НЕГАСНУЩИЕ ЗВЁЗДЫ

«Михаил Жванецкий умер» – такая новость воспринимается как шутка, как парадоксальная реприза автора.

Вот вышел Жванецкий на сцену, положил на стол свой знаменитый потертый портфель, глянул в огромный зал, и, как обычно, слегка улыбнувшись, произнес эту фразу… и замолчал. И зал молчит, и недоумевает, и ждет продолжения, а продолжения не будет – ведь Жванецкий действительно умер.

На уход таких личностей, как Михаил, принято говорить – ушла эпоха, и так затаскали это определение, что замылился, потерялся его глубокий смысл. В этом случае – непреложный факт – после того, как не стало Задорнова, Трушкина и Жванецкого, вроде, никого и не осталось, кто мог так интеллигентно пошутить, никого не высмеивая и не оскорбляя.

Произведения Михаила Михайловича стали известны стране задолго до их автора. Вначале они ассоциировались с легендарной личностью Аркадия Райкина, затем – дуэтом Виктор Ильченко – Роман Карцев. Когда автор сам вышел на сцену в телепрограмме Александра Иванова «Вокруг смеха» читать свои миниатюры, страна, наконец, узнала своего героя.

О работе со Жванецким мне в гримерке Тюменской филармонии в свойственной ему афористической форме рассказал его друг и партнер по сцене Роман Карцев:

– Отношения у нас с Мишей теперь чисто рыночные купил его произведение, и делаю с ним, что хочу. Не нравится – не продавай, а продал – не критикуй.

Михаил Жванецкий приезжал с концертами в Тюмень несколько раз.

Я был на его выступлениях дважды: в филармонии 14 ноября 2008 года и 10 декабря 2017 года во Дворце культуры «Нефтяник». Живьем он был таким же, как в телевизоре, только его обаяние охватывало зал моментально, сразу после его выхода на сцену, еще до того, как он начинал говорить. Доставал из своего портфеля листы бумаги, и начинал читать, даже очень короткие афоризмы, а затем откладывал бумаги в сторону и начинал разговаривать с залом напрямую. Создавалось впечатление, что то, что он говорил, предназначалось только для нас, возникало ощущение интимности момента, рождало доверие к автору.

В филармонии даже после трехчасового стояния на ногах на сцене Михаил Михайлович чувствовал себя бодрым. За кулисами, в коридоре между гримерками, поставили стол, за которым Жванецкий давал автографы, иногда шутил, вызывая смех желавших получить заветный росчерк пера знаменитости. Он ушел, и не сдал свое «Дежурство по стране». Видимо некому.

Юрий ХОЗЯИНОВ /фото автора/