ПРОГУЛКИ ПО ТЮМЕНИ 

Эта старинная дорога, покрытая брусчаткой и ведущая к берегу Туры, тихая, загадочная в нашем шумном городе. Надо пройти по улице 25-го Октября (бывшей Ильинской) мимо женского монастыря – и вот он, пологий спуск к реке. 

У ПРИСТАНИ 

Еще до середины XX столетия это было многолюдное место, товары и продукты питания ввозили в Тюмень по Масловскому взвозу. Бытует версия, что жил купец Маслов, торговал он железом, возможно, финансировал и строительство этой «дороги жизни». Она, кстати, первой в Тюмени, раньше других улиц, была вымощена булыжником. После дождичка да на каблуках здорово по камням шагать… Сколько тут знаменитостей «наследило»? Вполне возможно, неспешным шагом хаживал здесь великий ученый Дмитрий Менделеев и направлялся в город будущий известный изобретатель радио Александр Попов. (В 1887 году Попов в составе научной экспедиции ехал через Тюмень наблюдать в Красноярске солнечное затмение. Впервые продемонстрировать свою радиоустановку ему еще предстояло 5 мая 1895-го). Будущий писатель Михаил Пришвин, наверное, пробежки по Масловскому взвозу совершал. Он был так молод, когда жил у своего дядюшки – пароходчика Ивана Игнатова. 

На берегу стояли большущие склады – пакгаузы. С годами они разрушились, превратившись в остовы-скелеты, но всё равно старинная промышленная архитектура впечатляла, хранила былую красоту. Сейчас старые склады восстанавливают. А вот старинная железная дорога уже давно молчит: не ходят по ней поезда. Это было уникальное место в Тюмени. В конце XIX века в нескольких метрах друг от друга стояли железнодорожный и речной вокзалы. Не всякий город России имел столь удобную транспортную магистраль: путник от Екатеринбурга добирался до нашего уездного городка, делал несколько шагов по набережной, пересаживался на пароход и направлялся по судоходной Туре к месту назначения. 

Сегодня домик железнодорожной станции Тура (ул. Пристанская, 13) огорожен высоким забором, памятник истории ждет своего возвращения к туристам. Мемориальная табличка на его стене повествует, что летом 1890 года проездом на родину, в Тобольск, здесь побывал Д.И. Менделеев. 

Жаль, не сохранился старый красивый дебаркадер – речной вокзал, к которому подходили пароходы. Жив красивый особняк (ул. Пристанская, 14), здесь располагалась гостиница Ковальского. В этом отеле и останавливался А. Попов. 

ЛЕГЕНДА О ПОДЗЕМНОМ ХОДЕ 

У Масловского взвоза можно любоваться окрестностями и делать для себя открытия. К примеру, возле крутого поворота дороги, на самой вершине берега, стоит деревянный двухэтажный дом с мезонином. Это начало улицы Пристанской. Здание с запоминающимся архитектурным обликом радует своей долговечностью. 

До революции жил в нем начальник станции Тура Михаил Степанович Керженцев со своей большой семьей. Благодаря его стараниям станция Тура и ее окрестности всегда были ухоженными, чистыми. Дом Керженцева хранит легенду – якобы вел к реке подземный ход. 

Лет десять назад, когда старинный особняк был заселен жильцами, его обитательница, старожил Тюмени Людмила Павловна Мальцева, рассказала мне подробности необыкновенного происшествия: 

– Шел 1953 год… Роза Федоровна Обухова, она по соседству со мной в этом доме жила, утром собралась на работу. С крыльца ступила да и провалилась под землю… Роза-то работала на заводе АТЭ. Тогда, в 53-м, еще Сталин был жив. При нем на работу ни на минуточку опаздывать нельзя было, такие санкции, Боже, упаси… 

Ну, вытащили ее, испуганную. Цела-невредима, на работу убежала. А Гену Трубицына любопытство раздирало. Он обвязал себя веревкой, взял фонарь и спустился в подземелье. Рассказывал потом, что подземный ход проложен от дома и идет сначала прямо, а потом делится на две развилки. На одной железной двери висит здоровый амбарный замок. Идти было опасно, и он не смог толком обследовать подземелье. Разговоров-то было! 

А что с этим подземным ходом делать-то? Жильцам проникнуть в дом небезопасно, свалишься. Домоуправление приняло меры. Засыпали ход, утрамбовали… 

Еще я слышала от старых людей, что до революции внизу дома служанки жили. Во дворе хозяйственные постройки были. Потом вместо купеческих новые сараи построили, но теперь они страшные, старые. Во дворе была выгребная яма, ее ни разу за много лет не чистили, нечистоты куда-то – бах – под землю уходили. Дом неблагоустроенный, раньше дровами топили, потом паровое отопление сделали. 

Я на железнодорожной станции 32 года проработала. Вела приемку грузов. На Север в контейнерах много чего отправляли. 

Когда-то от дома к Московскому взвозу и дальше к пристани шла удобная, с промежуточными площадками для отдыха, ажурная деревянная лестница, и был дощатый тротуар… Вот и весь мой сказ… – заключила Людмила Павловна. 

Теперь заколочены окна таинственного дома, он покинут обитателями, но все равно сохраняет свою благовидность. 

ЭЛЕВАТОР И МОРСКАЯ РЫБА 

Мои родители, коренные тюменцы, продолжили удивительную историю. 

– Масловский взвоз называли ещё по-иному – Элеваторный, потому что внизу, у тупика железной дороги, находился элеватор, – вспоминает отец. – Здание было построено купцами в 1916 году, по тем временам – небоскреб высотой под 20 метров. В нем торговцы хранили зерно, которое потом перевозили по заказчикам. 

Во время войны женщины вручную грузили товары, привезенные на баржах, тащили эти тяжести, укладывали в телеги. Одеты в телогрейки, грубые валенки – не до красоты было. И кто им поможет? Мальчишки иногда подсобляли. Мужчины на фронт ушли… 

В 50-х годах тоже всё грузили вручную. Однажды бочка упала за борт, ее не стали вытаскивать, она уплыла. Василий Абрамович, дедок такой добрый был, сидел на берегу, рыбу ловил. Смотрит: бочка, как в сказке, плывет. Вместе с мужиками вытащили ее, открыли. Какой-то сладкий густой сироп в бочке той. 

Год старик Абрамович его пил, да ещё всем соседям с улицы хватило. 

– А я помню, баржа с сахаром затонула, – продолжает мама. – Народ как оголтелый бросился бежать. Ныряли – достали сахар. «Ну, мокрый, зато сладкий», – хвалились добытчики дармовщинки. Потом приехала милиция, стала гонять пловцов. 

– Зимой по Масловскому взвозу мы любили кататься. Шли после уроков из школы, а горка крутая, было здорово! Поодаль от Масловского взвоза, на Госпаровской, рыбзавод стоял, рыбу коптили да солили, – опять слово за отцом. – В 50-х годах впервые в Тюмень завезли морскую селедку. В рабочих столовых бесплатно этой селедкой кормили, а народ привык есть нельму, муксуна, сырка, и морская рыба казалась невкусной. 

Да и после войны подкармливали граждан, возле рыбзавода была организована раздача бесплатной похлебки. Огромные выстраивались очереди. Люди терпеливо стояли с кастрюлями, ведерками, ждали, когда им нальют рыбного отвара. 

Долгое время опустевший район пристани был излюбленным местом городских рыбаков. Мальчишки и солидные дяди сидели с удочками, закидушками. 

Теперь здесь построили современную красивую набережную, а рыбаки выходят на промысел на противоположный берег. Спускаются к реке, преодолев высокую дамбу. 

Вода обладает какой-то магической силой, успокаивает, выравнивает настроение. По Масловскому взвозу идут тюменцы и гости города, чтобы отдохнуть у реки, взглянуть на памятники старины – словом, совершить приятный моцион. 

НА СНИМКАХ: так выглядит теперь старинная дорога; дом Керженцева. 

Елена ДУБОВСКАЯ /фото автора/