ПРОГУЛКИ ПО ГОРОДУ  

Начало в №14.

Мы продолжаем путешествие по заповедной улице, на которой в старину селились достопочтенные тюменцы. Традиция эта продолжилась и в советское время. Итак, в путь!

НА ПЕРЕКРЁСТКЕ 

Улицу Водопроводную пересекает Комсомольская, на старый манер – Тобольская. Здесь нас восхитят сохранившиеся памятники деревянного зодчества. 

Роскошный одноэтажный особняк на кирпичном цоколе весело смотрит на прохожих. Годов ему немало: поставили дом в начале XX века, рядом выросли хозяйственные постройки, так сложилась купеческая усадьба (ул. Водопроводная, 8/Комсомольская,17-19). До наших дней кроме главного дома уцелел жилой флигель в три окна. 

В справочной литературе указывается, что усадьба была выстроена Дмитрием Епифановичем Машаровым (1840/1841–13.01.1906), отцом известного тюменского заводчика Николая Машарова. По своему происхождению он из крестьян Екатеринбургского уезда. 

В 1881 году Д. Машаров занимался мелочной торговлей на рынках, после служил доверенным пароходства «М. Плотников и сыновья». 

По другой версии, владел усадьбой купец Гавриил Амвросьевич Андреев. В 1895 году он был соучредителем Общества вспомоществования приказчиков. В 1900-м внес вклад в товарищество Н.Д. Машарова. 

В годы войны на Комсомольской, 19 располагалась артель «Путь к труду», которая изготовляла валенки, тюменцы могли сдать шерсть в обмен на валеную обувь. В наше время знатному домовладению вернули достойный вид, реставрацию провели по проекту тюменского архитектора Григория Дубоноса. 

Напротив усадьбы размещается небольшой дом в полтора этажа (угол Водопроводной, 10/Комсомольской, 18). Построен он в 1906 году, принадлежал торговцу на базарах Филиппу Ивановичу Минину. Этот особняк – образец мещанского жилья: в цокольном этаже располагались хозяйственные помещения; из парадного входа обитатели попадали в сени, затем – в жилые комнаты. После реставрации на доме появились наличники, созданные по старым образцам. 

По адресу Водопроводная, 14 вольготно разместилось торговое здание, выложенное из красного кирпича «под старину». Прохожие принимают его за старинное, но это современное творение. В годы войны на этом месте находилась Тюменская транспортная артель им. Будённого. В декабре 1941 года газета «Красное знамя» поместила объявление о том, что в эту артель требуются коновозчики. 

ПРОИСШЕСТВИЕ В ПАРОХОДСТВЕ ОБРУБОВА 

Каменная лавка на ул. Водопроводная, 24 построена в конце XIX века. Представительность зданию в царское время придавал аттик с «обманным» круглым окном, а настоящие два больших окна весело глядели на улицу. Здание сильно вытянуто в глубь двора, может, это и подсказало нынешним создателям идею достроить этажи. Аттик закрыли вывеской заведения «Секреты», в старину здесь были свои «секреты». 

Лавка принадлежала купцу 2-й гильдии, владельцу парохода «Доброжелатель» Алексею Федотовичу Обрубову. На этом судне в 1896 году были организованы первые рейсы по р. Конде. Обрубов владел еще баржами, буксиром «Надёжный». Не единожды Алексей Федорович избирался гласным городской Думы, в 1901 году участвовал в работе комитета по снабжению продовольствием бедных жителей города. 

На заседании Думы 14 октября 1909 года рассматривался вопрос о приобретении городом для ремонтной мастерской лесопилки токарного станка. По сведениям управы, станок стоит 1200 рублей. Гласный Алексей Обрубов вместе с коллегой Николаем Машаровым усомнились в объявленной цене, высказали мнение, что заточку можно купить не дороже 600 руб. Дума приняла эти трезвые суждения, поручила управе собрать точные сведения о стоимости станка. (Этот факт поведал журнал городской Думы, что хранится в Госархиве Тюменской области). 

Обрубов участвовал в работе многочисленных комиссий Думы, в том числе по квартирному налогу, по приему лошадей для воинских нужд, был членом учетного комитета отделения Общественного банка на Ирбитской ярмарке в 1907-1908 гг. 

В то время Алексей Федорович понервничал из-за нелицеприятного случая, имевшего место на зимовке в его пароходстве. Как сообщает газета «Тобольский край» (№12): «Помощник начальника тюрьмы Шаганов явился ночью под 23 февраля 1907 г. в публичное заведение Карташёвой по Новой улице (теперь Профсоюзная – прим. Е. Д.) и, обнажив шашку, буйствовал в помещении, потребовал пива и водки, затем, выйдя на улицу вместе с бывшим с ним тюремным надзирателем, произвел два выстрела в ворота Карташёвой, которая заявила о случившемся полиции, по чьему делу будет дан законный ход». 

В следующем номере газета дополнила сведения о прежней деятельности Шаганова. Оказалось, он был «назначен околоточным 2-й части в Заречье. Прослужил всего несколько месяцев, т. к. за нанесение побоев в пьяном виде караульному на зимовке пароходства Обрубова ему было предложено подать в отставку». 

А наш герой Обрубов в 1912 году претерпел банкротство. 

В БЛАГОДАРНОСТЬ ДОКТОРУ 

Деревянный двухэтажный дом на ул. Водопроводная, 26 построен в начале XX века. Он был куплен купцом-меценатом А.И. Текутьевым и подарен фельдшеру Дмитрию Витко. 

Дмитрий Петрович славно потрудился на своем поприще. Он был смотрителем городской больницы и личным врачевателем Текутьева. Лечил и жену Текутьева – Евдокию Яковлевну. 

Из журнала городской Думы узнаем, что 16 сентября 1910 года прекратилось поступление больных в холерный барак больницы, так как зараза отступила. На заседании городской Думы прозвучало, что эпидемию удалось предотвратить благодаря экстренно принятым мерам и самоотверженной работе медперсонала, среди них – смотритель больницы Витко, фельдшер Бурков, служащие больницы Щапова, Никольченко. Им решено было выплатить вознаграждение в размере, соответственно: 100 руб., 50, 10 и 10. 

Гласный Думы Павел Никольский, он же одновременно и врач горбольницы, отметил, что «Витко во время эпидемии, кроме основной работы, выполнял обязанности заведующего хозяйством холерного барака, создавая необходимые условия для облегчения участи больных». 

Коренная тюменка Людмила Дрозд – внучка доктора Витко. Интересные истории об обитателях города, рассказанные ее мамой, Юлией Дмитриевной Кутузовой (в девичестве – Витко), Людмила Геннадьевна трепетно сохранила в душе. Вот лишь маленький фрагмент: «Много лет подряд ежедневно, в одно и то же время (часы можно было сверять), в нашей передней раздавался мелодичный звон колокольчика. Он всегда повторялся дважды – это означало, что текутьевский рысак стоит у парадного. Папа, уже одетый в тройку или белый чесучовый костюм – в жару, отложив газету, поднимался, целовал нас с братом и быстрой походкой выходил из дома… Путь всегда был один: Даудельная роща – улица Иркутская, дом Текутьева… В его обязанности, в числе прочего, входило присутствовать за обедом в семье купца…» 

Нередко гостил Витко со всей семьей на даче Андрея Ивановича. В советское время это пионерский лагерь им. Зои Космодемьянской. В детстве Людмила Дрозд отдыхала там, любила гулять в парке на территории лагеря. «Когда мама приехала на родительский день, я сразу привела ее сюда. Она разволновалась и рассказала, что давно знает эти места – прежде здесь была дача купца Текутьева… По тропинке тихо идем к берегу. Там стоит беседка – деревянная кружевная сказка. В ней проходят звеньевые сборы. Прежде, вспоминает мама, беседка была густо увита душистым горошком, а вечерами в ней у блестящего шумного самовара пили чай со сливками и пышными калачами. Частенько певали «У зори, у зореньки», «Слети к нам, тихий вечер». А иногда читали вслух. Андрей Иванович особенно любил Толстого и Горького». 

В 1916 году Текутьева не стало. Он завещал дом на Водопроводной, 26 доктору Витко. Дмитрий Петрович прожил здесь со своей семьей до 1919 года, потом пришлось покинуть Тюмень… 

Людмила Дрозд, как ее мама и дед, служила на медицинском поприще, а когда у нее появилось свободное время, взялась за перо. Мамины рассказы и «свои мимолетности» собрались в увлекательную книжку «Память сердца», появился сборник стихов о родном городе «Я твоя, Тюмень». Самобытные, оригинальные рассказы о прошлом наполнены теплотой, история воспринимается ярче и ближе. 

А мне запомнился эпизод, связанный с памятной доской на доме по ул. Водопроводной, 26. Лет десять тому назад его стену «украшала» мраморная доска с двумя ошибками: «Памятник деревяннго зодчества. Охраняется государстьом». Можно было предположить, что от буквы «в» отлетела загогулина, и получился мягкий знак. А вот гласной «о» в выбитом на мраморе слове «деревяннго» не было и в помине! По невнимательности или в спешке ее пропустили, но, когда прикручивали табличку на шурупы, неужели не заметили оплошности? 

Я тогда посетовала, что висит охранная доска на памятнике давно, мимо дома каждый день ходят люди. А дом – не на окраине, в центре. И уже принялась развивать мысль о формальном отношении к прошлому. Но женщина, которая мыла окно в том доме, сказала: «Да бросьте вы, все равно надпись никто не читает. Есть проблемы поважней…». 

Критическую заметку я поместила в тюменской газете. Теперь смотрю, вместо той доски висит новая, торжественная. Извещает, что этот особняк принадлежал тюменским мещанам Татьяне Ивановне и Павлу Александровичу Ивановым. 

И каков вклад в историю Тюмени этих горожан? Прославились они добрыми делами? Мещане сдавали свое жилье внаем, за счет чего имели деньги к существованию. К тому же краевед А.С. Иваненко и другие источники утверждают, что особняк по ул. Водопроводной, 24 принадлежал Обрубову, после его банкротства был куплен Текутьевым. 

Думается, важнее было бы на таблице указать, что этот дом – подарок мецената, что жил здесь замечательный человек доктор Витко, заботившийся о здравии тюменцев. 

…Далее Водопроводную пересекает ул. Советская (Серебряковская). Сто лет назад одна из местных газет поведала о происшествии: «Вечером на углу улиц Водопроводной и Серебряковской велосипедист гр. Колмаков сбил трехлетнего мальчика. Не мешало бы обязать велосипедистов иметь при себе звонки и иметь номера, чтобы в случае чего можно было бы привлечь к законной ответственности». 

Какие сюжеты из прошлого Тюмени нам раскроет Водопроводная магистраль, расскажем в ближайшем номере. 

НА СНИМКАХ: Л.Г. Дрозд; старинный дом по ул. Водопроводной. 

Елена ДУБОВСКАЯ /фото автора/