Что же Тюмень предоставляла собой на ту пору? Построены были каменные Благовещенская церковь и Свято-Троцкий монастырь, коим денежную помощь оказал Петр Великий. И по его царскому указу храмы те возвысились вблизи Туры. Ганнибал обвел их взглядом. Благолепный вид они имели. 

Благоустроитель монастыря Филофей на старости лет принял схиму и получил имя Федор. 31 мая 1727 года он отошел в мир иной и был похоронен против западных дверей Троицкой церкви. Ганнибал поклонился его могиле. Звон колоколов плыл над городом, наполняя душу светлыми чувствами. 

Абраму Петровичу предстояло ехать в Тобольск, из Тюмени он направился по Туре… 

ПИСЬМО МЕНШИКОВА 

30 июля неповоротливая барка причалила к дощатой пристани Тобольска. Местная знать встретила гостя с осторожностью: «удалили со двора, в Сибирь заслали…» 

В губернской столице выяснилось, что никакой нужды в постройке крепости нет, в предписании из Петербурга не указано, какое конкретное дело поручить военному инженеру Ганнибалу. Оставалось только ждать дальнейших указаний сверху. И они вскоре последовали. Светлейший князь Александр Данилович Меншиков направил Ганнибала в Селенгинск, поближе к китайской границе. Там Абрам Петрович провел почти три года, терпеливо ожидал вестей из Петербурга. Наконец-таки разрешили ему возвращаться в Тобольск, где с февраля до конца сентября 1730 года майор Тобольского гарнизона Ганнибал выполнял предписанные ему обязанности. 

Поэт Александр Пушкин пишет о своем предке, что Ганнибал «соскучился и самовольно возвратился в Петербург, узнав о падении Меншикова и надеясь на покровительство князей Долгоруких, с которыми он был связан». 

АРАПЧОНОК ИЗ СУЛТАНСКОГО ДВОРЦА 

О своем предке Ганнибале Александр Пушкин поведал в автобиографической прозе. Почитаем классика: «Родословная матери моей еще любопытней. Дед ее был негр, сын владетельного князька. Русский посланник в Константинополе как-то достал его из сераля, где содержался он аманатом, и отослал его Петру Первому вместе с двумя другими арапчатами. Государь крестил маленького Ибрагима в Вильне в 1707 году с польской королевою, супругою Августа, и дал ему фамилию Ганибал. (У классика написание фамилии с одной «н»). В крещении наименован он был Петром; но как он плакал и не хотел носить нового имени, то до самой смерти назывался Абрамом. Старший брат его приезжал в Петербург, предлагая за него выкуп. Но Петр оставил при себе крестника. До 1716 года Ганибал находился неотлучно при особе государя, спал в его токарне, сопровождал его во всех походах; потом послан был в Париж, где несколько времени обучался в военном училище, вступил во французскую службу, во время испанской войны был в голову ранен в одном подземном сражении (сказано в рукописной его биографии) и возвратился в Париж, где долгое время жил в рассеянии большого света. Петр I неоднократно призывал его к себе, но Ганибал не торопился, отговаривался под разными предлогами. Наконец государь написал ему, что он неволить его не намерен, что представляет его доброй воле возвратиться в Россию или остановиться во Франции, но что во всяком случае он никогда не оставит прежнего своего питомца. Тронутый Ганнибал немедленно отправился в Петербург. Государь выехал ему навстречу и благословил образом Петра и Павла, который хранился у его сыновей, но которого я не мог уж отыскать. Государь пожаловал его, Ганнибала, в бомбардирскую роту Преображенского полка капитаном-лейтенантом. Известно, что сам Петр был его капитаном. Это было в 1722 году. 

После смерти Петра Великого судьба его переменилась. Меншиков, опасаясь влияния на императора Петра II, нашел способ удалить его со двора. Ганибал был переименован в майоры Тобольского гарнизона и послан в Сибирь с препоручением измерить китайскую стену...» 

Подробности его жизни в изгнании Пушкин не сообщил. Об этом через несколько столетий докапывались историки, краеведы. 

ЛИСТАЯ АРХИВЫ 

В начале 1970-х журналист «Тюменской правды» Борис Галязимов (он станет известным писателем) радовал читателей газеты своими публикациями об истории Сибири. Его статью, основанную на архивах, сохранили в моей семье. И она здорово теперь пригодилась. Галязимов пишет: «В мае 1727 года Абрам Петрович погрузился в коляску и отправился в далекую Казань. Предписание гласило, что он должен осмотреть крепость «и каким образом ее починить… тому учинить план и проект». Все было вроде логично. Кому еще, как не ему, Ганнибалу, заниматься «осматриванием» крепостей? Кроме всех прочих наук, которыми он овладел, Абрам Петрович хорошо знал инженерное дело. Достаточно сказать, что под его руководством строился Ладожский канал. Весь свой опыт по строительству различных сооружений он обобщил в одной из своих книг и преподнес ее Екатерине I. 

Но, отправляясь в Казань, Абрам Петрович понимал, что от него к тому же хотят избавиться. И, видимо, был намек, что в Петербурге он не угоден. Намек слишком прозрачный. Иначе Ганнибал в те дни не послал бы Меншикову письмо, полное мольбы и отчаяния. 

Где-то по дороге в Казань Абрам Петрович писал «великому князю»: «Не погуби меня до конца… червь и трава может сего света лишить: нищ, сир, беззаступен, наг, бос…». Это письмо с дороги, конечно же, попало в руки Меншикова. И он постарался сделать все, чтобы отправить своего недруга куда-нибудь еще дальше… 

Двадцать дней провел военный инженер Ганнибал в Казани. Как выяснилось, местная крепость ни в каком ремонте не нуждалась, да и какого-то стратегического значения она уже не имела. И вдруг – новое предписание. На сей раз повелели Ганнибалу следовать в Тобольск. Будто там срочно нужно возвести крепость. А на самом деле это была негласная ссылка в Сибирь». 

ЛЕГЕНДА О КОЛЬЦЕ ГАННИБАЛА 

Яков Андреев из РИА «Томск» (Региональное информационное агентство) приводит реальные факты и мифы, связанные с пребыванием Ганнибала в Сибири. Выясняется, что «после смерти царя Абрам пристал к партии, которая выступала против возвышения Александра Меньшикова, в результате чего в 1727 году был сослан в Тобольск. А в 1729 году «велено было отобрать у Ганнибала бумаги и содержать под арестом в Томске, выдавая ему ежемесячно по 10 рублей». 

В Томске Ганнибал пробыл около двух месяцев – он содержался с «крепким смотрением» в келье Богородице-Алексиевского мужского монастыря, а молился в деревянной Казанской церкви монастыря, стоявшего на месте современного каменного храма… 

Естественно, пребывание в Томске столь значительной фигуры не могло не породить слухов, с нею связанных. Так, существует легенда, что в Томске специально для Ганнибала был изготовлен перстень-печатка с изображением колокольни одного из местных соборов. И якобы именно эту печатку позже получил в наследство от своего дяди Василия Львовича Александр Пушкин. 

Так это или нет, нам, скорее всего, уже не узнать. Но увидеть оттиск одного из серебряных перстней Абрама Ганнибала можно: в июне 2014 года в библиотеке имени Пушкина в Томске открылся кабинет, носящий имя поэта. Оттиск перстня-печати – один из его экспонатов». 

МИЛОСТЬ ЦАРИЦЫ 

Александр Пушкин рассказывает о дальнейшей судьбе своего прадеда: «Миних спас Ганибала, отправя его тайно в ревельскую деревню, где и жил он около десяти лет в поминутном беспокойстве. До самой кончины своей он не мог без трепета слушать звон колокольчика. Когда императрица Елисавета взошла на престол, тогда Ганибал написал ей евангельские слова: «Помяни мя, егда приидеши во царствие свое». Елисавета тотчас призвала его ко двору, произвела в бригадиры и вскоре потом в генерал- майоры и в генерал-аншефы, пожаловала ему несколько деревень в губерниях Псковской и Петербургской…, а также деревню Раголу, близ Ревеля (теперь Таллинн – прим. Е. Д.), в котором несколько времени был он обер-комендантом. При Петре III вышел он в отставку и умер философом (говорит его немецкий биограф) в 1781 году, на 93 году своей жизни. Он написал было свои записки на французском языке, но в припадке панического страха, коему был подвержен, велел их при себе сжечь вместе с другими драгоценными бумагами… 

Первая жена его, красавица, родом гречанка, родила ему белую дочь. Он с нею развелся и принудил ее постричься в Тихвинском монастыре, а дочь ее Поликсену оставил при себе, дал ей тщательное воспитание, богатое приданое, но никогда не пускал ее себе на глаза. Вторая жена, Христина-Регина фон Шеберх, вышла за Ганнибала в бытность его в Ревеле обер-комендантом и родила ему множество детей обоего пола. 

Старший сын, Иван Абрамович, столь же достоин замечания, как и его отец. Он пошел в военную службу… В 1770 году он взял Наварин; в 1779-м выстроил Херсон... 

Дед мой, Осип Абрамович, служил во флоте и женился на Марье Алексеевне Пушкиной, дочери тамбовского воеводы…» 

Мария родила очаровательную девочку Надю. В 1796 году прекрасная креолка Надежда пошла под венец за поручика Измайловского полка, своего троюродного дядю Сергея Львовича Пушкина. 26 мая (6 июня) 1799 года у них родился сын – Александр Сергеевич Пушкин, будущий величайший русский поэт. 

О своем прадеде Пушкин рассказал в неоконченном произведении «Арап Петра Великого». В 1976 году по его мотивам Александр Митта снял фильм «Сказ про то, как царь Петр арапа женил». Роль Ганнибала сыграл Владимир Высоцкий. В стихотворении «Моя родословная» Пушкин тоже упомянул своего черного предка. 

О КАРТОШКЕ И ТЕЛЕСНЫХ НАКАЗАНИЯХ 

В заключение несколько любопытных фактов. При Петре Первом картофель считали лекарственным растением, впервые высадили его в Стрельне. В голодные годы Екатерина II поручила Ганнибалу заняться разведением «земляного яблока» для употребления в пищу. Усадьба «Суйда», принадлежавшая Абраму Петровичу, стала первым местом в России, где появились картофельные поля. 

Ганнибал запрещал применять телесные наказания в отношении крепостных. В 1743 году он сдал часть своей деревни Рагола в аренду помещику фон Тирену, в договоре указал на этот, удивительный по тем временам, пункт. Когда договор был нарушен, подал в суд. Так впервые за всю историю крепостного права помещика привлекли к суду за то, что он порол крестьян. 

НА СНИМКАХ: Надежда Пушкина, художник Ксавье де Местр, 1810 год, почтовая марка; портрет Ганнибала, по другой версии – изображен Меллер-Закомельский (художник неизвестен). 

Елена ДУБОВСКАЯ /фото и фотокопии автора/