ГРАНИ ДУХОВНОСТИ

Французский мыслитель Дени Дидро однажды сказал, что истинная религия должна быть вечной, всеобщей и очевидной. А то, что ни одной религии, обладающей тремя этими признаками, не существует, доказывает ложность всех. Но, может быть, Дидро был не прав? И этим доказывается вовсе не ложность, а истинность всех? Не случайно ведь в известной притче Истина уподобляется вершине горы, к которой по её склонам ведёт великое множество тропинок.

Вот и вайшнавы, известные ещё как кришнаиты, считают свой духовный путь одной из таких тропинок к вершине. В чём же особенность этого пути? Об этом нам рассказывает президент Тюменского центра ведической культуры Алексей Саверский, известный в кругу своих единомышленников как Арджуна Кришна Дас.

– Алексей, что такое Веды и чему они учат, если совсем коротко, в нескольких словах? – спрашиваю я. 

– Начнём с аллегории. Представьте себе какой-нибудь сложный механизм – например, стиральную машину, которую вы купили в магазине, со множеством кнопок, переключателей и режимов. Человек, не знакомый с предметом, вряд ли разберётся, как правильно её использовать, не имея инструкции. А окружающий нас мир неизмеримо сложнее стиральной машины. Вот Веды – это такая же инструкция, только объясняющая механизмы взаимодействия человека с миром, в котором он живёт, и с его Создателем. Подчеркну – не литературный памятник и даже не Священное Писание, а именно практическая инструкция, основная ценность которой – в её практическом применении. 

Возвращаясь к нашей аналогии – вы можете потратить много времени на изучение языков, на которых написана инструкция к стиральной машине, или на споры о толковании тех или иных её пунктов, но это совершено не нужно и бессмысленно. Надо просто, следуя этой инструкции, подключить машину, завести её и начать использовать по прямому назначению. Вот и Веды дают представление о Вселенной и позволяют «подключиться» к ней. 

– Что же говорят Веды про этот мир? 

– Веды рассказывают о нескольких типах построения человеческой цивилизации – мантрическом, тантрическом и янтрическом. Мы сегодня живём в цивилизации низшего, янтрического уровня, построенной на использовании механизмов. Более высокий уровень, тантрический, – это договорные отношения с Создателем и с окружающими нас живыми существами. И самый высокий, мантрический уровень – это уровень просьбы. Когда-то человечество общалось с Создателем на мантрическом уровне, но сейчас этот метод практически забыт. Пять тысяч лет назад колесо земной истории вступило в эпоху упадка, которая называется Железным веком. И цель движения Сознания Кришны – восстановить утраченное. 

– А зачем стремиться к восстановлению, если смена эпох и наступление Железного века, насколько я понимаю, процесс детерминированный, и раньше положенного срока он всё равно не закончится? В чём тогда смысл вашей деятельности? 

– Здесь мы подошли к вопросу о Создателе нашего материального мира. Веды называют эту Личность Бхагаваном, но в нашем мире он известен и под другими именами – Кришна, Вишну, Говинда... Пятьсот лет назад он пришёл в наш мир под именем Шри Кришна-Чайтанья. Этот аватар Бхагавана приходит на Землю очень редко. И когда он появляется, наступает частичная смена эпох. Для наглядности это можно сравнить с визитом в Тюмень президента России. Если бы такое случилось – в нашем городе тоже наступила бы другая эпоха, по крайней мере на несколько дней. 

Приход Бхагавана знаменует собой так назывемое «вкрапление Золотого века». Оно будет длиться десять тысяч лет. А для того чтобы «вкрапление Золотого века» могло реализоваться на практике, Бхагаван дал нам механизм взаимодействия между Ним и людьми. Он заключается в выражении благодарности божеству, в частности – в совместном пении мантры «Харе Кришна». В результате в человеческом социуме увеличивается благополучие, а у людей становится меньше вредных привычек – они перестают применять насилие (в том числе есть мясо), употреблять алкоголь и наркотики, курить, изменять супругам и участвовать в азартных играх. Под азартными играми подразумеваются не только рулетка, но и биржевые махинации, сетевой маркетинг, майнинг и тому подобное. В таком обществе падает уровень преступности, сходит на нет коррупция, становится меньше разводов и абортов... 

– А почему вдруг Веды и кришнаизм? Казалось бы, нет ничего более далёкого от суровой, морозной Сибири, чем индийская арийская культура. Это совершенно другой мир – как географически, так и ментально. Как же российские люди проникаются им? 

– Люди приходят к ведическому пониманию мира на основании личного практического опыта. Потому что это работает и приносит благо. И совершенно неважно, что это «древнее» или «не наше». Тем более что мы имеем самое прямое отношение к арийской ведической цивилизации, а русский язык, так же, как и все языки индоевропейской группы, произошли от языка Вед – санскрита. Не случайно санскритское слово «веды» похоже на русское «ведать», то есть «знать». Это не случайное созвучие, а одно и то же слово. 

– Как лично вы пришли к ведической культуре, и что изменилось в вашей жизни после её принятия? 

– Моё детство было непростым. Я родился в городе Кургане, в благополучной семье, мои родители были известными в городе людьми, но у меня было слабое здоровье, я часто и тяжело болел. Хотя нет худа без добра – через это я пришёл к здоровому образу жизни и вегетарианству. А когда стал взрослее, начал искать смысл своего существования. И в 1990 году познакомился с ведическим учением, в котором нашёл все ответы на занимавшие меня вопросы. 

У Вед, как «инструкций», много «технических разделов». Раздел, который применяю я и мои коллеги, называется вайшнавизм. Как всякий вайшнав, я практикую бхакти-йогу – не ем мясного, не употребляю алкоголь, табак и прочие стимуляторы, огранивающие мировосприятие, включая кофе и чай, не играю в азартные игры и повторяю мантру «Харе Кришна». У меня замечательная семья – жена и четверо детей, у нас гармоничные отношения, без всяких недопониманий, не говоря уже об изменах. И не потому, что это всё запрещено Ведами – просто у практикующего бхакти-йогу человека не появляется даже таких мыслей. 

– В христианстве существуют заповеди – базовые правила, нормы поведения и система ценностей, предписываемые человеку этой религией. Есть ли что-либо подобное в Ведах? 

– У нас есть четыре базовые ценности – это, как я уже упоминал, отказ от мяса, дурманящих веществ, внебрачного секса и азартных игр, в широком понимании этого слова. Кроме ограничений есть и позитивные императивы – каждое утро мы практикуем садхану – это медитации, асаны, философские беседы, песни и танцы. Едим мы специальную пищу, которая называется прасад. Это любая вегетарианская пища, которая прошла церемонию её предложения Бхагавану. Здесь можно привести сравнение с тем, как вы, принимая у себя дома очень важного гостя, сначала предлагаете угощение ему, а потом уже приступаете к трапезе сами. Так и мы перед тем, как что-нибудь съесть, угощаем сначала Бхагавана. Предложенная ему пища приобретает особые свойства. У человека, который ест прасад, например, пропадает желание пить алкоголь, курить сигареты или заниматься беспорядочным сексом. Поэтому мы считаем, что было бы большим благом, если бы в продуктовых магазинах появились полки с прасадом. 

– В христианстве распространено такое явление, как паломничество по святым местам. Есть ли такие святые места у вайшнавов? 

– Вот, например, наш тюменский центр на улице Сенной, – улыбается Алексей. – Вполне можно назвать его местом паломничества. Но вообще вайшнавизм – это не религиозный культ, так что проводить какие-то параллели с религиозными обрядами и традициями я бы не стал. Что же касается почитаемых вайшнавами мест, я назвал бы индийские города Маяпур и Вриндаван. Туда приезжают последователи ведического учения со всего мира. Мы тоже часто их посещаем.

Роман БЕЛОУСОВ /фото автора/