НА ЗЕМЛЕ ТЮМЕНСКОЙ

Три века тому назад из Германии в Россию приехал наукам обученный юноша Герхард Миллер. Он мечтал о профессорской карьере. Так и случилось. Немец сделал счастливые открытия в далекой Сибири, стал знатоком старинных русских грамот.

ЗНАНИЕ – СИЛА

Герхард Фридрих Миллер (Мюллер) появился на свет 29 октября 1705 года в Херфорде (герцогство Вестфалия). Путь в науку и высшее общество ему был предопределен по рождению. Мать, Анна Мария Боде, была дочерью профессора права и восточных языков и теологии. Дядя, тоже профессор, принадлежал к имперскому дворянству. Отец Герхарда – ректор гимназии в Херфорде. В этом учебном заведении юный Миллер получил школьное образование, далее – престижный Лейпцигский университет, в котором он успешно обучался историческим наукам.

В 20 лет Герхард сделал выбор – ехать в Россию, в новую столицу на брегах Невы. В 1725 году по замыслу Петра I открылась Императорская Академия наук и художеств. Потребовались кадры для подготовки русских специалистов. Иностранные академики охотно направились в Россию.

Герхард Миллер был определен адъюнктом в Академию, при которой организовалась гимназия. Он стал преподавать латинский язык, историю и географию. Кроме того, проявил себя хорошим помощником библиотекаря Академии Иоганна Шумахера. А сердцем его завладела дочь «хранителя книг». Свадьба наверняка состоялась бы, но...

1 августа 1730 года Миллер получил заслуженное звание профессора истории Академии наук и на следующий день выехал за границу. Он побывал в родной Германии, Голландии, Англии. Привлек для работы в России нескольких ученых. Вернулся в Санкт-Петербург спустя два года. Не суждено ему было породниться с влиятельным Шумахером. На несостоявшегося зятя тот затаил злобу. Впрочем, на карьеру ученого это обстоятельство не повлияло.

Кроме занятий науками, Миллер издавал газету «СанктПетербургские ведомости». По его предложению в 1732 году вышел первый исторический журнал «Собрание российских историй». Профессор Миллер обнадежил императрицу Елизавету, что приносить он будет высокую прибыль и пользу Академии, верно обучать юношество.

ВЕЛИКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ

В 1733 году началась «Вторая Камчатская экспедиция» знаменитого Витуса Беринга. Миллер возглавил ее академический отряд, отправился изучать землю за Уральским хребтом.

Флотилия с товарами прошла по Каме, прибыла в Соликамск. С огромным интересом Миллер с коллегами Гмелиным и Степаном Крашенниковым посмотрел дивный ботанический сад Григория Демидова. Дали полезные рекомендации хозяину.

В экспедиции Миллер пробыл десять лет. Он не добрался до Камчатки, зато всю Сибирь изъездил.

НА БЕРЕГАХ ТУРЫ

21 марта 1741 года уважаемый ученый выехал с ямщицкой упряжкой из Тобольска в Тюмень. Какие ему встречались на пути деревни, он их кратко и метко описал в своем дневнике. Упряжка без замены и поломки доставила путешественника в Тюмень 24 марта в 9 утра.

Тюмень Миллера впечатлила: «Город стоит по правую сторону реки Туры, берег которой высок и крут, однако по верху ровен и плоск, а вышина берега от воды реки Туры будет на десять сажен. Редко какое место красотой сему подобно. Напротив того левый берег низок и весьма лесист… Ни одна из сибирских местностей не обладает, кажется, такими природными преимуществами …И татары, и русские поступили правильно, когда здесь строили первые города».

В 1742 году Миллер несколько месяцев жил в Тюмени. В составе его академического отряда был художник Иоганн Вильгельм Люрсениус. Мастер запечатлел первый русский город на рисунке. В 1770 году Николай Яковлевич Саблин выполнит гравюру, и рисунок Люрсениуса станет широко известным. Он передавал достоверную физиономию сибирского города.

Тюменцы наверняка с любопытством посматривали на важного господина: Миллер одет был по петровской моде. Белый напудренный парик, кафтан короткий до колен, шелковые чулки и туфли на каблуках.

Не одни туфли износил Миллер за свою поездку по российской земле. Пересмотрел архивы более 20 городов. Подготовил громадную коллекцию копий документов по русской истории. «Он собрал, вернее, спас необозримое множество ценных исторических материалов, работая ночи напролет в холодных и плохо освещенных архивах сибирских канцелярий. Он чувствует себя счастливым, когда находит в Тобольске замечательную «Сибирскую летопись» Ремезова, которую, как «особенную драгоценность», посылает в Академию наук. Лично бескорыстный, он сознавал, что собранных им материалов «хватит на всю жизнь» многим ученым. Историк-археограф по призванию, Миллер применял новые научные методы исследования документов», – утверждает литературовед Александр Морозов в своей книге «Ломоносов», удостоенной Сталинской премии.

Доктор исторических наук Я.Г. Солодкин отмечает, что Миллер предложил ясную и отчетливую схему летописания в «дальнейшей государевой вотчине», которой сделался этот край в результате походов «ермаковых казаков», а затем воевод и голов, выполнявших предписания столичных властей…

Он вернулся в ставший ему родным Санкт-Петербург уже женатым. В Верхотурье сочетался браком с соотечественницей, вдовой немецкого врача.

В 1747 году Герхард Фридрих Миллер принял русское подданство. На русский манер его называли Фёдором Ивановичем. 20 ноября (1 декабря) того же года он был назначен историографом Российского государства.

ФЕДОР ИВАНОВИЧ СЕРДИТСЯ

На 6 сентября 1749 года в Академии наук было назначено торжественное заседание по случаю тезоименитства императрицы. «На берегу Невы решено было сделать театр и иллюминацию, картинами, фонарями или живым огнем украшенную. Торжественную речь поручили произнести первому русскому ученому-естествоиспытателю, академику Михаилу Ломоносову. Шумахер настаивал в Академии, чтобы вторую речь поручили Миллеру. Он хотел разжечь вражду между двумя академиками. Вышло еще круче. Накануне Федор Иванович представил свою диссертацию «Происхождение народа и имени российского». 31 августа из Москвы прискакал курьер от президента Академии Кирилла Разумовского с вестью отложить празднество. Поползли слухи, что отмена последовала из-за ученого сочинения Миллера.

Встревоженный Шумахер поручил профессорам «наискорее освидетельствовать книгу Миллера». И те нашли ее «предосудительной России».

Исследователь А. Морозов рисует любопытную картину происходящего: «Миллер продолжал и развивал норманскую теорию происхождения Руси. Он утверждал, что скандинавы и варяги – один и тот же народ, что само слово «росс» – скандинавское, принятое славянами от завоевателей.

Ломоносов со всей решительностью объявил, что рассуждения Миллера «темной ночи подобны». Он не мог остаться равнодушным к утверждениям, из которых следовало, что русские обязаны своей государственностью пришельцам-скандинавам, что только энергия и воля иноземных завоевателей вывели славян на широкую историческую дорогу.

29 дней ученые собирались на заседания и обсуждали сочинение Миллера. Возражения и особые мнения участников собрания подавались в письменном виде. Написанное на русском переводилось на латинский язык. Затем шел устный обмен мнениями. Профессора говорили на латыни, нервничали, страшно кричали. «Миллер заелся со всеми профессорами, многих ругал и бесчестил словесно и письменно, на иных замахивался в собрании палкою и бил ею по столу конференскому», – вспоминал М. Ломоносов. Михаил Васильевич был самым его непримиримым противником. Неуживчивый, самолюбивый и запальчивый Миллер проиграл научное сражение.

6 (17) октября 1750 года президент Академии граф К. Разумовский из-за ссоры с Ломоносовым разжаловал Миллера из профессоров в адъюнкты Академии, понизил жалованье с 1000 рублев до 860 в год. Вскоре, однако ж, Миллер был прощен».

«ОПИСАНИЕ СИБИРСКОГО ЦАРСТВА»

В 1750 году вышел первый том книги Миллера «Описание Сибирского царства и всех произшедших в нем дел от начала, а особливо от покорения его Российской державе по сии времена». Тогда давали длинные наименования: зато прочтешь, и всё ясно, что сочинил автор. Это был «первый правильный ученый труд по сибирской истории». Автора по праву назвали «отцом сибирской истории».

В 1765 году именным указом Екатерины II Миллер был назначен главным надзирателем Московского воспитательного дома с оставлением при Академии наук и художеств в звании историографа, а через год был определен начальником Московского архива Коллегии иностранных дел. Императрица поручила ему составить «Собрание русской дипломатики».

Переехав в Москву, Миллер издал ценные труды русских ученых. Когда его сразил тяжелый недуг, он не сдался болезни, продолжал трудиться до последних своих дней. Кончина наступила 11 (22) октября 1783 года.

ПОРТФЕЛИ МИЛЛЕРА

Он потрудился на славу. В Российском госархиве древних актов имеется фонд с названием «Портфели Г.Ф. Миллера». Это часть собрания ученого, которое у него купила императрица Екатерина II за 20000 рублей. «Портфели» представляют собой архив в архиве, сотни тысяч рукописных старинных листов на русском, немецком, латинском, древнееврейском, монгольском и других языках. Прочесть их – задача сложная. Записи Миллера изобилуют сокращениями и элементами стенографии.

Неизученное порождает тайны и легенды. Кто-то якобы видел в архиве надпись, скопированную с могильной плиты Андрея Рублева, другой счастливчик лицезрел список «Слова о полку Игореве». Но ученые расшифруют записи, и невыдуманные факты прошлого подарит нам «отец сибирской истории».

НА СНИМКЕ: портрет академика Миллера работы Э. Козлова.

Елена ДУБОВСКАЯ /фото и фотокопии автора/