ИСТОРИИ СТРОКИ

В 70-х в СССР был популярным мультфильм «Бременские музыканты», созданный по мотивам сказки братьев Гримм. Сказка прославила немецкий город Бремен. Но это чудесная, романтическая фантазия, а давным-давно произошла реальная, правдивая история. В 1876 году бременские ученые держали путь в Сибирь...

«НАМ ЛЮБЫЕ ДОРОГИ ДОРОГИ» 

Общество немецких северо-полярных путешествий, учрежденное в Бремене, снарядило в том году экспедицию в неведомые дали Российской империи. Возглавил научный поход этнолог и орнитолог Отто Финш. Другой участник путешествия – натуралист, автор книги «Жизнь животных» Альфред Эдмунд Брем. Движимый любопытством, со- проводить ученых вызвался адъюнкт штаба короля Вюртенбергского граф Карл фон Вальдбург-Цейль-Траухбург. Он поехал за свой счет. 

Планы иностранцев одобрила российская сторона, ведь уважаемые ученые полагали, что «многостороннее естественно- историческое исследование будет существенно содействовать открытию сношений с Сибирью». Финансовую помощь экспедиции оказали известный промышленник Александр Сибиряков и Общество содействия русской промышленности и торговле. 

Немцы проделали большой путь. Версты отсчитывали города: Казань, Пермь, Екатеринбург, Тюмень, Ишим, Тюкалинск, Омск, Семипалатинск, Томск, Обдорск. Иностранцы ехали в экипаже, шли пешком, мчались на оленях, плыли на лодках. Добрались до Карского моря… 

По итогам экспедиции Финш и Брем написали книгу «Путешествие в Западную Сибирь», которая вышла в Германии в 1879 году. Немецкая публика была в восторге: никогда еще не приводилось столько интересных сведений о природе, животном мире и обычаях народов Сибири. Узнали читатели и о Тюмени. 

СКАЗОЧНОЕ ГОСТЕПРИИМСТВО 

В апреле 1876 года Финш, Брем и Цейль прибыли в наш город. Это стало событием для местной знати. Нужно было встретить гостей как полагается, держать марку перед всей Европой. Свои хоромы для ночлега любезно предоставил судовладелец Иван Игнатов. Финш и Брем после рассказывали: «Уже в России иностранцу приходится удивляться, даже если он знаком с солидной северо-германской кухней, обилию яств за домашним столом, но нам сказали, что в Сибири мы увидим много чего еще. Действительно, всё виденное нами в доме Ивана Ивановича Игнатова вполне оправдало это предсказание. Едва успели мы утром напиться чаю и кофе, которые подавались стаканами в элегантных серебряных резных подстаканниках, как уже был готов так называемый завтрак, состоявший из жареного мяса, дичи и рыбы, не уступавший любому обеду. Как завтраку, так и обеду предшествует так называемое «закусить», т.е. прежде чем садиться за стол, отправляются к буфету, уставленному разными холодными кушаньями, например, паштетами, ветчиной, колбасой, икрой, сардинками в масле, швейцарским сыром и разными напитками, вроде портвейна, хереса и т.п., причем водка занимает самое видное место; каждый выбирает здесь, что ему по вкусу. 

Такую закуску признали бы у нас удовлетворяющей всем условиям завтрака, но очень часто неопытный иностранец, соблазнившись прелюдией, не может уже воздать должное настоящему завтраку, тем более что каждому гостю кладутся такие порции, которые хоть кого могут привести в замешательство. Поэтому необходимый совет каждому, едущему в Сибирь, – привезти сюда быстро переваривающий и здоровый желудок». 

Любознательные ученые, разумеется, «навели справки»: кто же такой господин Игнатов? И были впечатлены: «Уважение к этому превосходному человеку возрастает, когда узнаешь его прошлое. Двенадцатилетним мальчиком начал он с того, что продавал масло на базаре. И лишь благодаря неутомимому старанию и непреклонной воле, стал крупным негоциантом. Эти же качества характера помогли ему настолько пополнить пробелы образования, что более даже чем его богатство доставили ему известность не только в Тюмени и в Западной Сибири, но и в Москве, и в Петербурге. К таким самостоятельным личностям, как Игнатов, сохранившим при этом теплое чувство участия к своим подчиненным и живую любовь к искусству и знанию, конечно, каждый отнесется с полным уважением». 

Иностранцам захотелось познакомиться с городом, увидеть что-нибудь диковинное, примечательное в Тюмени. Конечно, это тюремный замок времен Екатерины Великой. При содействии господина Игнатова Брем и Финш посетили его: «На следующий день (10 апреля) утром поехали мы в сопровождении исправника и предшествуемые верховым казаком в острог, т. е. тюрьму, которая служит зимним приютом нескольким сотням и даже тысячам ссыльных, так как в Тюмени находится в настоящее время «Приказ о ссыльных» т. е. судебное учреждение, заведующее их распределением». 

«Достопримечательностей в городе никаких нет, но наши любезные хозяева показали нам всё, что хоть несколько могло заинтересовать нас по своей оригинальности», – признавались иностранцы. Они побывали в сиропитательном заведении (сохранившееся здание по улице Республики, 60), осмотрели верфь Вардропперов, посетили типографию К.Н. Высоцкого. А затем Игнатов познакомил их с купцом Филимоном Колмогоровым, который провел экскурсию по своему кожевенному заводу в Зареке. 

Знакомство с сибиряками и Тюменью произвело на гостей приятное впечатления. «Из всех широко раскинувшихся городов Сибири, Тюмень, со своими 18000 жителями, может по занимаемому им пространству считаться самым обширным городом. Улицы широки, немощёны, дома, по большей части, деревянные. Впрочем, есть и несколько красивых каменных зданий, в том числе одна типография, работающая очень недурно». 

Путешественники двинулись из Тюмени в свою экспедицию. В Томске, предоставив рекомендательное письмо Игнатова, сели на пароход «Бельченко». Проезд для них был за счет средств Игнатова. 

В октябре господа вернулись в Тюмень. Уже как друзей, их поджидал гостеприимный Иван Иванович, опять угощал в своем доме, расположенном недалеко от пароходства, которым сам и командовал. 

ЛЮБОВЬ К ПРИРОДЕ 

Теперь немного поближе познакомимся с бременскими путешественниками. 

Отто Финш (8 августа 1839 – 31 января 1917) родом из Силезии. Его отец владел стекольной гранильней, руководил школой рисования. Он лелеял мечту, что смышленый Отто успешно займется коммерцией. Но сын в 19 лет предпринял путешествие в Болгарию и Венгрию с целью изу- чения «тамошнего птичьего мира». Какая уж там коммерция… В 1864 году Финш стал хранителем естественнонаучной и этнологической коллекции Бременского музея. После экспедиции в Сибирь при поддержке Фонда им. Гумбольдта он исследовал южные острова Тихого океана. В 1884 году Финш назвал себя братом знаменитого русского путешественника Николая Миклухо-Маклая, водрузил немецкий флаг в деревне Бонгу, на Берегу Маклая. Затем на пароходе «Самоа» проследовал до залива Хуон. Купил в Новой Гвинее землю, что способствовало появлению германской колонии… 

Затем в жизни Отто были различные музейные должности, занятия наукой. В 1910-м он получил профессорскую степень. Его имя живет в географических названиях – улицы в Бременском районе и в Брауншвейге. 

«Молодой, лет тридцати, человек с рыженькой бородкой, гладко подстриженными волосами, серьезный, умный и хитрый немчин, весьма любезный и деликатный», – такое сложилось впечатление о Финше у ученого Ивана Яковлевича Словцова. Словцов в том памятном 1876 году был в Омске, встретился для пользы дела с немецкими коллегами. Финш и Брем помогли определить ему «сомнительные виды флоры и фауны из коллекции в Омской гимназии», поделились своим опытом в создании чучел. В благодарность Словцов передал в дар экспедиции 20 чучел птиц, которые трудно отыскать в природе. 

А вот какую характеристику дает Словцов автору книги «Жизнь животных», имевшей в России большой успех. «Брэм – это здоровенный, лет сорока семи, немчура с прямыми, зачесанными назад как у молодого дьячка волосами, остриженными в кружок, и с огромным, необыкновенной величины носом; живой, энергичный, шутник и балагур, хоть вообще держит себя весьма свободно и с весом». 

Альфред Эдмунд Брем (Брэм) родился 2 февраля 1829 года в германском Рентендорфе. Отец его – деревенский пастор и орнитолог – с детства приобщал сына к зоологическим работам. Брем проявлял любознательность, делал успехи. Казалось бы, с будущей профессией все ясно. Но он поступил в университет учиться на архитектора. И все же в 1847-м как натуралист отправился в путешествие в верховья Нила. Пять лет странствовал по Африке, вернулся домой и принялся за изучение естественных наук. 

Брем писал орнитологические очерки для журналов, стал одним из основателей Немецкого орнитологического общества. Затем последовали путешествия в Испанию, Норвегию, Лапландию, северную Абиссинию. В 1863 году Брема пригласили на должность директора Зоологического сада в Гамбурге. В 1867-м он поселился в Берлине, где основал знаменитый Берлинский аквариум. 

Брем всей душой стремился к тому, чтобы люди берегли природу, любили братьев меньших. «Наблюдения, вынесенные из путешествий, легли в основу «Жизни животных» (тома 1-6, 1863-1869, русский перевод в 1911-15 и 1937- 48 гг.). Благодаря живым описаниям «образа жизни» и «характера» животных, труд Брема стал для многих поколений лучшим популярным руководством по зоологии», – сообщает «Советский энциклопедический словарь» за 1982 год. 

Втрое издание труда Брема включает 10 томов! Как же он быстро и точно записывал сведения в дорожных условиях? Ответ нахожу в журнале «Тайны истории» за 2020 год. Оказывается, ученый- зоолог отлично владел стенографией. 

Книги Брема по-прежнему популярны и в наше время. Возможно, талантливый автор писал бы еще, но горести утрат родных окончательно подорвали его здоровье. 11 ноября 1884 года в возрасте 55 лет профессор Брем ушел в мир иной. 

В 1913 году в газете «Сибирский листок» появилась прелюбопытная публикация «По следам Бременской экспедиции». Ее автор, натуралист Иннокентий Шухов, сообщал, что в 1876 году Общество содействия русской промышленности и торговле поддержало не только Бременскую экспедицию, но и отправило экспедицию для исследования водного и сухопутного путей Байдарацкой губы, Карского моря с р. Обью через перешеек полуострова Ямал. В составе экспедиции были Матвеев и поручик корпуса военных топографов Орлов. 

Их исследования увенчались успехом. Сам же Шухов совершил поездку в долину р. Щучьей в 1913 году, а ранее он изучил низовья Оби. О результатах своих исследований рассказал читателям в названной публикации. Вскоре в этой же газете за 1913 год поведал, как люди хищнически истребляют сельдь из реки Щучьей, отметил, что немало вредят «нефтяные катера, которые стуком своих моторов пугают рыбу». Ученый бил тревогу, что «если будет такое положение дел, то рыбные богатства края вместе со спившимися инородцами отойдут в область предания»… 

НА СНИМКАХ: немецкие ученые Альфред Эдмунд Брем и Отто Финш. 

Елена ДУБОВСКАЯ /фотокопии автора/