ПОМНИМ 

Девяносто лет назад в единственном тогда роддоме Тюмени раздался крик новорожденного младенца, и, возможно, акушерка, принимавшая мальчика, традиционно пошутила:

– О, какой голос! Артист родился, певец!

Что удивительно, не ошиблась. Этим мальчиком, появившимся на свет 9 августа 1930 года, был Юра Гуляев, впоследствии знаменитый на весь мир исполнитель. Только до сцены, до признания, было еще очень далеко.

Жили Гуляевы в частном доме по улице Немцова, 12. У главы семейства Александра Матвеевича была двухрядная гармонь, на которой он часто играл. Выучил этому и Юру, своего первенца.

В годы войны юный гармонист и его сверстники давали в тюменских госпиталях концерты для раненых бойцов и персонала, поднимали им настроение.

В 1943 году у Юры появился настоящий баян, подарок дяди, Виктора Шарапова. Выступления самодеятельного артиста перед публикой стали регулярными. В год окончания средней школы № 25 Юрий Александрович уже – концертмейстер и руководитель любительского хора завода АТЭ.

Молодой человек мечтал об актерской, певческой карьере, но поступил в Свердловский медицинский институт. К нашему счастью, будущий певец понял свою ошибку и, узнав о дополнительном наборе в консерваторию, решился на вступительные испытания. Сибирский паренек был в валенках, лыжном костюме, с баяном через плечо. А его конкуренты – с нотами, элегантные и красивые, одним словом, – «артисты». А на открывшуюся вакансию приняли его одного!

Очень долго, вплоть до третьего курса его обучали как тенора, но голос Юрия не «звучал». Дело пошло на лад, когда Гуляев перешел на баритоновый репертуар.

После окончания консерватории он пел в Свердловском театре оперы и балета. В 1955 году получил предложение переехать на Украину, стал солистом Государственного русского театра оперы и балета в Сталино (ныне Донецк). С 1961 по 1975 год пел в Киевском театре оперы и балета им. Т. Шевченко. С 1975 года – солист Большого театра.

Талант певца был щедро отмечен наградами и званиями: золотая медаль Всемирного фестиваля молодёжи и студентов в номинации «сольное пение» (Вена, 1959), заслуженный артист Украинской ССР (1960), народный артист Украинской ССР в 1965 году и народный артист СССР в 1968-м!

Юрий Гуляев не раз приезжал в Свердловск и Тюмень с концертами. Об одном из таких выступлений до сих пор помнит домрист и дирижер Тюменского оркестра русских народных инструментов имени Леонида Беззубова, заслуженный работник культуры России Вячеслав Кан. Будучи студентом Уральской консерватории, он играл в оркестре русских народных инструментов Свердловской филармонии. Тогдашний ректор консерватории и руководитель оркестра народный артист СССР Евгений Блинов пригласил Гуляева для выступления со своим оркестром. Юрий Александрович попросил одну репетицию при условии, что в зрительном зале не будет посторонних.

О предстоящем выступлении узнали студенты вокального отделения. Проникнув на балкон, они спрятались под сиденья и просидели там всю репетицию, которая длилась часа четыре.

По словам Кана, концерт Гуляева начинался ариозо (каватиной) Алеко из одноименной оперы Сергея Рахманинова. Юрий исполнял на высоком эмоциональном подъеме и настолько вошел в образ обманутого мужа, что после слов «Моя Земфира не верна» и музыкального проигрыша разрыдался.

Вячеслав Владимирович вспоминает:

– Мы хорошо видели: он плакал по-настоящему! Потом были еще два концерта, на которых Гуляев исполнял эту каватину, но уже без слез. Публика очень тепло его принимала, долго аплодировала, кричала «браво». Артист, закончив номер, поворачивался лицом к оркестрантам, благодарил и громко кричал «Браво! Бис!».

Его коллега по амплуа, баритон, солист Тюменской филармонии, заслуженный артист России Александр Цинько рассказывает:

– В семидесятые годы ХХ века в радио- и телевизионных концертах часто звучали песни Александры Пахмутовой. Многие из них пел Юрий Гуляев. Особенно мне нравилась в его исполнении песня «Знаете, каким он парнем был!». Я, студент Барнаульского музыкального училища, с профессиональным интересом вслушивался в его пение. А когда поступил в Новосибирскую консерваторию, стал горячим поклонником творчества Гуляева. Вы знаете, есть даже такой термин – «гуляевский голос». Это благородный, мягкий тембр, «интеллект» в голосе.

Музыковед, преподаватель Тюменского колледжа искусств Ольга Глазунова добавляет:

– У Юрия Гуляева широкий диапазон голоса. Особенно хороши у него верхние ноты, что редкость для баритона. Думаю, что это связано с тем, что Гуляев много работал над теноровым репертуаром.

Вспоминает Виктор Емельянов, педагог, певец, автор методики обучения вокалу, в недавнем прошлом преподаватель Тюменского института культуры:

– Середина 60-х годов XX века. Мы, любители вокального искусства, завсегдатаи Большого и Малого залов Ленинградской филармонии, Мариинского театра, узнаем, что приезжает какой-то феноменальный баритон из Киева. Конечно же, на концерт попали и восприняли Гуляева как украинца. Ничего удивительного, у них красивые голоса. Ну а его тембр просто неповторим! Один старейший педагог Ленинграда сказал тогда нам, студентам, будущим басам и баритонам: «Вот так надо петь. Тогда и вам будут в 30 лет давать высокие звания!»

В день рождения талантливого земляка пройтись бы по «гуляевским» адресам Тюмени. А что сохранилось? Нет уже домика по улице Немцова 12, нет завода АТЭ, где юный Гуляев руководил народным хором. Остались 25-я школа и филармония, большой концертный зал которой носит его имя. Тюменцы помнят своего земляка, великого певца Юрия Гуляева: на зданиях школы и филармонии установлены мемориальные доски.

Будет очень хорошо, если в день юбилея артиста 9 августа к этим знакам любви и уважения простые тюменцы и гости города принесут букеты цветов, особенно – полевых.

НА СНИМКЕ: Юрий Гуляев.

Юрий ХОЗЯИНОВ