КОМАНДИРОВКА 

В Тазовском районе проходила важная государственная кампания – закуп (с одновременным забоем) оленей у частного сектора. Эту тему и подкинул мне редактор районной газеты «Советское Заполярье» Леонид Павлович Андреев. 

– Собирайся, завтра полетишь в Антипаюту, – сообщил мне шеф, подписывая командировочное удостоверение. – Осветишь, так сказать, парадную и непарадную стороны. 

Тема, в общем-то, не моя. Но с Андреевым не поспоришь. Всякий раз, когда кто-либо заикался о специализации, он реагировал одинаково: не надо умничать, раз пришли в «районку», должны забыть про «моё – не моё». Впрочем, были и интерпретации. 

На следующий день ранним (и единственным) рейсом я отправилась в заданную точку. Прибыв через полтора часа на место, с ходу (повезло!) пообщалась с начальством тамошнего рыбкоопа на предмет предполагаемой публикации. 

– Кампания идёт неплохо,– заверил меня «кооперативный» чиновник.– Уже закуплено и поставлено к народному столу … тонн мяса (озвученную цифру, хоть убейте меня, не припомню), – и, оглянувшись на дверь кабинета, продолжил, – но если начистоту, то, как говорится, «гладко было на бумаге, да забыли про овраги». Вот не хотят ненцы рассекречивать информацию о своем поголовье. Скрывают, понимаете ли, своих рогатых. А тундра большая, поди посчитай, сколько парнокопытных там бегает, – и, хлопнув обеими ладонями по столу, повысил голос: – Надо нам вместе с уполномоченными райкома партии усилить, так сказать, воспитательную работу. И вам как участнику газетного фронта занять такую же позицию и в своей передовой статье призвать коренное население к ответственному выполнению задачи, поставленной КПСС. Он произнёс ещё несколько ударных фраз и, положив передо мной список «передовиков закупочной кампании», взялся за полушубок. Мне предстояла встреча с «героями», «уклонистами» и «отказниками». 

…Иду по улице, с собачками местными заигрываю, а навстречу первый секретарь Тазовского райкома комсомола Станислав Ламбин. На сей раз он здесь в роли уполномоченного. С миссией, доверенной райкомом КПСС. 

– О, привет! Слушай, – говорит, – ты вечером что делаешь? Нас с В.С. (майор КГБ, тоже, между прочим, уполномоченный) местная достопримечательность Александр Максимович Вэлло в гости пригласил. Приходи и ты. Он начальство любит. 

– Тоже мне, начальство… – пожала я плечами,– всего лишь завотделом писем. 

– Ну, не скромничай. Газета – пропагандист, агитатор и, что там Ленин еще говорил, коллективный организатор! Вот и организуешь нас, – хохотнул Стас. 

Оленевод Вэлло – ненец был действительно не простой, а заслуженный. Орденоносец, к тому же бывший (где-то в пятидесятых годах избирался) депутат Верховного Совета СССР. 

Гостей Александр Максимович встретил при параде: в костюме, сшитом по случаю «его вхождения в главный орган страны» за государственный счет (он это любил повторять, полагая, что сей нюанс добавляет ему статуса). Пригласил за стол, на коем дожидались нас жирные куски мороженой осетрины и несколько горок отварного оленьего мяса. Выпили по рюмочке. Потом мужики пригубили по второй, третьей... Поговорили о том о сём. Послушали (как выяснилось, в который уж раз) московские воспоминания хозяина. 

– А что, Александр Максимыч, понравилась тебе наша журналистка? – поймав красноречивые взгляды дедушки в мою сторону, вдруг обратился к Вэлло комсомольский предводитель. 

– Дак это…– смутился хозяин застолья и, покосившись на колдовавшую у печки жену Нину, женщину, надо сказать, в расцвете, выпалил: –Да! 

– Ну, так женись – неожиданно для всех как-то очень уж обыденно предложил Станислав.– Только, сам понимаешь, не задарма. Сколько голов оленей отвалишь за молодую? 

И началось… 

– Шесть! 

– За такую-то деваху?! 

– Двенадцать! 

– За журналистку?! 

– Тридцать! 

– Она, между прочим, завотделом. И этот, как его, комсорг. 

Торг шел ещё около часа. Под сорокаградусную, закуску и смешки. 

– 600 голов, – сломался под конец Вэлло. – Больше не могу, мужики. Не оставлять же себя и свою семью без штанов... 

Через пару дней в самолете, следовавшем в Тазовский, Стас, кивнув на блокнот, в котором я делала какие-то почеркушки, съехидничал: – Подсчитываешь потенциальный калым? По моим прикидкам, тысяч 180. Вот чего бы не стать за такие-то деньжищи четвёртой пучей (женой – нен.) Александра Максимовича?! И, тронув за рукав дремавшего майора КГБ, усмехнулся: – Слышь, а здорово мы Максимыча на информацию раскрутили. Да, богатое у него, видать, поголовье… 

На дворе стоял ноябрь. Год 1970-й. 

P.S. Материал о важной государственной кампании я, естественно, подготовила, обойдя, по понятным причинам, вниманием моих нынешних героев. 

Лора ЕГОРКИНА 

Евгений КРАН /рис./