ПРЕМЬЕРА

В Тюменском драмтеатре состоялась премьера спектакля по произведению Жан-Батиста Мольера «Тартюф». Пьеса, написанная знаменитым французским комедиографом в 1664 году, стала одной из популярнейших комедий, которая более 350 лет не сходит с театральных подмостков.

Почему для постановки выбрали именно ее? На этот вопрос отвечает режиссер Александр Баргман:

– Потому что Тартюф вечен. Он не только лицемер. В пьесе важна тема подмены, обмана в глобальном смысле. И обмана, и самообмана. «Тартюф» – великое произведение, потому что это и комедия положений, и комедия характеров, и образцовая пьеса, в которой сохраняется единство времени и места, а также присутствует лихо закрученная интрига.

Как один из первых зрителей нового спектакля могу подтвердить, что все, что перечислено Баргманом, он показал силами наших ведущих актеров. Тартюф, в понимании Баргмана, обладает мощной мужской энергией, способной подчинить себе Оргона и его мать, а следовательно, и весь дом. Но как и любая энергия, мужская энергетика не беспредельна. Ее, как обычно, побеждает женская хитрость. Николай Аузин изображает своего героя-праведника Тартюфа с хитрющей улыбкой, моралиста у всех на виду, но с женщиной наедине он признается: «Все думают, что я – безгрешная душа, а правда то, что я не стою ни гроша». Он очень легко переходит от восхваления своих кажущихся «добродетелей» к обличению своих пороков, занимаясь самобичеванием, так что обличающие его возражают себе, невольно восхваляя обманщика.

Чтобы доказать низость и лицемерие Тартюфа, Эльмира, жена Оргона (Наталья Никулина) соблазняет лже-праведника и убеждает Оргона в том, что его друг не святой, а святоша. Это   стало бы закатом власти Тартюфа, но у того на этот случай есть проверенное средство. Роль Оргона досталась почетному работнику искусств Тюменской области Сергею Скобелеву. В его исполнении Оргон – это не выживший из ума старик, муж молодой и красивой жены и, соответственно, кандидат в рогоносцы. Оргон у Скобелева – человек, желающий встретить духовного учителя для себя, который наставил бы на путь праведный. Таких в своей семье он не видит. Они все не праведники и греховодники. Вот Тартюф – это другое дело! В церкви он молится рядом с Оргоном и произносит слова, находящие отклик в душе богатого дворянина.

Баргман объяснил выбор Скобелева так:

– Конечно, я бы не взялся за «Тартюфа», если бы не знал, что в труппе есть выдающийся, по-моему, артист, который с годами стал мощнее и содержательнее, его профессионализм и владение актерской техникой бесспорны. Этот тандем Аузин – Скобелев был важен для меня.

Автор этих строк согласен с характеристикой актерских качеств Скобелева. В данном спектакле Сергей Вацлавич  нашел верные интонации для изображения своего героя. Например, в сцене возвращения домой после недолгой отлучки. Оргону докладывают о том, что его жена болела, а он все время спрашивает про Тартюфа, искренне переживая за него, переевшего и перепившего за ужином, оставаясь при этом равнодушным известиям о болезни любимой жены. В этом спектакле все актеры отлично справились со своими ролями. Это Марина Кошеляева (Мариана, дочь Оргона) и Александр Кудрин (влюбленный в нее Валер). Александр Тихонов, деликатно исполнивший роль брата Эльмиры, Клеанта, и Кристина Тихонова, идеально исполнившая роль Дорины, горничной Марианы. Я долго пытался разгадать, кто же играл роль Флипоты, служанки госпожи Пернель. Незнакомая мне артистка играла восхитительно, а в финале спектакля так здорово изложила события, произошедшие в доме, что вызвала аплодисменты зрителей. Только из программки узнал, что это  Елена Махнева. За ее творчеством я наблюдаю уже более тридцати лет и все-таки ее не узнал, настолько она перевоплотилась!

В финале мошенника Тартюфа было изгоняют, но пришедший судебный пристав просит домочадцев и семейство «очистить дом господина Тартюфа». Оказывается Оргон, находясь под влиянием праведника, оформляет ему дарственную на свой дом! Явившийся позднее офицер намерен препроводить Оргона в тюрьму за вскрывшиеся преступления против короля. Об этом компетентным органам также сообщил Тартюф. С таким концом спектакль стал бы трагедией, но Мольер предоставляет королю право отменить дарственную Тартюфу на дом и простить Оргону пассивное участие в преступлении против себя. Конечно, в реальной жизни такой финал маловероятен, но он и превращает трагедию в комедию.

Спектакль и интересен, и красив одновременно. Это зрелище для всей семьи – от бабушек-дедушек до внуков. Ну а после – поразмышлять, поговорить.

Юрий ХОЗЯИНОВ /фото автора/