ПРОГУЛКИ ПО ГОРОДУ

На улице Первомайской, 39 (Голицынской) располагается красивое каменное здание, построенное в 1911 году. Почти сто лет этот дом был двухэтажным, после удачной реконструкции подрос к небу, новоявленная вышина добавила ему солидности.

У прохожих всегда есть возможность узнать точное время: с двух сторон на фронтонах соседнего дома установлены часы. Попробуем представить, что происходило во времена минувшие…

ТОРГОВЕЦ ГОТОВЫМ ПЛАТЬЕМ

В конце XIX века на месте пересечения улиц Вокзальной и Голицынской располагалась усадьба Михаила Семеновича Чеховского. Были в ней одноэтажный дом, флигель, конюшни, каретник, амбар – все для удобного проживания. В 1904 году сын Чеховского Иван продал унаследованную недвижимость за 1000 рублей акушерке Есе Липкиной. Новая хозяйка, чтобы иметь дополнительный доход, в дом из пяти комнат с кухней впустила квартиранта – екатеринбургского мещанина Степана Веденеева, а сама поселилась во флигеле.

У Еси была родная сестра Ривка (Раиса), которая вышла замуж за тобольского купца Вульфа Рабиновича. Вульф Израилевич как человек предприимчивый, на тот момент житель Тобольска, счел, что Тюмень – по характеру торговый город и позволит ему расширить коммерцию. В 1907 году распоряжением Тобольской казенной палаты он был «перечислен из тобольских 2-й гильдии купцов в таковые же тюменские».

На ту пору ему было 40 лет, он уже – хозяин усадьбы, дом из 5 комнат сдавал в аренду. Газета «Тобол» 8 мая 1907 года поместила объявление: «Оркестр бальной музыки предлагаю на вечера и балы. Голицынская ул., дом Рабиновича, близ вокзального моста. Николаев».

Фамилия нашего героя анекдотичная. Но не из-за фамилии, конечно, вышла одна история. Всё та же газета в 1907 году в рубрике «Хроника» поместила заметку: «Несостоятельное обвинение.

По протоколу полиции обвиняется тобольский купец В.И. Рабиновичъ, в том, что 26 декабря прошлого года он, несмотря на предупреждения полиции, на катаньях по Царской ул. быстро гонял лошадей. В суд явился только один Рабиновичъ. Он показал, что, во-первых, он не Шмуль Израилевич Рабиновичъ, как значится в протоколе полиции, а Вольф; во-вторых, не тюменский мещанин, а тобольский купец, и что самое важное – 26 декабря он вовсе и в Тюмени не был, его же служащие действительно в этот день катались на его лошадях. Мировой судья оправдал Вольфа И. Рабиновичъ. Несостоявшихся свидетелей по этому делу – околоточных надзирателей Жилинскаго и Ширяева – мировой судья оштрафовал на 20 р. каждаго».

Про то, что Рабинович явился в суд один, местные острословы говорили: «Один, надо полагать, без лошади».

Можем представить, как после справедливого суда, снявшего с него напраслину, Вульф Израилевич ехал на медленной скорости в экипаже. Домой путь держал. Наверное, думал, что в удобном месте его усадьба. Улица чистая, а Тюмень-то почти вся в грязи. (Голицынскую вымостили в городе самой первой, в 1893 году).

По соседству с его домовладением – гостиница Крутикова, от чего ему, Рабиновичу, одна только польза. Постояльцы отеля захаживают в его магазин. А у него там на любой вкус и кошелек – готовое платье, овчинные шубы, валяная обувь.

О собственном торговом заведении купец Рабинович помещал рекламу в газеты. Да и сам одевался со вкусом, был «ходячей рекламой своего товару».

Выбор Тюмени для коммерции принес хорошие плоды. Вульф Израилевич телефонизировал собственный дом, что обошлось ему в копеечку. В январе 1911 года он направил в Тюменскую городскую Управу прошение о разрешении ему построить на углу улиц Вокзальной и Голицынской каменный 2-этажный дом, деревянные службы, деревянный 2-этажный флигель, прачечную, каменный брандмауэр, деревянный флигель и открылок».

На первом этаже появившегося каменного здания (теперь Первомайская, 39) расположился магазин Товарищества «Рабинович и К». Кстати, учредителями товарищества были жена Рабиновича – Ривка Исаевна и ее отец, тобольский мещанин Исай Липкин.

Семейное дело шло успешно. В магазине – чего только душа пожелает: «мужское, дамское и детское готовое платье своего производства и разных фабрик», овчинные шубы и валяная обувь всевозможных сортов» А также – шляпки, шапки, обувь и дорожные вещи, фуражки и меха. Справочник по Тюмени Калугина за 1913 г. в рекламном объявлении Рабиновича сообщает: «Голицынская ул., близ Вокзального моста, собственный дом. Прейскурант по требованию бесплатно. Цены вне конкуренции. Просим убедиться. Специальная продажа».

На втором этаже дома размещались жилые помещения. Например, в 1913 году там обитали начальник тюменского отделения Пермской железной дороги ротмистр Николай Волховский, судебный пристав, губернский секретарь Лев Середа. Нашлось место и для жандармского полицейского управления железной дороги.

Тюменские полицейские интересовались одним из родственников Рабиновича со стороны жены – Коганицким, участником революции 1905 года, большевиком. Возможно, через него революционеры передавали запрещенную прессу.

НАСЛЕДИЕ ГОРОДУ

В 1918 году дом Рабиновича был национализирован в пользу города. В 1920-м улицу Голицынскую переименовали в честь первомайского праздника. В Москве в тот момент, 1 мая 1920-го, прошел Всероссийский субботник, во время которого вождь Владимир Ильич Ленин нес тяжелое бревно.

В Тюмени к тому году многих коммерсантов, пострадавших от советской власти, уже и след простыл. Им пришлось бежать за границу. Рабинович остался. В январе 1923-го в возрасте 57 лет он скончался. НЭП пока еще не сменил «военный коммунизм», и продолжала работать так называемая «лавка Рабиновича», а в его бывшем доме сдавались квартиры. Плата шла уже в пользу городу.

В 1936 году каменный дом Рабиновича был передан маслозаводу. Для нужд предприятия провели перепланировку и стали вырабатывать в доме масло, в подвале устроили склад и ледник.

«Мой отец Владимир Иванович (Иоаннович) работал бухгалтером в Маслопроме, – рассказывает ветеран, отличник здравоохранения Надежда Владимировна Сафронова. – Отец сначала окончил Тобольскую духовную семинарию, затем – коммерческое отделение Киевского университета.

После переезда в Тюмень он долго не мог устроиться на работу. Переживал, плюс ко всему возникла неприятная загвоздка: требовали от него стать агентом ГПУ. Мама возмутилась, пошла за него хлопотать: «Что ж это мой муж без дела сидит? У него образование, опыт…». Ее послушали, направили отца в Маслопром».

В 1961 году предприятие уступило здание тресту столовых, затем – институту ЗапСибБурНИПИ. Со временем деревянные строения купеческой усадьбы снесли. Остался только этот каменный двухэтажный особняк.

Рабинович, наверное, и не думал, что его дом на исходе XX века станет памятником архитектуры. Многие купцы строили добротные красивые дома: самим приятно, да и статус обязывал.

В 1905-1918 годах должность тюменского городского архитектора занимал Константин Павлович Чакин. Благодаря этому талантливому зодчему Тюмень обрела многие здания приятного вида.

Особняк Рабиновича – образец каменной тюменской архитектуры начала XX столетия, обладает нарядным убранством фасадов. Уже в наше время, после современной реконструкции, дом на Первомайской, 39 удачно надстроили третьим этажом. Рядом создали новое четырехэтажное здание, подобное особняку Рабиновича. Так был сохранен исторический колорит старой Тюмени. В том заслуга архитектора Григория Дубоноса.

На стене памятника архитектуры установлена мемориальная доска, указывающая имя бывшего владельца – купца Вульфа Рабиновича.

НА СНИМКЕ: мемориальная табличка.

Елена ДУБОВСКАЯ /фото автора/