ИСТОРИИ СТРОКИ

1887 год был ознаменован солнечным затмением. По уверению астрологов, в год редкостного астрономического явления рождаются неординарные личности. Достаточно назвать лишь несколько имен: художник Марк Шагал, пианист Артур Рубинштейн, писатель Самуил Маршак, военачальник Василий Чапаев, ученый-генетик Николай Вавилов…

Солнечное затмение 1887 года наблюдали тюменцы. А кто родился из местных знаменитостей? 6 (18) января появился на свет будущий поэт Василий Князев. 

Корни его творчества уходят в атмосферу «взрывной эпохи», а бунтарский дух он унаследовал по польской линии. 

ИЗ ТАЙНОГО ОБЩЕСТВА 

У этой польской линии обнаружились «белые пятна истории». Известно, что дед поэта Константин Николаевич Высоцкий – общественный деятель XIX века, основатель первой типографии и пионер светописи Тюмени. О нем писал купец и литератор Николай Чукмалдин: «К.Н. Высоцкий родился в г. Таре, если не ошибаюсь, в 1835 г. Отец его был политическим ссыльным польского восстания 1831 г. Ребенком Высоцкий рос и воспитывался под руководством образованного отца и под влиянием русской матери, на которой отец его в г. Таре и женился. 

После курса гимназии он был определен на должность преподавателя тюменского уездного училища, куда и прибыл в 1857 году. С тех пор до самой смерти (1887) К. Н. Высоцкий оставался в Тюмени сначала учителем, а потом, после выхода в невольную отставку, занимался воспитанием детей в частных домах». 

Исследователь польской истории Сергей Филь по архивным документам узнал, что отец Константина Высоцкого – Ян Высоцкий – (прадед поэта Князева) был дворянином и офицером, жил в Гродненской губернии. Не участвовал он в Ноябрьском восстании. За что же тогда его сослали в Тарский округ Тобольской губернии на каторжные работы, лишив «чинов и дворянского достоинства»? За то, что состоял он в рядах польского тайного общества «Военные друзья». Это общество вело антиправительственную пропаганду в царских войсках, ставило цель – борьбу за «свободу и всеобщее благосостояние народа». По своим политическим идеалам польские «Военные друзья» были близки к русским тайным обществам декабристов. Поэтому сосланные в Тобольскую губернию декабристы Штейнгель и Пущин приняли деятельное участие в судьбе сына «политического преступника» Высоцкого. В результате 26 января 1855 года в Императорской Академии художеств К. Н. Высоцкий был удостоен звания «учитель рисования». 

В Тюменском уездном училище Константин Николаевич преподавал рисование, черчение и чистописание. Но почему его отчество Николаевич, если отец Ян? В Сибири тогда не было римско- католических костелов, перед свадьбой Ян крестился по православному обряду, принял имя Николай. 

Будущему поэту Василию Князеву не суждено было застать в живых ни прадеда, ни деда Высоцких. 

«КУПЕЧЕСКИЙ КЛАН» 

Вроде бы судьба уготовила ему небедную жизнь в благородном семействе. Отец, купец 2-й гильдии Василий Иванович Князев, успешно вел коммерцию, торговал бакалейными и колониальными товарами, избирался гласным в городскую Думу, был членом Управы, состоял в различных комиссиях, связанных с жизнедеятельностью города. Помимо предпринимательской и общественной деятельности находил время, чтоб подготовить статьи в газету «Сибирский листок объявлений», посетить кружок-коммуну, объединивший передовую часть купечества. На встречах-вечерах члены кружка обсуждали произведения писателей, статьи в литературных журналах. Газета и кружок были организованы Константином Высоцким. 

Благодаря этой гуманитарной направленности, купец Князев познакомился с дочерью Высоцкого – Марией. Обвенчались. Родились дети. Но двое их маленьких сыновей умерли от болезней. Третьим появился Вася, названный в честь отца. В 1892 году от чахотки умерла Мария Константиновна. В 1894 году Василий Иванович поехал в Екатеринбург по делам, там скончался от разрыва сердца. Ему было 47 лет. Восьмилетний Вася и две его сестренки остались сиротами. Детей взяла на воспитание родная тетя Людмила Константиновна. 

Крестным отцом Васи был предприниматель Михаил Ворожцов, он владел спичечными фабриками в Екатеринбурге и Тюмени. В романе «Деды» Князев дает его портрет, назвав фабриканта Жеребцовым: «У Михал Потапыча Жеребцова голова истинно медвежья. Косматая, четырехугольная, каменным топором рубленная, каменным топором тесанная, по-медвежьи тяжелая, упрямая голова. Да и во всей его кряжистой фигуре здоровяка- великана есть что-то неуловимо медвежье: недаром его трижды подминали под себя лесные архимандриты (медведи), а последний, сороковой-роковой, выдрал ему левый глаз и выломал пару ребер. На глазах носит Михал Потапыч очки-консервы – застит фарфоровый катышек дремучей глазницы, а недостачу ребер кроет стальным, вывезенным из Санкт-Петербурга, пластичным упругим корсетом». 

«ТРУБАДУР РЕВОЛЮЦИИ» 

Стихи Василий Князев начал сочинять в детстве. Первоначальное образование получил в Тюмени и Екатеринбурге. Летом 1904 года тетушка «нарочно сделала две тысячи верст по железной дороге», чтобы устроить Васю в «подходящем интеллигентном семействе». В Петербурге его приняли в земскую учительскую школу. Учился Василий средне. Отличался «бунтарским духом», смело указывал начальству на существующие недостатки в школе. Князев «дал обет верности делу освобождения всех униженных и оскорбленных». В мятежный 1905 год его исключили «за политику». 

В 18 лет поэт активно печатался в сибирских изданиях, затем – в столичных сатирических газетах. Сочинял листовки, агитировал за «новую свободную жизнь», из Питера уезжал в Тюмень, чтоб скрыться от полиции. Но в департаменте уездной полиции в 1908 году были осведомлены, что купеческий сын Князев состоит в тюменской организации Российской социал- демократической партии (РСДРП). 

В северной столице он женился. Поэт-сатирик зарабатывал гроши, и семье его приходилось туго. Денежная помощь пришла благодаря М. Горькому. Град Петров, воспетый многими поэтами, в котором стремились поселиться деятели науки и культуры, у Князева выглядел мрачным и чахоточным. Вот лишь несколько строк: 

…И стоят на болоте 

Прокаженные зданья. 

В зданьях, в вечной заботе, 

Гибнут божьи созданья. 

Каждый год на кладбища 

Их отвозят без счета, 

Бесконечные тыщи 

Жертвы гнилого болота. 

Эти стихи из цикла «Проклятый город» вошли в поэтическую антологию «Петербург в русской поэзии XVIII – начала XXвека». 

Но культурная столица принесла Князеву известность в России. В 1910-м году его узнали как детского поэта, он печатал в детском сатирическом журнале «Галчонок» стихотворные фельетоны о гимназической жизни. Затем критики окрестили Князева «наирусским Беранже», а после 1917-го – «красным Беранже». Князев блестяще делал переводы французского сатирика-демократа и в его стиле создавал свои стихи (цикл «Глупая лирика»). В ту эпоху творили знаменитые Маяковский, Аверченко, Тэффи, Саша Черный. И наравне с ними зазвучало имя нашего земляка. 

В 1916 году Князева призвали в армию. Василий служил в московском лазарете. После демобилизации при поддержке Максима Горького издавал журнал «Бич». Поэт принял Октябрьскую революцию. В 1918-м стал сотрудником «Красной газеты», которую основал и редактировал В. Володарский (его имя носит тюменская улица). В 1919 году вышла книга В. Князева «Песни красного звонаря», в которой есть стихотворение «Песня коммуны». Стих положили на музыку, так появилась знаменитая «Песня коммуны», полюбившаяся Владимиру Ленину, он частенько ее напевал: 

Нас не сломит нужда, 

Не согнет нас беда, 

Рок капризный не властен над нами. 

Никогда, никогда, никогда, никогда 

Коммунары не будут рабами! 

После смерти Ильича в 1924 году «трубадур революции» опубликовал сборник под названием «Капли крови Ильича». В этом же году появился сборник «Русь» избранных пословиц и поговорок. Эти сокровища русского фольклора поэт записал и сгруппировал по темам. 

За свою короткую жизнь Василий Князев опубликовал более четырех тысяч произведений различных жанров. Несомненную ценность представляет его рукопись «Пословичная энциклопедия» в четырех томах. Автор говорил, что это «труд, начатый еще моим дедом и отцом». 

О детских годах, проведенных в Тюмени, Князев рассказал в романе «Деды», который в 1934 году опубликовал под псевдонимом К. Седых. У современного читателя может возникнуть некое чувство напряженности от этого произведения. Известный тюменский культуролог Владимир Рогачев пояснял, в чем тут дело: «Роман написан поэтом в духе орнаментальной прозы 20-х годов, которая была ведущим стилевым началом эпохи. Это и творческая свобода, и ассоциативно- завихренный калейдоскоп авторских воспоминаний, и вольная игра событиями, хотя в конце концов получилась князевская неповторимая «движущаяся панорама десятилетий». 

Но литературные заслуги не уберегли «красного звонаря» от горькой участи. Князева репрессировали. У него было слабое здоровье, 10 ноября 1937 года на тюремном этапе писатель скончался в лагерном пункте Атка, в 206 км от Магадана. 

Поэт поплатился за свои смелые высказывания. В Литературном клубе писателей разоткровенничался с собратьями по перу. Говорил, что многие литераторы бедствуют, что «существующий режим хуже режима Николая I. Наша эпоха – эпоха красного фашизма». Кроме того, оскорбительно отозвался о Сталине… Донос на «контрреволюционные речи» поступил незамедлительно и куда следует. Доброжелатель еще припомнил, что в Гражданскую войну Князев работал в поезде Льва Троцкого. 

А ведь еще в 1922 году поэт писал: 

Как бы – господи прости – 

Похитрее, повернее: 

Не левея, не правея – 

И невинность соблюсти: 

«Политическую честность» 

И деньгу приобрести – 

Популярность и известность? 

Возможно, причиной особого внимания властей к Василию Князеву стала его работа над романом о смерти тов. Кирова. 

Лишь в 1992 году поэт был реабилитирован. 

В Тюмени сохранился дом, в котором провел свое детство Василий Князев. Белый каменный дом «дворцовой наружности» (ул. Ленина, 10) был построен в 1887 году, в год рождения поэта. В наши дни памятник архитектуры нуждается в реконструкции. На стене его установлена мемориальная доска, где поэту прибавили срок жизни в один год. 

НА СНИМКАХ: дом, где будущий поэт провел детство; стенд выставки. 

Елена ДУБОВСКАЯ /фото автора/