ПРАВОСЛАВИЕ

Жили-были в древней Иудее в конце I века до нашей эры старик со старухой. И не было у них сына. Старика звали Захария, он был левитом, то есть священнослужителем, а жену его – Елисаветой.

А надо сказать, древние евреи относились к бездетным людям с подозрением. Их религия учила, что дети – это благословение Божье, мол, если у человека их нет – значит, что-то с ним не то. Не угоден он Господу. И пойди докажи, что это не так. Поэтому бездетность вдвойне тяготила несчастных супругов.

И вот во время очередной службы в Иерусалимском храме Захарии явился ангел и сообщил, что супруга скоро родит ему сына, который станет великим человеком и оставит неизгладимый след в истории своего народа.

Захария поразился не столько явлению небесного гостя, сколько тому, что они с женой в столь почтенном возрасте смогут-таки произвести на свет потомство, и высказал свои сомнения вслух. Ангел оскорбился такому неверию во всемогущество Божье и заявил: «И вот ты будешь молчать и не будешь иметь возможности говорить до того дня, как это сбудется, за то, что ты не поверил словам моим, которые сбудутся в своё время». Обо всём этом можно прочитать в первой главе Евангелия от Луки (стих 8 – 20).

Всё вышло так, как предсказал ангел. Захария на время утратил дар речи, а через девять месяцев Елисавета родила сына, которого назвали Иоанном, или, если быть совсем точным, – Ионаханом, именно так звучит это имя в первозданном виде, на древнееврейском языке. А у нас, в России, это просто Иван или Ваня.

Когда мальчик вырос, он отправился отшельничать в пустыню, где, за неимением другого рациона, питался саранчой и мёдом. «Сам же Иоанн имел одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах своих, а пищею его были акриды и дикий мёд», – так описывает его Евангелие от Матфея.

В возрасте около тридцати лет Иоанн начал проповедовать. Сначала ходил с проповедями и обличениями по всей Иудее, но потом, уже обретя в народе популярность, выбрал постоянное место дислокации, на берегу речки Иордан, а люди сами стекались к нему, послушать и принять крещение – обряд, который он проводил, погружая нового последователя в воды реки и «смывая» таким образом с него грехи. Если быть точным, это было не крещение как таковое, в современном понимании этого слова, а так называемая «твила» – иудейский обряд ритуального очищения.

Популярность нового пророка росла день ото дня, и в конце концов его миссионерской деятельностью заинтересовались фарисеи. Это сейчас слово «фарисей» служит синонимом узколобости и лицемерия, а изначальное его значение было иным. В Иудее тех времён так называлось религиозное течение – наполовину секта, наполовину политическая партия. Если проводить параллели с Россией наших дней, то это были «ватники» – патриотыпочвенники и традиционалисты, в отличие от своих оппонентов саддукеев, которые являлись партией аристократов-«западников» (в роли «загнивающего Запада» там выступала Римская империя). И как всякие традиционалисты и фундаменталисты, фарисеи были очень нетерпимы ко всяческому инакомыслию, всюду вынюхивая и выискивая ересь и попрание устоев.

Поэтому, прослышав о странном проповеднике, крестящем народ у Иордана и отпускающем грехи, они забеспокоились и отправили в ту местность своих эмиссаров, разведать, что к чему. Разведчики, особо не мудрствуя, пришли к месту, где священнодействовал Иоанн, и спросили в лоб:

– Кто ты?

Иоанн ответил многозначительно:

– Я глас вопиющего в пустыне: исправьте путь Господу, как сказал пророк Исаия.

Тогда фарисеи поинтересовались, по какому праву он крестит и отпускает грехи, не являясь, строго говоря, уполномоченным на это лицом, и получили такой ответ:

– Я крещу в воде; но стоит среди вас Некто, Которого вы не знаете. Он-то Идущий за мною, но Который стал впереди меня. Я не достоин развязать ремень у обуви Его.

Этот разговор описан в Евангелии от Иоанна (глава 1, стих 19 – 27).

Фарисеи покивали с умными лицами, сделав вид, будто что-то поняли, и отправились восвояси. Судя по тому, что никаких оргвыводов не последовало, было решено, что деятельность Иоанна особой опасности для устоев и духовных скреп не представляет.

Говоря о Идущем за ним, Иоанн имел в виду, конечно, Иисуса, который явился к нему на следующий день принять крещение. Увидев его, Креститель сказал: – Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира. Сей есть, о Котором я сказал: за мною идет Муж, Который стал впереди меня, потому что Он был прежде меня. Я не знал Его; но для того пришёл крестить в воде, чтобы Он явлен был Израилю.

Евангелие от Луки свидетельствует, что в момент крещения Иисуса небо над Иорданом разверзлось, оттуда на Сына Божия нисшел Святой Дух в виде голубя, а стоящие на берегу услышали голос свыше: «Ты Сын Мой Возлюбленный; в Тебе Моё благоволение!»

Именно это событие мы теперь отмечаем каждый год 19 января. А некоторые, в память о таинстве иорданского крещения, и сами в этот день погружаются в воды наших северных рек. Таким образом Иоанн Креститель исполнил свою земную миссию. Иисус пошёл своей дорогой, а он остался на берегу Иордана, продолжая крестить и проповедовать.

Дальше события разворачивались стремительно и трагически. Иоанн избрал новую мишень для обличений – тетрарха Галилеи Ирода Антипу (не путать с Иродом Великим, который за три десятка лет до того учинил избиение вифлеемских младенцев). Иоанна возмутило то обстоятельство, что тот вступил в брак с бывшей женой своего брата Филиппа, Иродиадой.

Здесь надо иметь в виду культурные особенности людей, живших в то время и в том месте. Современный человек пожмёт плечами и скажет: «А что здесь такого? Эка невидаль!» Но для еврея I века это было возмутительнейшее деяние, практически преступление против нравственности и заповедей предков. И наоборот – современного человека покоробило бы то, что Иродиада приходилась своему новому мужу племянницей, а в те времена это было вполне в порядке вещей.

Естественно, слухи о нападках иорданского проповедника очень скоро дошли до ушей Антипы, вероятно, как водится, приукрашенные вдесятеро. Нравы тогда были крутые, таких новомодных изобретений, как правовое государство и свобода слова, не было ещё и в помине, так что не приходится удивляться, что за Иоанном вскоре пришли полицейские и по приказу Ирода заточили его в крепости Мохерон.

Судя по тому, что Иоанн имел возможность общаться со своими учениками и последователями, режим содержания у него был не слишком строгим, Ирод, видимо, не имел намерений убивать проповедника. Но в дело вмешалась Иродиада, которая почувствовала себя оскорблённой обличениями Иоанна до глубины души. А поскольку женщина она была неглупая и к тому же подлая (а когда эти качества сочетаются в представительницах прекрасного пола, получается очень неприятная смесь), скоро иудейская «миледи» составила коварный план на предмет того, как погубить своего врага. И, выждав нужный момент, привела его в действие.

Евангелие от Марка описывает эти события так:

«Настал удобный день, когда Ирод, по случаю дня рождения своего, делал пир вельможам своим, тысяченачальникам и старейшинам Галилейским, дочь Иродиады вошла, плясала и угодила Ироду и возлежавшим с ним; царь сказал девице: проси у меня, чего хочешь, и дам тебе; и клялся ей: чего ни попросишь у меня, дам тебе, даже до половины моего царства.

Она вышла и спросила у матери своей: чего просить? Та отвечала: головы Иоанна Крестителя.

И она тотчас пошла с поспешностью к царю и просила, говоря: хочу, чтобы ты дал мне теперь же на блюде голову Иоанна Крестителя.

Царь опечалился, но ради клятвы и возлежавших с ним не захотел отказать ей.

И тотчас, послав оруженосца, царь повелел принести голову его.

Он пошёл, отсек ему голову в темнице, и принёс голову его на блюде, и отдал её девице, а девица отдала её матери своей». Словом, «мужик сказал – мужик сделал».

Впрочем, по этому поводу в православии существует отдельный праздник, который так и называется: «Праздник Усекновения головы Иоанна Предтечи». И мы тоже в своё время расскажем о нём.

Роман БЕЛОУСОВ