ЗАПИСКИ ПАЛОМНИКА

Когда наш туристический автобус уже почти подъезжал к Вифлеему, слева за его окнами медленно и величественно проплыл Иерусалим со своей «визитной карточкой» – золотистым «Куполом Скалы». Между Иерусалимом и Вифлеемом всего -то восемь километров, но находятся они практически в разных государствах. Вифлеем – это уже не Израиль, а арабская Палестинская автономия.

Этот маленький арабский городишко по площади и количеству населения можно сравнить со средней руки российским районным центром. Однако считается одним из самых значимых городов (вторым после Иерусалима) для христиан всего мира и, соответственно, является крупным паломническим центром, потому что согласно Евангелиям в этом городе две тысячи лет тому родился Иисус Христос. На месте, где это произошло, и стоит сейчас Базилика Рождества Христова, построенная ещё в IV веке святой Еленой, матерью римского императора Константина. Приняв христианство, провозглашённое её сыном официальной религией империи, она отправилась в Палестину на поиски мест и артефактов, связанных с жизнью Иисуса. Местные жители охотно показали путешественнице места рождения, погребения и вознесения Бога её новой веры, продав ей попутно множество предметов, якобы связанных с этими событиями, которые впоследствии стали «священными реликвиями».

Почему я несколько скептически отношусь к аутентичности этих предметов? А вот представьте себе такую ситуацию: приезжает из Москвы, скажем, в Тобольск министр культуры и говорит, что готов приобрести за большие деньги вещи, принадлежавшие некоему проповеднику, жившему в этих местах в XVII веке, при царе Алексее Тишайшем. Сколько ему принесут подлинников и сколько «новоделов»?

Над пещерой, которую святой Елене указали как место рождения Иисуса, она и воздвигла храм Рождества. Он так же, как и храм Гроба Господня в Иерусалиме, выстроен без особых архитектурных изысков, время романских и готических соборов пришло позже. Это, скорее, огромный каменный саркофаг, накрывающий собой то место, где произошло событие, от которого начинается отсчёт нашей эры.

Внутрь храма ведут «ворота смирения», называющиеся так потому, что проход настолько низок, что при входе в него надо, воленс-ноленс, совершить поклон. Изнутри базилика густо украшена разноцветными шариками и маленькими блестящими кадильницами, словно новогодняя ёлка. В полу проделано большое оконце, позволяющее увидеть кусок «родного», оригинального пола храма, ещё римских времён, покрытый мозаикой со свастическими узорами.

Место, которому посвящён храм, находится в подземной пещере под ним, в так называемом Гроте Рождества. Он запомнился мне какой-то средневековоалхимической атмосферой, скульптуркой человека с раздвинутыми руками (может быть, она изображала Иисуса, не знаю, но больше напоминала Витрувианского человека Леонардо да Винчи) и надписями по латыни на стенах: «O SAPIENTIA», «O ADONAI», «O REXCENTIUM», «O EMMANUEL»…

Когда мы вышли из храма Рождества, день уже начал клониться к вечеру, а пока пообедали и приехали в Иерусалим, стали сгущаться сумерки.

Читая в детстве про крестоносцев, которые, чтобы «защитить Гроб Господень», основывали в Палестине целые государства, я искренне недоумевал – а зачем для этого создавать себе столько хлопот, не проще ли было этот гроб увезти с собой, в христианскую Европу? И только потом выяснил, что Гроб Господень – это не гроб в привычном значении этого слова, а название пещеры, где было погребено тело Иисуса после распятия и где согласно священным текстам произошло чудо его воскресения.

Над этой пещерой и построила Святая Елена одноименный храм, столь же масштабный по размерам, как и в Вифлееме, а может, и ещё больше. В христианской культуре храм Гроба Господня служит приблизительно тем же, чем является Мекка для последователей ислама. И, хотя прямых рекомендаций для верующих непременно его посетить нигде не содержится, миллионы паломников со всего мира ежегодно стекаются в это место.

Мы стояли в очереди к главной христианской святыне два часа. И наш экскурсовод, священнослужитель какой-то из местных православных миссий, сказал, что нам ещё очень повезло. Я изо всех сил пытался обратиться мыслями к горнему, но в галдящей и толкающейся толпе, будто люди стремятся не к культовому месту, а в продуктовый лабаз, сделать это было крайне затруднительно.

Путь к той самой пещере лежит через кувуклию – часовню, в которой каждый год по Пасхам происходит действо под названием «схождение Благодатного огня». На самом деле, никакой огонь сверхъестественным образом с небес, разумеется, не сходит, что признал даже патриарх Иерусалимский Феофил, честно сказав в своём интервью 2008 года: «Это церемония, которая является representation, как и все другие церемонии Страстной седмицы». Однако легенда о сходящем с небес огне настолько укоренилась в сознании российских верующих, что её не поколебало даже опровержение от одного из высших церковных иерархов.

В довольно тесное помещение с каменной нишей, которое и является Гробом Господним, заходят по двое. И времени на приобщение к святыне мало. Я успел только осмотреться и, припав на колено, прижаться лбом к холодной мраморной плите, уложенной на дно гробницы в 1555 году, дабы пресечь многочисленные попытки паломников отколоть от ложа, на котором когда-то покоилось тело самого Сына Божия, камешки на сувениры. И всё, уже пора было освобождать место для других.

Стоило ли это двухчасового стояния в галдящей очереди? Думаю, да. Есть места и артефакты, имеющие такое колоссальное значение в контексте нашей цивилизации и культуры, с которыми просто непростительно не познакомиться, если для этого имеется возможность. И Гроб Господень – одно из них, даже безотносительно нашего отношения к религии.

Рядом с входом в храм находится ещё один знаменитый камень, так называемый Камень Миропомазания. По преданию, именно на этом камне лежало тело Иисуса после того, как его сняли с креста, перед погребением. Около него всегда царит оживление, туристы и паломники стараются возложить на камень, точнее на его мраморную облицовку, различные предметы – иконки, нательные крестики и прочие небольшие вещицы, чтобы они напитались положительной энергией-благодатью, которую, по околохристианским верованиям, должна источать такая значительная реликвия. Я тоже положил своё обручальное кольцо, которое носил на шее, на манер Фродо из «Властелина Колец».

После храма Гроба Господня нас ждало посещение Стены Плача, она тут же, неподалёку. Такое название получила оттого, что является местом ритуального плача евреев о разрушенном Иерусалимском храме. Сложена стена из массивных каменных блоков, без скрепляющего раствора, и в щели между «кирпичами» туристы засовывают записки со своими просьбами к Господу Богу. Каждый к своему. Делают это все подряд, независимо от религиозной принадлежности. Принято считать, что письменные прошения из Стены Плача доходят до Небесной Канцелярии вне очереди, и им уделяется повышенное внимание. Появились даже службы доставки, готовые отвезти к Стене Плача записки тех, кто не может сделать это лично. За определённую мзду, разумеется.

Я равнодушно отношусь к подобным паломническотуристическим поверьям и ритуалам, потому писать ничего не стал, рассудив, что Господу Богу всё равно, где читать – на бумаге или в моих мыслях.

Подходя к Стене Плача, мы, словно через хронопровал, попали в далёкое прошлое, в мир патриархальных религиозных правил и традиций. В числе коих – половая сегрегация: мальчики идут налево, девочки – направо, каждый к своему, огороженному участку Стены. Интересно, а что в такой ситуации делать трансвеститам или, пуще того, трансгендерам?

Перед тем, как приблизиться к Стене, надо надеть кипу – маленькую круглую шапочку, прикрывающую макушку, какие носят ортодоксальные евреи. Иудеем можешь ты не быть, но обычай соблюсти будь добр. Большой ящик одноразовых кип стоял рядом с пропускным пунктом, где туристов проверяли на наличие взрывных устройств. В этих головных уборах вся мужская половина нашей тургруппы стала похожа на компанию хасидов на прогулке, только без пейсов.

На этом наше знакомство с главными храмами Святой земли подошло к завершению, и мы, уже изрядно уставшие, погрузились в автобус и отправились «домой», в сторону своих отелей.

НА СНИМКАХ: грот Рождества; Врата Смирения.

Роман БЕЛОУСОВ /фото автора/